Новости

15.01.2013 00:40
Рубрика: Экономика

Теперь и по горизонтали

Бизнес и налоговые органы выходят на новый уровень взаимодействия
Федеральная налоговая служба запускает новый формат работы. Речь идет о расширенном информационном взаимодействии - горизонтальном мониторинге между ФНС и компаниями - крупными налогоплательщиками.

В рамках заключенных двусторонних соглашений налоговые органы будут проводить мониторинг финансово-хозяйственных операций налогоплательщиков в режиме реального времени, а компании получат возможность заранее согласовывать свою позицию по вопросам налогообложения с ФНС. Пока компаний, подписавших годовое соглашение с ведомством, всего четыре. Но в ведомстве надеются, что их число возрастет, ведь под определение крупных налогоплательщиков в России подпадает как минимум 700 предприятий. Тем не менее о широком распространении этого инструмента речь не идет, несмотря на его плюсы.

- Исходя из международной практики применения аналогичных соглашений о "расширенном взаимодействии" между налогоплательщиками и налоговыми органами, основными результатами для компаний является реальное снижение объема и частоты налоговых проверок и возможность предварительного согласования налоговых позиций с налоговыми органами. Это приводит к существенному сокращению расходов на защиту компаний в ходе налоговых проверок и судебных разбирательств с налоговыми органами, - поясняет Иван Родионов, партнер компании "Эрнст энд Янг", одной из первых заключившей соглашение. - Так, в Голландии налоговые органы практически не запрашивают у компаний, проверяемых в режиме "горизонтального мониторинга", информацию и первичную документацию по операциям, вместо этого проверяя результаты работы внутреннего контроля самой компании за правильностью налогообложения операций. Такой подход позволяет компаниям экономить время и деньги, потому что результаты внутренней налоговой экспертизы операций принимаются для целей контроля налоговыми органами.

Горизонтальный мониторинг предусматривает полное раскрытие информации о своей деятельности со стороны организаций, что позволяет налоговым органам держать руку на пульсе компании постоянно. При появлении спорных вопросов по налогообложению сделок компании могут предоставить информацию о совершенных или предполагаемых операциях, а ФНС даст разъяснения, при помощи которых предприятие скорректирует свою налоговую политику. Такой механизм выгоден бизнесу, поскольку позволяет нивелировать налоговые риски.

"Подписание соглашений о расширенном информационном взаимодействии - это важный шаг со стороны ФНС, направленный на повышение правовой определенности при применении налогового законодательства и снижение налоговых рисков для налогоплательщиков. А это, в свою очередь, будет способствовать росту инвестиционной привлекательности России", - заявил глава ведомства Михаил Мишустин. "Для налогоплательщика это некая предсказуемость, потому что он понимает, что будет в дальнейшем. Он еще до подачи декларации сможет понять, подлежит та или иная операция налогообложению или нет. Налицо экономия времени и средств, - добавляет заместитель руководителя ФНС Сергей Аракелов. - А для налогового органа это выгодно, потому что он имеет всю информацию в режиме онлайн".

Тем не менее наличие соглашения не отменяет мероприятий, установленных НК РФ, уточняют в ФНС. Если будут выявлены какие-то признаки недобросовестности или необоснованной налоговой выгоды, то компании стоит ждать в гости проверяющих.

Для налогоплательщиков, заключивших такие соглашения, самый важный вопрос в том, получат ли они в действительности какие-либо преимущества в ответ на доступ инспекторов к своим данным о хозяйственных операциях в режиме реального времени? Мнений по этому поводу масса.

- Прежде всего налогоплательщики рассчитывают на предсказуемость позиции налогового органа. В частности, предполагается, что налоговый орган будет заранее высказывать свое мнение о применении закона в случаях, когда допустимы различные интерпретации. Мне представляется, однако, что позиция налогового органа будет в таких случаях заведомо профискальной, т.е. не в пользу налогоплательщика, - полагает Игорь Шиков, руководитель налоговой практики АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". - Но устранить неопределенность можно в большинстве случаев и сейчас в ущерб собственным интересам. Если у налогоплательщика при применении нормы закона есть сомнения, он может выбрать наименее выгодный для себя (и наиболее выгодный для бюджета) вариант и применить его. Сомнительно, даст ли новый механизм основу для нахождения баланса интересов.

Возможность согласования позиции на основе двусторонних соглашений приводит к интересному вопросу. Если один из крупных налогоплательщиков, заключивших такое соглашение, получит от налогового органа письменное разъяснение, то оно будет применимым только в его ситуации и не станет известным никому более. Другой налогоплательщик, будучи представителем среднего бизнеса, может столкнуться с тем, что в его деле при аналогичных обстоятельствах позиция налогового органа будет совершенно иной, говорит Игорь Шиков. Как такой подход согласуется с принципом всеобщности и равенства налогообложения, закрепленном в ст. 3 НК РФ? Вопрос открыт.

- От горизонтального мониторинга налогоплательщики ожидают облегчения процедур налоговых проверок, - подчеркивает юрист. - Но в чем их тяжесть на практике? Только в том, что проверяющие, имея доступ к базам данных и всем документам в ходе выездной проверки, тем не менее заставляют налогоплательщика привозить первичные документы в бумажной форме. При этом в требованиях указываются не отдельные документы на основе выборки, а все подряд, в том числе не имеющие отношения к предмету проверки. Приведет ли горизонтальный мониторинг к отказу от такого подхода? Ответ на этот вопрос зависит от того, насколько хорошо проверяющие будут подготовлены и организованы. Доступ к данным сам по себе дает им только потенциальные возможности.

- Поскольку такой механизм налогового администрирования не предусмотрен действующим НК РФ, то любые соглашения сторон, которые вступят с ним в конфликт, могут быть признаны недействительными, - полагает Елена Корнетова, заместитель руководителя налоговой практики "ФинЭкспертизы". - Также не следует, видимо, питать надежды, что заключение соглашения освободит налогоплательщиков от иных механизмов налогового контроля, например, выездных и камеральных проверок (к примеру, статья 176 НК РФ обязывает проводить камеральные проверки при превышении суммы вычетов НДС над суммой начислений). И если в процессе выездной проверки выяснится, что ранее налоговый орган неверно интерпретировал ситуацию, то закон позволит ему произвести налоговые доначисления.

Чтобы контроль был эффективным и необременительным для налогоплательщика, требуется еще и умение работать с таким объемом информации, выбирать наиболее значимые данные. В перспективе такая эффективность появится, но фаза накопления опыта будет, вероятно, непростой. В любом случае факт заключения подобных соглашений представляет собой интересный эксперимент, который в лучшем случае может послужить налоговым органам как полигон для разработок внутренних процедур и алгоритмов контроля, уверен Игорь Шиков: "Налогоплательщики смогут, по меньшей мере, получить полезный опыт из этого эксперимента. Вот только непонятно, что будет, если ожидания налогоплательщиков не оправдаются на практике. Средств защиты на этот случай не предусмотрено, так как ожидаемые выгоды не предусмотрены законом".

- В первую очередь российским компаниям необходимо преодолеть "психологический барьер", связанный с необходимостью открытия всей информации налоговым органам, - считает Иван Родионов. - На первом этапе возможны также технические сложности, связанные с необходимостью разработки протоколов обмена информации, настройки ИТ-систем и повышенной нагрузкой на бухгалтерию и налоговые отделы в период "активного знакомства" налоговых органов с бизнес-процессами компании. Однако долгосрочные преимущества очевидны - это значительное сокращение объема и периодичности проверок за счет значительного повышения прозрачности и взаимного доверия.

Именно поэтому новый механизм администрирования уже давно и успешно применяется в Голландии, Австрии, Германии, в прошлом году подобный эксперимент был запущен в Украине. "Действительно, на Западе распространена практика, которую сейчас пытаются внедрить и российские налоговики. При этом не совсем понятно, каким нормам будет подчиняться такое соглашение? - вопрошает Егор Батанов, партнер юридической фирмы "Некторов, Савельев и Партнеры". - Для соглашения о ценообразовании или предварительного решения о классификации товара по ТН ВЭД есть свои законодательные нормы и регламенты, которые ставят государственные органы хоть в какие-то рамки. А горизонтальный мониторинг фактически будет держаться на репутационном потенциале ФНС. Как только возникнет первый открытый конфликт, вся инвестиционная привлекательность инструмента резко снизится. Привлечь налоговиков к ответственности за нарушение нельзя, а компании доначислить налоги всегда можно".

Конечно, можно добиться защиты от штрафных санкций при наличии прямых письменных разъяснений от чиновников. Правда, такие разъяснения компании могут получать и без заключения дополнительных соглашений. "Для публичных компаний, несомненно, наличие соглашения демонстрирует желание быть максимально прозрачными с использованием инструментов, которые понятны западным инвесторам. Но дальнейшее развитие событий покажет только практика, ведь, например, если усилится экономический кризис, у налогоплательщика и ФНС возникнет очевидный конфликт интересов", - резюмирует Егор Батанов.

Впрочем, новый механизм пока предусмотрен соглашениями лишь с несколькими налогоплательщиками и только начинает проходить "испытания жизнью". Какие-либо выводы о его эффективности преждевременны.

Экономика Финансы Налоги Правительство Минфин ФНС