Новости

01.02.2013 00:30
Рубрика: В мире

В духе равноправия и компромиссов

Китайский ветер дует в паруса российской экономики
В XXI веке китайско-российские отношения характеризуются небывалым динамизмом и многоплановостью взаимодействия, в том числе по самым горячим мировым проблемам. Дипломаты назвали их "доверительным партнерством и стратегическим взаимодействием". С вопроса о специфике российско-китайских отношений мы и начали интервью с послом России в Китае Сергеем Разовым.

Нюансы дипломатии

У России немало стратегических партнеров, отношения с которыми отражают наши внешнеполитические приоритеты. Китай также установил стратегическое партнерство примерно с двадцатью государствами. Ни в коей мере не принижая значение отношений с другими странами, есть основания говорить об уникальности российско-китайского стратегического взаимодействия. Во-первых, это два крупнейших государства в мире - одно - по территории, другое - по населению. Оба - постоянные члены СБ ООН, ядерные государства. Мы - соседи. Китай - мировая производственная фабрика, вторая экономика мира. Россия - мировая кладовая природных ресурсов. Во-вторых, партнерство строится (концептуально и в реальной практике) на принципах равноправия и взаимовыгоды, отношения характеризуются высокой степенью взаимного доверия. Россия и Китай отказались от блоково-союзнической модели партнерства, справедливо полагая, что дружить против кого-то третьего неразумно. Отмечу полностью деидеологизированный характер наших отношений. Стороны усвоили негативный опыт 1960-80-х, когда они безуспешно, лишь вызывая взаимное отторжение, учили друг друга как трактовать вопросы теории, какую модель общественного развития выбирать. Сейчас партнерство строится на общности не идеалов, а интересов. В-третьих, разветвленность и структурированность стратегического взаимодействия. Вошли в систему регулярные визиты глав государств и их встречи "на полях" важнейших международных форумов. Ежегодно проводятся встречи глав правительств, работают три комиссии на уровне заместителей глав правительств - по торговле, энергетике, гуманитарному сотрудничеству, а также более двадцати комиссий и рабочих групп на уровне руководителей федеральных органов исполнительной власти. Такого многогранного формата взаимодействия у России нет ни с одной другой страной, может быть, за исключением Германии. В-четвертых, в 2011 году спектр двусторонних контактов охватил практически все ключевые направления и сферы сотрудничества. И тогда, по решению глав государств, в формулу российско-китайского партнерства было добавлено слово "всеобъемлющее".

Какие из этих сфер наиболее перспективны в свете приоритетов, намеченных Президентом России В.В.Путиным на совещании послов в МИД России в июне 2012 года, и в контексте подготовленного МИДом проекта новой редакции Концепции внешней политики РФ?

Выделю два приоритета. В статье "Россия и меняющийся мир" В.В.Путин, отметил, что быстрый экономический рост Китая - это "шанс поймать китайский ветер в паруса нашей экономики", и обозначил необходимость, "сопрягая технологические и производственные возможности наших стран", задействовать "китайский потенциал в целях хозяйственного подъема Сибири и Дальнего Востока". Другой приоритет - сотрудничество России и Китая в международных делах. Наши страны успешно координируют позиции по ключевым мировым и региональным проблемам. В современном турбулентном мире, с постоянно растущим числом "горячих точек" и появлением новых вызовов и угроз, акцент России и Китая на соблюдение принципов международного права, повышение роли ООН, призыв решать имеющиеся проблемы мирным дипломатическим путем, уважать суверенитет и территориальную целостность других государств - важный фактор сохранения стабильности и обеспечения международной безопасности.

Торгово-экономические перспективы

В контексте первого приоритета. Каковы прогнозы двустороннего торгово-экономического сотрудничества в связи с нашим членством в ВТО?

Китайская сторона одной из первых поддержала намерение России вступить в ВТО. Китай, прошедший длительный и сложный процесс присоединения, делился своим опытом. Не вижу серьезных противоречий между Россией и Китаем в контексте членства РФ в ВТО, хотя, разумеется, отдельные вопросы могут возникать. Российско-китайская торговля за последние годы совершила поистине "большой скачок", увеличившись с 29 млрд. долл. США в 2005 году втрое. Уже несколько лет Китай - наш торговый партер № 1. Реализованы крупнейшие совместные проекты, включая строительство нефтепровода из России в Китай и первой очереди Тяньваньской АЭС. В 2012 году двусторонний товарооборот вплотную приблизился к 90 млрд. долл. Можно уверенно прогнозировать, что к 2015 году будет реализована поставленная главами государств задача довести товарооборот до 100 млрд. долларов. Убежден, членство России в ВТО, раскрывая огромный потенциал двустороннего торгово-экономического сотрудничества, ускорит выполнение этой задачи.

Каковы перспективы инвестиционного сотрудничества?

В сравнении с масштабами двусторонней торговли оно пока отстает. Китайские инвестиции в Россию составляют меньше процента от общего объема инвестиций КНР за рубеж, но в 2012 году, по данным китайской статистики, они выросли на 118%. Среди крупных инвестиционных проектов на территории РФ - жилой комплекс "Балтийская жемчужина" (Санкт-Петербург), торговый комплекс "Гринвуд" (Москва), стекольный завод (Калуга), объекты в рамках программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР до 2018 года. Ожидаем приток китайских инвестиций прежде всего в область обрабатывающей промышленности и высоких технологий. В этих целях Российский фонд прямых инвестиций и Китайская инвестиционная корпорация создали в 2012 году Российско-китайский инвестиционный фонд.

Как деловые круги Китая воспринимают интеграционные процессы на пространстве СНГ (Таможенный союз, движение к Евразийскому экономическому союзу)?

В Китае справедливо считают, что регион СНГ - пространство традиционных, уходящих корнями в историю, тесных связей России с расположенными здесь государствами. В Пекине исходят из объективного характера интеграционных процессов в рамках Таможенного союза (ТС) и формирующегося Евразийского экономического союза. Китайский бизнес в этом видит и новые шансы, и определенные вызовы. Позитивным считает открывающиеся возможности для увеличения экспорта китайских товаров на емкий единый рынок ТС. Но и понимает, что придется учитывать уже унифицированные таможенные, санитарные и другие стандарты ТС, отличающиеся от национальных. Евразийская экономическая комиссия уже налаживает взаимодействие с профильными китайскими ведомствами. Со временем оно станет более тесным и позитивно влияющим на торгово-экономические связи Китая с членами ТС.

В поисках мер искоренения коррупции правовое сообщество РФ порой апеллируют к китайскому опыту наказания коррупционеров смертной казнью. Эта мера доказала свою эффективность в Китае?

Не сказал бы. Высшая мера наказания действительно есть в арсенале судебных и правоохранительных органов КНР, но, как правило, приговаривают к длительным срокам лишения свободы, в том числе пожизненному заключению. На XVIII съезде КПК в жестких формулировках говорилось о том, что борьба с коррупцией будет тяжелой и длительной, а от ее исхода зависит судьба партии и государства.

Реалии безопасности и сотрудничества в АТР

Станет ли российско-китайская инициатива по укреплению безопасности и сотрудничества в АТР успешным аналогом ОБСЕ?

Азиатский аналог ОБСЕ - не задача сегодняшнего дня. Слишком сильны в АТР, в отличие от относительно гомогенной Европы, политические, национальные, и конфессиональные различия и противоречия. В этом смысле разномастность сложившихся в Азии диалоговых структур (АТЭС, ВАС, АСЕМ, СВМДА, АРФ, механизмы АСЕАН и ШОС) - некий субститут общерегиональной консолидирующей идеи. В основу упомянутой совместной инициативы по безопасности в АТР положен постулат о неделимости безопасности. Речь не идет о создании региональной организации или форума, а скорее о наборе взаимоприемлемых принципов в сфере безопасности и сотрудничества. Государствам региона предложено подтвердить приверженность основополагающим принципам международного права, отказаться от конфронтации и попыток укрепить собственную безопасность за счет соседей, обсудить меры по созданию в АТР открытой, транспарентной и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества на правовой внеблоковой основе. Вместе с Китаем мы предложили в рамках ВАС принять на базе этих принципов Декларацию о рамочных принципах безопасности и сотрудничества в АТР, а затем в случае согласия - разработать дорожную карту по их внедрению в жизнь. Наши инициативы находят заинтересованный отклик, в частности у партнеров по АСЕАН.

Вместе с тем в АТР усиливается гонка вооружений. Глобальная ПРО США не ограничивается ЕвроПРО...

Тенденция, действительно, тревожная. По данным SIPRI, на АТР приходится 44% мирового прироста торговли оружием. В 2012 году Япония объявила о модернизации Сил самообороны,

в Сеуле решено увеличить дальность и боевую нагрузку имеющихся в РК ракет. КНДР продолжает ракетные пуски, создает ядерные силы сдерживания. Вызывают озабоченность и планы создания азиатского сегмента глобальной системы ПРО. Мы призываем партнеров в регионе соизмерять свои оборонные усилия с реальными вызовами и угрозами, действовать, не нанося урон интересам безопасности других членов международного сообщества.

В АТР США имеют "Основных союзников вне НАТО" (Major Non-NATO Allies или MNNA). Не является ли это союзничество завуалированным приближением Альянса к границам РФ и КНР с восточного фланга?

На восточном фланге России и Китая, действительно, существуют альянсы военно-политического характера, участником которых являются США. Это двусторонние союзы, основанные на договорах об оборонном сотрудничестве - с Японией и РК, тройственные форматы - США-Япония-Австралия (т.н. "Сиднейская тройка"), США-Япония-РК и др. Но от однозначной характеристики этого как "завуалированного приближения НАТО" к границам наших стран я бы воздержался.

Северо-Восточная Азия (СВА), как и АТР в целом, отличается многочисленными территориальными спорами. Как решаются такого рода проблемы в азиатско-тихоокеанском регионе?

Вынесение двусторонних территориальных споров на коллективные, международные или региональные, площадки не способствует поиску приемлемых решений. Вопросы государственного суверенитета и территориальной целостности весьма чувствительны для любой страны. Их реальное урегулирование требует времени, терпения и тишины. Пример (в некотором смысле и образец) решения территориальных проблем в духе принципов равноправия, взаимной уступчивости, нацеленности на поиск компромиссов - успешное урегулирование пограничных проблем между Россией и Китаем. 40-летние переговоры завершились в 2004 году подписанием документов, поставивших точку в этом вопросе. Демаркированные 4300 км границы стали полосой взаимовыгодного сотрудничества.

В рамках шестисторонних переговоров по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова (ЯПКП) Россия курирует рабочую группу по безопасности в СВА. Между тем наши партнеры по "шестерке" - КНР, РК и Япония - проводят саммиты, затрагивая субрегиональную проблематику, в формате "тройки". Южнокорейские журналисты даже предложили новым лидерам РК, Японии, КНДР и КНР провести саммит в демилитаризованной зоне Корейского полуострова. Не противоречит ли это нашему стратегическому партнерству?

На фоне довольно длительного пребывания ЯПКП в "замороженном состоянии" возникают экзотические предложения. Упомянутая идея журналистов - из этой категории. Формат шестисторонних переговоров - оптимальная и удобная площадка для поиска взаимоприемлемых решений, и мы сторонники возобновления переговорного процесса по мере созревания условий для этого. Разумеется, полезны и иные форматы - двусторонние, многосторонние. Главное, чтобы они были в интересах денуклеаризации Корейского полуострова, сохранения стабильности в важном для нас регионе СВА. Один из компонентов нашего стратегического взаимодействия с КНР - координация по проблематике ЯПКП.

Немного о личном

Сергей Сергеевич, Вы - поистине полиглот. Китайский, английский, польский язык. Собираетесь пополнить свою "лингвистическую коллекцию" романской языковой группой?

Намек понятен. В качестве Посла нашей страны в Китае я работаю уже семь с половиной лет, а в целом, с учетом командировки в 1970-е годы, - 12. Вопрос о "смене ландшафта" обсуждается достаточно давно. Где бы ни пришлось работать дальше, изучение языка страны пребывания считаю обязательным. Это наиболее верный инструмент адекватного понимания внутренний ситуации, традиций, культуры, души народа. Да и в целом мозги развивает. Ведь с годами все сглаживается, прежде всего, извилины…

Прошел ряд комментариев в связи с назначением Вашего сына Представителем Роснефти в странах АТР...

Признателен руководству компании за этот выбор. Для молодого человека это аванс, который надо отрабатывать. Появившиеся же в этой связи домыслы - на совести авторов, хотя, как вижу, об этом качестве человеческого характера речь в данном случае не идет. Впрочем, как говорил любимый мною Ф.Достоевский, если, идя к цели все время останавливаться и бросать камни в лающих на тебя собак, цели не достигнешь….

Беседовала Катерина Лабецкая

Info

Разов Сергей Сергеевич (1953 г.р.) - Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в КНР с 2005 г. Выпускник МГИМО МИД СССР (1975). Работал в Торгпредстве СССР в КНР, Международном отделе ЦК КПСС. На дипломатической службе с 1992 г., трудился в Центральном аппарате и загранпредставительствах МИД России. Был Послом России в Монголии (1992-1996) и Польше (1999-2002), заместитетлем министра иностранных дел России (2002-2005). Кандидат экономических наук. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. Отмечен государственными наградами. Владеет английским, китайским и польским языками. Женат, имеет дочь и сына.

В мире Восточная Азия Китай Власть Работа власти Внешняя политика