Новости

21.12.2012 00:41
Рубрика: Экономика

Регулировать - не значит повышать

Приближается профессиональный праздник работников ТЭК. О том, с каким настроением и мыслями профессиональное энергетическое сообщество будет встречать День энергетика, "Российской газете" рассказал председатель Комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев.

Иван Дмитриевич, с каким настроением подходит к своему профессиональному празднику энергетическое сообщество России, подводя итоги года?

Думаю, ветераны встречают праздник с грустью. И не просто потому, что им непросто живется. Просто сравнивая энергетическую систему их времен с нынешней, они понимают, что сравнение, конечно, не в пользу современной. И в то же время каких-то панических настроений среди тех, кто работает - нет. Потому что реализованные проекты и по малой, и по крупной энергетике, и по сетевому хозяйству.

Энергетический рынок в нашей стране слишком запутан: генераторы, сетевики, регуляторы, СРО и т. д. А рядовой гражданин получает скачки цен на электричество, бензин, газ, критичную ситуацию с теплоснабжением, особенно в регионах. Как вы видите процесс энерговоспитания и просвещения среднестатистического россиянина и по каким принципам должна строить свою информационную политику власть по части разъяснения причин тех или иных энергокатаклизмов, напрямую затрагивающих интересы граждан?

Считаю, что гражданин в правильно устроенной системе должен реагировать от кошелька. Все рассказы про маржинальные ценообразования на самом деле обычных людей касаться не должны. Гражданин должен взять, посмотреть, что цены с начала реформ выросли в 12 раз в долларах. Факт. При этом в Америке они вообще не росли. Дальше гражданин посмотрит планы нашей власти и увидит, что там планируется дальнейший существенный рост цен на электричество. Хотя эти цены уже выше, чем в США. И он должен сказать: "Я с этим не согласен". На мой взгляд, именно это и требуется от гражданина.

Скажем, с какой стати у нас, при том, что цена первичных энергоносителей ниже, чем в тех же США, конечные цены в среднем выше? А будут еще больше. А в Америке еще 20 лет будут на том же уровне - по директиве президента. Вот это уже вопрос скорее к профессионалам. Почему в других странах удается, несмотря на огромное колебание цен на первичные энергоносители, фиксировать фактические цены на электричество, а у нас не удается? Профессионалы, на мой взгляд, тоже в значительной степени затуманены этой псевдорыночной беллетристикой, избыточным либерализмом.

Утверждения, что чем больше либерализация рынка, чем меньше в нем государственного участия, тем лучше, на самом деле практикой повсеместно опровергаются и не соответствуют современным представлениям о рынке. Но они продолжают вбиваться в сознание людей, в сознание профессионалов. Что внушают гражданам? Нужны инвестиции, чтобы модернизировать отрасль, сети. А с кого же мы их возьмем, кроме как с населения? Значит, надо увеличивать тарифы. То же самое происходит в ЖКХ.

Когда задумывались реформы, я изначально говорил, что с такими доходами населения это сделать невозможно. И нужно снять с граждан эту нагрузку. Ведь если подсчитать, сколько нужно денег, чтобы модернизировать генерацию, сети, да еще что-то новое в этой части построить, то быстро приходишь к цифрам, которые абсолютно неподъемны для людей. Даже удвоение квартплаты и тарифов ЖКХ не позволяет решить эти проблемы.

По нашему мнению, правильное решение проблемы - это сочетание текущих платежей граждан, которые должны при минимуме посредников проходить до цели. Например, до сожженного газа или просто до генерации тепла. И нормальных, хорошо организованных капитальных вложений государства в сети, в генерацию и т. д. Тогда действительно проблема может быть решена при фиксированных тарифах. Ну может быть, с поправкой на инфляцию.

Так называемые легко добываемые ресурсы истощаются, необходимо обратить внимание на глубоко залегающие углеводороды. Очевидно, что их рентабельная добыча не может обойтись без введения льготных налоговых режимов. Равно, как и создание благоприятного инвестклимата для привлечения иностранного капитала и необходимого современного оборудования. Шаги в этом направлении уже активно делаются. Вы смогли бы дать оценку этим реформам? Какие явные недочеты вы бы отметили?

Прежде всего мне кажется, что налоги в России чрезмерные по всем видам бизнеса, в том числе и по энергетике. То есть на самом деле честные подсчеты наших налогов показывают, что они в совокупности, включая таможенные и социальные платежи, вся реальная налоговая нагрузка, примерно вдвое больше, чем в Соединенных Штатах. Со мной не согласятся коллеги из минфина. Но когда на самом деле считаешь по деньгам, поступающим полностью в консолидированный бюджет страны, включая пенсионное, медицинское и все остальное, то это примерно вдвое выше, чем в США.

Позиция нашего комитета: это нецелесообразно. Ведь кроме дополнительных нагрузок на потребителей, (инвестпрограммы все равно выполнять надо), в сложившейся ситуации это ничего не даст. Безусловно, нужно понимать, что и шельфы, и восточные районы, тяжелые месторождения, осваивать рентабельно или с равной рентабельностью, не имея налоговых преференций, невозможно за редким исключением. То есть серьезные налоговые и таможенные преференции нужны. Соответственно тогда дальше встает вопрос, как их давать. Правильно было бы через инновационные законодательства, для того, чтобы инвесторы приносили новые технологии.

Но если его нет, а базовые инновационные законы сегодня не принимаются, то тогда идти через алгоритмическую систему, которую предлагает правительство. То есть по территориальному признаку либо по признаку физических показателей давать дифференцированно определенный набор таможенных и налоговых льгот. Мы ее считаем правильной и поддерживаем.

Как вы видите взаимодействие отечественных компаний с зарубежными инвесторами и обладателями хай-тек технологий? Все ли делается законодательной сферой для того, чтобы их интеграция с нашими рынками проходила безболезненно и взаимно продуктивно? Способен ли ТЭК стать драйвером модернизации российской экономики в целом?

В части прихода: есть грубая оценка, сколько нам потребуется денег на освоение северных, включая шельфовые месторождения. В районе 1 трлн долларов. Если так и случится, тогда это гарантирует сырьевой характер развития страны. Поэтому, конечно, мы больше всего заинтересованы, чтобы входили чужие деньги в союзе с нашими средствами. Еще больше мы заинтересованы, чтобы они входили с технологиями.

Соответственно, для этого нам следует в кратчайшие сроки удовлетворить минимальные претензии к нам зарубежных компаний, которые обладают такими технологиями и средствами. Они говорят: таможенное законодательство надо менять, чтобы специалисты могли приезжать-уезжать, чтобы это не создавало, скажем, каких-то визовых проблем. Есть масса вещей, которые мешают жить и работать в рамках нашего законодательства, но которые легко устранимы.

Это вопросы скорее координации, потому что решение сразу коснется 5-7 комитетов Госдумы, многих ведомств. Мы предлагаем сформировать одну координирующую рабочую группу, скажем, при Комитете по энергетике.

Некоторые эксперты сетуют на то, что до сих пор плохо налажен регулятивный механизм в отрасли, особенно по части координации, разделения зоны ответственности ведомств: минэнерго, минэкономразвития, минпромторга, минрегиона. Соответственно, это неизбежно приводит к тому, что многие периферийные вопросы до сих пор остаются нерешенными. В той же сфере ЖКХ. По-вашему, возможно ли найти решение этой проблемы при помощи каких-то новых законодательных инициатив?

Правительство само разобраться должно. Отчасти и мы должны приложить усилия и пересмотреть некоторые законы. Конкретный пример, который касается нашего комитета. Мы говорим, что современная энергоэффективная выработка тепла и электричества комбинирована. В результате имеем в 1,5-2 раза больше сжигание того же газа на результат по сравнению с нормальными европейскими странами, которые в основном комбинированно вырабатывают тепло и электричество. А дальше это надо реализовывать. Тогда тепловая стратегия и стратегия электрическая должны быть скоординированы. Как можно заниматься комбинированной выработкой, если у вас теплом занимается одно ведомство, а электричеством - другое? Соответственно это означает, что надо в одном центре сосредоточить стратегию по теплу, и сюда же пойдут и балансы. А то строят электростанцию, а потом оказывается, что железная дорога не может уголь туда подвести. Соответственно, объект эффективно работать не может.

Какие насущные задачи вашего комитета вы бы поставили в разряд первостепенных? Возможно, это доработка федерального закона по энергоэффективности, или более остро для России стоит вопрос защиты интересов своих компаний на внутреннем рынке перед иностранными игроками?

Думаю, закон об энергоэффективности более значимый сегодня. Потому что мы на 40-50% тратим больше, чем нужно исходного энергоносителя. Просто потому что трубы текут, старье используется на генерации и т. д. Закон об энергоэффективности, который сегодня есть, ничего не решает. Он бытовой: про лампочки, про счетчики. Это вызывает вал предложений и поправок к нему. Есть вещи, связанные с реформой электроэнергетики, которые на самом деле к настоящему рынку, к настоящим справедливым ценам никакого отношения не имеют. Накручивают тарифы от неверного понимания рыночных механизмов, настоящей конкуренции. Например, если у вас один генератор и один покупатель, то от числа посредников никакая конкуренция не создастся. Можно 300 посредников иметь, но при этом монополист останется монополистом и никакие настоящие рыночные механизмы не заработают.

Досье

Грачев Иван Дмитриевич

Родился 19 февраля 1952 года в Якутске.

В 1973 году окончил физический факультет Казанского университета по специальности "физик". После окончания университета работал в Казанском научно-исследовательском институте химико-фотографической промышленности, где занимался разработкой многопараметрических измерительных систем. Одновременно учился в аспирантуре.

Автор более 10 изобретений, удостоен звания "Изобретатель СССР", имеет более 50 опубликованных научных работ, кандидат физико-математических наук.

С 1990 по 1993 год - депутат Верховного Совета Республики Татарстан, лидер депутатской группы "Народовластие" и группы депутатов-хозяйственников "Согласие". Рабочая группа, возглавляемая И.Д. Грачевым, разработала программу рыночных преобразований в Республике Татарстан, многие положения которой реализуются и сегодня.

В Государственную Думу РФ избирался в 1993, 1995, 1999, 2007 и 2011 годах. В думе шестого созыва избран председателем комитета по энергетике.

В 2010 году защитил докторскую диссертацию по эконофизике, является доктором экономических наук.

Женат, имеет сына и двух дочерей.

кстати

Современный электроэнергетический комплекс России включает около 600 электростанций единичной мощностью свыше 5 МВт. Общая установленная мощность электростанций России составляет 218 145,8 МВт. Установленная мощность парка действующих электростанций по типам генерации имеет следующую структуру: тепловые электростанции 68,4%, гидравлические - 20,3%, атомные - около 11,1%.

в тему

В России разведано 56 месторождений термальных вод с потенциалом, превышающим 300 тыс. м/сутки. На 20 месторождениях ведется промышленная эксплуатация. При этом суммарный электроэнергетический потенциал пароводных терм, который оценивается в 1 ГВт рабочей электрической мощности, реализован только в размере чуть более 80 МВт установленной мощности. Все действующие российские геотермальные электростанции расположены на территории Камчатки и Курил.

справка

Выработка электроэнергии российскими ГЭС обеспечивает ежегодную экономию 50 млн тонн условного топлива, потенциал экономии составляет 250 млн тонн; позволяет снижать выбросы СО2 в атмосферу до 60 млн тонн в год, что обеспечивает России практически неограниченный потенциал прироста мощностей энергетики в условиях жестких требований по ограничению выбросов парниковых газов.

Экономика Отрасли Энергетика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники