Новости

25.12.2012 00:32
Рубрика: В мире

Европа: похищение рождественской елки

Хотя люди иммигрируют в Данию, они сохраняют ментальность родины
"Не боитесь ехать в Коккедал? Там на днях люди в черных масках машину журналистов камнями закидали", - спросил меня портье копенгагенской гостиницы.

Я читала в газетах об этой истории и знала, что датская полиция сейчас расследует факт нападения на журналистов. Да, мне было как-то не по себе. Не представляла, где именно находится этот Коккедал. И не была уверена, что местные хулиганы на мой визит отреагируют лучше, чем на приезд датских корреспондентов. Те, так же как и я, пытались разобраться в обострившихся отношениях между христианской и мусульманской общинами страны. Причина конфликта - рождественская елка.

Скандал начался в конце ноября, когда члены администрации Коккедала, большинство из которых приверженцы ислама, приняли решение не покупать в этом году елку, которую традиционно на каждое Рождество ставили в центре района. Датчане сразу не на шутку возмутились, администрация Коккедала посмела покуситься на старую традицию, и тут же организовались. Собрали подписи о необходимости сформирования новой администрации и провели переголосование по вопросу установки елки.

В итоге в начале декабря елка стояла на своем привычном месте. Однако скандал не утихал, и напряжение между датчанами и иммигрантами продолжало расти.

Путь от Копенгагена до Коккедала на поезде занял чуть более 30 минут. В вагоне со мной ехали молчаливые люди самого разного цвета кожи. На станции они быстро выскочили из вагона и исчезли кто куда. Я осталась на перроне одна. Елки было не видать. Коккедал оказался большим благоустроенным районом с небольшими домами, утопающими в деревьях.

Спросила у проходившей датчанки, где здесь рождественская елка. "Если вас интересует та, с которой были проблемы, то идите через лес, выйдите к домам и во дворе увидите елку".

И вскоре на крыше беседки в центре двора я заметила ель высотой не более двух метров. Первая мысль была: "И из-за этой малышки весь сыр-бор"…

Ирония быстро пропала, когда я увидела, что из подъездов домов, окружающих беседку, начали появляться люди - выходцы из арабских стран. Заметили, что кто-то чужой фотографирует елку в их дворе. Собрались в группу, стали что-то живо обсуждать. И я поняла, что мне лучше с ними заговорить еще до того, как в меня полетят камни.

"Добрый вечер! Я журналист из России. Хочу понять, почему вы тут все разругались из-за этой елки", - сказала я. Иммигранты недоверчиво на меня посмотрели. И стали перешептываться.

"Никто не ругался. Елка здесь стояла на каждое Рождество и стоять будет", - сказал вдруг мужчина, по внешности очень похожий на египтянина.

"Но ведь мусульмане в администрации вашего района в целях экономии не захотели покупать елку в этом году. Даже несмотря на то, что она стоит всего 700 евро. Это ведь в 10 раз меньше, чем организация Курбан-байрама, который тут не так давно отмечался", - пришлось возразить мне.

Египтянин на мою реплику не отреагировал. Он лишь обратил мое внимание на то, что в их дворе живет много христиан. У них на балконах стоят украшенные елки. И в центре двора тоже много рождественских символов.

"Мы, мусульмане, не празднуем Рождество. Но все эти елки нам не мешают. Пусть стоят. Они даже красивые", - громким басом сказал высокий негр.

"Но если у вас тут нет ссор из-за елки, почему тогда произошло нападение на журналистов?" - спросила я, намекая на недавнюю историю, когда 25 человек в черных масках с криками "Неофашисты!" бросали камни в журналистов. Негр на мой вопрос отреагировал нервно, двинулся в мою сторону со словами: "Ты что, полиция? Это вообще не твое дело! И прекрати тут фотографировать!"

Поспешила убрать фотоаппарат. Коккедал явно не тот город, где имело смысл заявлять о журналистских правах на фотосъемку в публичном месте. К тому же было ясно, что разговор окончен. Хотелось сорваться с места и бежать прочь. Я ретировалась. Следом за мной пошел египтянин.

"Тут во всех дворах есть елки, даже несмотря на то, что здесь живет больше мусульман, чем христиан", - сказал он. Это была правда: в Коккедале проживает 60 процентов иммигрантов и только 40 процентов коренных датчан. Это район - своеобразное гетто для бедняков.

"Мы отсюда и не выезжаем никуда. Здесь все дешево: и жилье, и вода, и шаурма. Сходи в кафе у станции, сама увидишь", - сказал мне напоследок египтянин.

Но я пошла не на вокзал, а к дому, где живет бывший член администрации Коккедала 62-летняя Карин Леегард Хансен. Многие считают, что именно она заострила конфликт из-за елки. На собрании Карин проявила принципиальность, высказавшись против решения правления. Потом привлекла внимание СМИ к скандалу и в конце концов успешно собрала подписи о необходимости смены администрации района. То, что елка сейчас стоит в Коккедале, целиком заслуга Карин. Никто из других датчан не рискнул столь решительно отстаивать свои права на полноценный праздник.

Принципиальность обошлась Карин дорого. Хулиганы разбили окно в ее доме. Она получала угрозы и письма с требованием немедленно уехать из Коккедала. После посещения психоаналитика Карин приняла решение уехать из района, где прожила с мужем 29 лет. Сейчас ее дом выставлен на продажу. Разбитое окно вставлено. Но Карин здесь больше не живет. Очевидно, женщина не дождалась продажи жилища и уехала, опасаясь оставаться в районе, который контролируется не полицией и властями, а хулиганьем.

Карин на телефонные звонки не отвечала. Постояв у ее двери, я решила заглянуть в местное кафе. Внутри заведения я обнаружила того самого негра. Разговорились. "Ты обрати внимание, как датчане бросились отстаивать свои права на елку. Журналистов, политиков позвали на помощь. Демонстрации провели, администрацию поменяли. Это у них демократия. А когда мусульмане требуют не рисовать карикатур на Мухаммеда, это исламизм".

Я было подумала, что в окно Карин бросил камень именно этот человек, пока он не сказал: "Лично я не был против елки. Так решило правление. Голосование было демократичным".

В целом мой собеседник был прав. Прежняя администрация действовала в рамках закона, и все выглядит на первый взгляд вполне справедливо, если бы не один важный аспект. Датской культуре свойственно учитывать мнение меньшинства: в этой стране разрешены браки между секс-меньшинствами. Христиане оплачивают проведение праздников для мусульман. Условия в садах и школах таковы, что там не нарушаются права мусульманских детей. Поэтому можно представить, насколько были шокированы датчане, когда мусульманское большинство в Коккедале не захотело купить елку на Рождество, прекрасно осознавая, насколько она важна для датчан.

У меня был еще один вопрос к выходцам с арабского Востока и я решилась: "Вы говорите, что Рождество не празднуете. Но почему тогда иммигранты шлют прошения в местную церковь и просят дать им пособие на этот праздник? Как пишут в газетах, 90 процентов таких прошений приходит как раз от приезжих".

Но мой собеседник ничего об этом не знал. Все на самом деле предельно просто: администрация Коккедала хотела сэкономить на елке, не понимая, что теряет намного больше - доверие и терпение датчан.

До сих пор датское правительство заявляло, что не будет ограничивать миграцию. Националистическая Датская народная партия находится в оппозиции. Даже организация неофашистов публично не высказывала критики в адрес иммигрантов. И, как признались корреспонденту "РГ" датские политологи, конфликт вокруг елки не сможет всколыхнуть националистические настроения у датчан.

В потасовку с иммигрантами на окраинах Копенгагена вступают только некоторые датские байкеры. Но эти стычки так и останутся развлечением и не перерастут в истинный национализм.

Я вышла из кафе и отправилась на станцию, чтобы вернуться обратно в Копенгаген. Чувства были смешанными. Елка, вроде, на месте, где стояла десятилетиями на Рождество. А вот праздничного настроения нет. Ощущение, что теперь вокруг елки некое напряжение, даже страх. Похоже, именно такие же чувства испытывают и новые члены администрации Коккедала. До сих пор они не встретились ни с одним журналистом, не дали ни одного интервью, а вопросов много: что же происходит в Европе, когда даже из-за елки начинаются нешуточные баталии? Почему провалилась концепция мультикультурализма?

Описанная история настолько типична, что могла случиться в любом заселенном мигрантами с Ближнего Востока западноевропейском городе. Например в Брюсселе, где многие протестуют против решения мэрии заменить, чтобы не злить мигрантов, елку на арт-инсталляцию, похожую на рождественское дерево.

Для коренных жителей пришельцы - чужаки, а для мигрантов приютившие их страны не стали своими. Ни исторической, ни какой иной близости между двумя лагерями нет.

На станции я разговорилась с датскими полицейскими. Один из них сказал: "Рождество и Новый год в Коккедале пройдут как обычно. Но я думаю, что конфликт из-за елки не последний. Будут еще споры и по другим темам".

В поезде, следующем до Копенгагена, соседом оказался датчанин средних лет. И по теме елки ему было что рассказать: "Мы, датчане, допустили де-факто создание бедняцких, населенных иммигрантами, гетто. Коккедал - это наш Гарлем. И иммигранты там живут по своим, не датским законам. В этих кварталах правит хулиганье. Дело не в религии, ведь ислам предусматривает уважительное отношение к другим конфессиям. Да и неверующие в массе своей эти иммигранты. Им просто захотелось насолить нам, датчанам, за то, что мы их считаем жителями второго сорта".

Тем временем поезд прибыл в центр Копенгагена. Пассажиры, большей частью иммигранты, поспешили на работу, обслуживать коренных датчан. Зашла в кафе, где на входе меня встретил негр-официант. Я уселась за стойку, у которой работал бармен - коренной датчанин. Спросила его о елке и  отношениях с коллегами-иммигрантами. "Это все политика. На нас это никак не влияет. Мы работаем вместе и чаевые делим одинаково", - ответил бармен.

Я пила кофе и размышляла, будут ли дети иммигрантов любить сказки Андерсена. И считать себя настоящими датчанами.

Комментарии

Кевин МаГвин, главный редактор газеты "Копенгаген Пост":

Конфликтные ситуации между датчанами и мусульманами будут происходить снова и снова. Притом в самое неожиданное время и в самых неожиданных местах. Тем не менее Дании ни в коем случае нельзя отказываться от идеи мультикультурализма. Нужно проявить терпение. Понятно, что те иммигранты, которые сейчас получили датское гражданство, не могут стать настоящими датчанами. А вот их дети уже смогут.

Третье поколение иммигрантов уже спокойно будет относиться к тому, что девочки учатся в университете и ездят на велосипеде. И уж тем более с большим пониманием будут относиться к религиозным праздникам христиан. Дания не выживет без иммигрантов. Демография начнет падать. Некому будет выполнять ту работу, которую датчане уже не хотят делать: чистить дворы, торговать в киосках или возить людей в автобусе. А датские компании, работающие на иностранных рынках, не смогут успешно функционировать без специалистов, иммигрировавших в Данию.

Карстен Фледелиус, профессор Копенгагенского университета:

- Конфликт вокруг елки был своеобразным тестом для датской демократии. И она его успешно прошла. Датчане законным путем переизбрали администрацию района и таким образом отстояли свое право на елку. Конфликт был преодолен демократическим путем. Но надо быть готовым к тому, что такие ситуации будут повторяться в будущем. Проблема заключается в том, что иммигранты концентрированно живут в бедных районах и кое-где начинают численно доминировать над датчанами. Однако в силу своих культурных отличий многие из них не понимают, что надо учитывать традиции страны, в которой живешь. Ведь мультикультурализм предполагает взаимное уважение, в том числе и в религиозных вопросах.

Насер Кадер, известный в Дании мусульманский политик, журналист:

- Я не верю в датский мультикультурализм. Он не может работать в стране на 90 процентов моноэтнической и монорелигиозной. Другие культуры и религии не могут выдержать тут никакой конкуренции. Но, с другой стороны, Дании жизненно необходимы иммигранты и она учится с ними жить. Все трудности и конфликты между датчанами и мусульманами еще впереди. Потому что, хоть люди физически и иммигрируют в Данию, их ментальность еще остается у них на родине. На то, чтобы переезд полностью состоялся, нужна целая жизнь.

Как вам это?

Владимир Черников, руководитель департамента СМИ и рекламы Москвы:

- Ужасная история. Лично я не могу представить Новый год без елки. И, слава богу, что у нас Новый год любят все, и он объединяет всех москвичей, независимо от национальности.

Владимир Зотов, префект Юго-Восточного округа:

- Ситуация Коккедала в Москве, к счастью, пока в принципе невозможна. Да, у нас на юго-востоке мигрантов очень много. Но большая часть их, независимо от того, легальные они или нелегальные, люди временные, а значит, не они определяют политику города. И большинство приезжих дают себе отчет в том, что правила, установленные здесь, надо соблюдать, иначе их могут выслать.

Владимир Винокур, художественный руководитель Государственного театра пародий:

- Датский инцидент - сигнал к мировому сообществу, что надо беречь и уважать друг друга. В мире и без того напряженная ситуация, провокации сейчас неуместны. Нужно уважать все конфессии, не важно состоит много или мало в каждой из них людей, беженцы и переселенцы это или коренное население.

Виктор Ерофеев, писатель:

- С большой грустью я узнал эту новость. Ведь для Дании, как и для других стран Европы, Рождество и Новый год - традиционные праздники, которым сотни лет. Зачем нарушать традиции? Чтобы вызвать неприятие между конфессиями? С другой стороны, подобный шаг отчасти связан с крайней политкорректностью, граничащей с извращением. Мол, не будем ставить ель, чтобы не нервировать и не нарушать правила мусульман, у них такой традиции нет. Такой посыл - это перегиб.

Лидия Графова, журналист-правозащитник:

- Конечно, отсутствие общей елки на площади грустновато. Но, наверное, каждый может устроить елку у себя дома, недаром же Новый год считается семейным праздником. Раз уж дали в Дании мигрантам гражданство, значит, надо подстраиваться друг к другу обеим сторонам. Тем более, там уже и администрация избрана из мигрантов. И тем не менее в городе идет нормальная социальная жизнь. Не елкой же единой измеряются отношения между национальностями! Наверное, жителям Коккедала стоило бы поменьше обращать внимание на эту колкую ситуацию или отнестись к ней с юмором.

Вячеслав Поставнин, президент фонда "Миграция ХХI век":

- Ситуация необычная, но и символичная. Она иллюстрирует процесс, происходящий сейчас во всем мире независимо от наших желаний - переселение народов. Трудно порой сказать, как вести себя в некоторых случаях. Праздновать все праздники - христианские, мусульманские, еврейские или отменить все? Никто этого сейчас не скажет. Только жизнь расставит все по местам.

В мире Европа Дания Беженцы в Европе
Добавьте RG.RU 
в избранные источники