Новости

17.01.2013 00:03
Рубрика: Культура

Париж слезам верит?

В российском прокате - "Другая жизнь женщины"
Между нами говоря, вы же знаете, как обычно относятся к режиссерским дебютам знаменитых актеров? Ну, захотелось человеку засветиться и в новой роли поиграть в режиссера, благо под его имя деньги дадут… А благодарные зрители на звездное имя в любом случае пойдут - так что касса обеспечена.

Так вот, это явно не случай Сильви Тестю, обладательницы парочки "Сезаров" и получившей в 2010 престижное звание Европейской актрисы года за роль в фильме "Лурд". Хотя бы потому, что она не только блистательная актриса (кто не видел ее в фильме "Страх и трепет", много потерял), но и интересная писательница. Одна из ее книг получила приз читателей и была экранизирована. Не ею. Я это к тому, что ее первый фильм "Другая жизнь женщины" - продолжение скорее ее писательского опыта, чем актерского. Для фильма она не просто несколько раз переписала принесенный ей сценарий по роману Фредерика Дёге. Она его вывернула наизнанку, обменяла истории мужа и жены, добавила эксцентрики и юмора…

Победа номер один - это то, что Жюльет Бинош, на которую Тестю рассчитывала, работая над текстом, заинтересовалась финальным вариантом. Этот фильм стал фактически бенефисом Бинош, в котором актриса блистательно балансирует на грани комедии, психологической драмы и лав-стори… Плюс, она играет "королеву" и "золушку" в одном лице. Даже так - Золушку в роли королевы, и королеву, вспомнившую о себе - Золушке. Ее Мари, проснувшись однажды утром, начисто забывает последние пятнадцать лет жизни и оказывается в исходной точке - встрече с "принцем", в которого она влюбляется с первого взгляда. "Нестыковочка" только в том, что "принц" уже целую вечность ее муж, и она в двух шагах от развода. Затеянного ею же.

Социальные и психологические превращения, которые проживает Мари - героиня Бинош - абсолютно чаплиновские по духу. И - даже по пластике. По крайней мере, когда Мари в кедах и просторных брюках, но деловом пиджаке замирает на мгновенье у дверей кабинета главы корпорации (который оказывается ее собственным), и мы видим, как оглядывается на нее секретарша, то призрак "маленького бродяги" и эксцентрических комедий немого кино, кажется, оживает на современном французском экране. Наложение на девчачью сказку о Золушке мужского сюжета о влюбленном "маленьком бродяге" достигает апогея в сцене прогулки по Сене на речном теплоходе. Муж в исполнении Матьё Кассовица играет роль лирического героя, вокруг которого пляшет, дурачится "бродяга" Бинош, пробуждая былую любовь. И отчасти подтверждением "чаплинского" мотива выглядит дурашливый танец пары потом на пристани, около уличных музыкантов, и оброненная Полем фраза: "Обещай, что в новой жизни ты не будешь богатой". Кстати, участие Матьё Кассовица можно считать победой Сильви Тестю номер два.

Конечно, комедии немого кино - это скорее изящный бэкграунд фильма, чем его основа. Хотя и говорящий в эпоху экономического кризиса о многом. Увы, в Европе очень многие могут пообещать своим вторым половинам, что в новой жизни они не будут богатыми. Но для Сильви Тестю узнаваемая синефильская основа еще и изящный способ переложения мужской (большей частью) партии о кризисе среднего возраста - для женского "голоса". Нет, Мари, как настоящая "спящая красавица", очнувшаяся после 15 лет бурной бизнес-деятельности, с некоторым ужасом вглядывается в зеркало, не узнавая стрижку и узнавая неприятные детали, вроде "гусиных лапок" вокруг глаз. И вроде бы нас ждет сюжет о стареющей даме, чей вид не радует мужа. Но Мари вскоре обнаруживает, что ее история о другом - о бизнес-леди, которой надоел муж, обладательнице семьи, где каждый (включая ребенка) живет в одиночку, и верзилы-любовника с задатками альфонса… Но это еще полбеды. Она обнаруживает, что старая подруга не хочет с ней разговаривать, а собственная мать опасается открыть ей дверь. Нет, перед нами только внешне комедия о прибытии в настоящее персонажа из 15-летнего прошлого, проспавшего даже победу Франции в чемпионате мира по футболу 1998 года. Что можно сказать об этой несчастной? Кроме того, что она не видела главной победы страны в конце ХХ века. Но в обертку комедии Тестю заворачивает фактически экзистенциальную драму о человеке, который потерял сам себя. "Как я могла так измениться?" - в слезах спрашивает героиня мать. Ответ может дать только она сама.

Принципиально ли, что "человек, который проснулся" оказывается 40-летней женщиной? А не, допустим, пресыщенным любовницами старым ловеласом? Для Сильви Тестю, кажется, да. Странным образом для меня ее фильм рифмуется с советской картиной "Москва слезам не верит". Оба фильма предлагают трансформацию сказки о Золушке, в которой лифт вверх по социальной лестнице обеспечивает не принц, а сама девушка. Обе картины рисуют новый тип уверенной, умной, сильной и … одинокой (отнюдь не в постели) женщины. Обе ленты используют резкий скачок в будущее. Обе моделируют новый тип отношений героини с мужчинами, в которых взаимопонимание и любовь важнее социальных позиций. Но разница не менее разительна. Для героини фильма Черныха и Меньшова возвращение в прошлое бессмысленно априори - оно свидетельствовало бы о безнадежной глупости героини, возвращающейся в ситуацию зависимости. Для героини Сильви Тестю забыть - значит вспомнить. Но забыть не о силе, уме и достоинстве, а о бессердечии бизнес-стратегий в отношениях с близкими людьми. И вспомнить о ценности любви и семейных отношений. Последние выступают не как типично женские ценности, а как общие. Характерно, что в фильме об этом говорит мужчина - отец мужа.

Можно спорить, насколько убедительна новая "спящая красавица". Понятно, что ее сказочный "хэппи энд" основан на том, что в отличие от героини, ни муж, ни ее мать не изменились. Все, что ей нужно, это доказать, что она - прежняя. Влюбленная в собственного мужа, бескорыстная, легкая… А пятнадцать лет прошли как страшный сон. Кошмар, который во многих других женских историях, подается как сказка. Что же это было на самом деле, решать зрителю.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники