Новости

05.02.2013 00:20
Рубрика: Власть

Возвращение

Александра Долматова похоронят в подмосковном Королеве
Александр Долматов вернулся. В цинковом гробу, ночным рейсом из Амстердама. Его встречали спецслужбы. Целых три подразделения. "Болотные" блогеры наверняка напишут, что он и мертвый опасен для кровавого режима. Пусть пишут. Все равно возвращение Долматова перекрыла другая тема - свадьба Ксении Собчак. И гламурненько, и оппозиционненько.

17 января Долматов повесился в камере депортационного центра в Роттердаме. После того, как ему отказали в политическом убежище и собирались выслать на Родину. Он уехал из России летом, опасаясь судебного преследования за уличные беспорядки. Неужели разбирательство по "болотному делу" страшнее петли?

Александр работал ведущим конструктором в "почтовом ящике". Для 35 лет - неплохая карьера. Часто бывал за границей. С детства верил в справедливость и даже гимн СССР пел стоя. Вероятно поэтому вступил в незарегистрированную партию Лимонова. По 31-м числам ходил на Триумфальную. Каждый раз "автозак" и "телега" на работу. Но это его не смущало - специалистов его уровня в "оборонке" нарасхват. После майских событий на Болотной его друзей стали сажать. Пришли с обыском и к нему. Не дожидаясь ордера на арест, Саша улетел в Голландию и попросил политического убежища. Все логично. Правда, в подмосковном Королеве оставалась мама. Но ее со временем можно было забрать.

 
В Шереметьево цинковый гроб с телом Александра Долматова привезли ночным рейсом из Амстердама. Фото: Официальный сайт аэропорта Шереметьево
 

Я тоже просил политического убежища в Евросоюзе. Не по своей воле, а по воле пославшей меня редакции одной газеты. Была такая рубрика "Испытано на себе". Материал назывался "Как мы предали Родину". Вдвоем с Сашей Мешковым прямо с варшавского вокзала отправились в министерство внутренних дел и, отстояв немалую очередь, заявили, что нас милиция пытает на допросах за то, что мы ищем правды. Мягкий вариант Магнитского, одним словом. В доказательство предъявили Сашкин синяк, который он получил, пьяным падая с верхней полки поезда Москва-Варшава. И нам поверили! Забрали российские паспорта, взяли отпечатки пальцев и выдали зелененькие бумажки на польском. Там говорилось, что мы соискатели на "азиль" - европейский паспорт беженца. С "азилем" мы могли найти работу в любом уголке Евросоюза. Но за него еще предстояло побороться.

Боролись за "азиль" локоть к локтю ичкерийские патриоты, жертвы химических атак Саддама Хуссейна и даже "пострадавшие" от москальского режима из-под Ровно. На самом деле все искали лучшей доли. В Чечне давно была объявлена амнистия, химоружия в Ираке так и не нашли, а москаль на западной Украине до сих пор слово ругательное.

"Азиль" получали не все. И не с первого раза. Я познакомился с одной петербурженкой, которая сидела на пайке беженца (галеты, плавленый сырок, паштет и яблоко) пятый год. Не скажу, что она была в отчаянии. Откажут - снова подает прошение.

Условия в роттердамском лагере для беженцев были куда комфортнее! На руки выдавалось 60 евро в неделю. Кормили горячим. Размещение в чистых коттеджиках на несколько комнат. Полная свобода перемещения. Лишь раз в неделю надо было отмечаться. Живи себе, пока твое прошение рассматривается. Об этом мне рассказал ближайший друг и соратник Долматова Дмитрий Нечаев.

- Саше отказали в убежище. Но по голландским законам он мог повторить попытку. Количество попыток ограничивалось одним годом. Значит, у него было время. И адвокат подготовил апелляцию на отказ. Но Сашу помещают в спецприемник, фактически в камеру, откуда одна дорога - уже на российские нары, - говорит Дмитрий. - Голландцы нарушили свои же законы. Это скандал. У них в миграционной системе работает 2000 человек. Всех проверят, обещал мне лично замминистра МВД.

Дима не выспался. Всю ночь он, как доверенное лицо мамы Долматова Людмилы Николаевны, сопровождал тело в Москву. Потом формальности в аэропорту. Бесконечные интервью. Похоронная контора увезла из грузового терминала Шереметьево цинковый гроб в морг. Вопрос с погребением пока не решен. Предположительно хоронить Сашу будут во вторник-среду на королевском кладбище. В соседней комнате мама пьет валерьянку. Рядом с ней племянник Миша из Смоленска. Разговаривать с корреспондентом она просто не может.

- Мама и близкие друзья против того, чтобы похороны Саши превратились в политическую манифестацию. Попрощаться пусть приходят все. Но без лозунгов.

- Вас из Голландии встречали российские спецслужбы. С чем это связано?

- Наверно, боялись беспорядков. В аэропорт приехали человек десять из нашей партии. Плюс пару телекомпаний. Велась оперативная съемка. Служивых было раза в два больше. Какие беспорядки? Все прошло спокойно.

- Как вас провожали голландцы?

- Все было очень достойно. В аэропорт меня привез тот же замминистра Королевства Нидерландов. Вежливо, без проволочек все оформили.

- Но почему Саша сделал это?

- Пока идет расследование, вся информация закрыта. Я видел заключение о смерти. Там написано "неестественная причина смерти". А это может быть все что угодно. В том числе и насильственная смерть. И еще одна странность. Отец Григорий, который перед смертью причастил Сашу, скрывался от нас. На телефоны не отвечал. В том числе и на звонки матери. Как сказали в храме, уехал отдыхать…

У лидера незарегистрированной Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова своя правда:

- Его уморили голландские спецслужбы! Всех офицеров, всех кто был связан с секретами и гостайной, там первым делом допрашивают с пристрастием. Предлагают сотрудничество. Из него хотели сделать перебежчика. Он не согласился. Голландцы сейчас проводят расследование. Но я не удивлюсь, что виновных не найдут. Свалят все на психическое состояние Долматова. Депрессию. И дело тихонько закроют.

Первым, кто приехал к матери Долматова после известия о смерти Саши, был писатель Сергей Шаргунов.

- Не знаю, как дела обстоят сейчас, а тогда я ее обнаружил совершенно одну, - говорит мне Сергей. - Никто, ни голландская сторона, ни наши чиновники, ни "лимоновцы", ни другие оппозиционные партии и движения не оказали помощь и поддержку пожилой женщине. Рядом был только Дмитрий Нечаев со своей подругой. Еще приехал племянник из Смоленска. А как хоронить, на что - вопросы оставались открытыми.

Зато в блогах и Фейсбуке тема самоубийства Долматова была номер один. Долматова даже сравнивали с Магнитским. И требовали создать новый "список" и новый закон. Правда, почему-то виноваты в смерти все равно были российские бездушные власти.

Нечаев полетел за телом на голландские деньги. Ни партия, ни блогеры о реальной помощи не заикались. Это на штрафы за несанкционированные митинги через Яндекс-кошелек можно собрать за день миллионы.

Только после публикации Сергея Шаргунова открылся счет помощи семье Долматова. Деньги очень нужны. И как можно скорее. Дмитрий Нечаев, на котором лежит вся организация похорон, уже разговаривал с ритуальной компанией. Там назвали минимальную стоимость погребения - 100 тысяч рублей. Это без поминок. А поминки и так уже во всю идут. Прошедший несанкционированный митинг на Триумфальной площади 31-го января Эдуард Лимонов посвятил светлой памяти Александра Долматова. "Он незримо будет присутствовать на Триумфалке…" - написал Эдуард в своей проповеди на Фейсбуке. Теперь понятно, почему силовики так внимательно отслеживают ситуацию с возвращением Долматова. Вспомните, во что превратились похороны революционера Баумана. Хотя, согласитесь, до Баумана нынешним оппозиционерам расти и расти.

Отчасти я могу понять Долматова. "Заграница" не помогла. Миф о миллионах счастливых соотечественников, живущих по всему миру, стал рассыпаться на глазах. Ни тебе печенья, ни тебе варенья. Наверняка Саше предложили стать предателем. "Перебежчиком", как осторожно называет это Лимонов. И вот тут главная загадка. Отказался? Согласился? В своей предсмертной записке он написал: "Мама, мамулечка! Я ухожу, чтоб не возвращаться предателем, опозорив всех, весь наш род. Так бывает. Выдержи. Я прошу тебя. Я с тобой тот, что был раньше". Так было предательство? И что под этим громким словом подразумевать? Я до сих пор хорошо помню, как молил польского чиновника вернуть мне мой российский паспорт. Как мне до чертиков надоела вся эта псевдоблаготворительность. Как сухие галеты от Евросоюза застревали у меня в глотке. Как польский пограничник, глядя в мои документы, предупредил, чтоб я никому не говорил, что просил убежища. А бумагу об отказе немедленно сжег.

- Почему?

- Ты же предал Родину. Тебя должны арестовать…

Но я был на редакционном задании. А Саша - один на один с действительностью…

Писатель Сергей Шаргунов сейчас ищет священника, который бы смог отпеть Долматова. Незадолго до смерти Саша принял причастие. Словно готовился к такому вот концу. Задача у Шаргунова очень непростая. Над самоубийцами, как известно, молитв не читают.

- Только по благословению священноначалия может быть совершено отпевание самоубийцы, - объясняет мне протоиерей Димитрий (Конюхов). - И то, лишь в случае, если будет доказано, что самоубиенный действовал в состоянии умопомрачения.

Я бы на месте священноначалия дал бы "добро". Вся эта трагедия - сплошное умопомрачение.

Власть Работа власти Внутренняя политика Филиалы РГ Столица ЦФО Москва "Болотное дело"