Новости

04.02.2013 00:59
Рубрика: Власть

Список вопросов без ответов

Глава МИД России нашел позитивные моменты в разговоре с вице-президентом США
"Встаньте в линию. Сейчас я вас поведу, - потребовала от собравшихся журналистов офицер секретных служб США. - У вас будет три минуты, чтобы поприсутствовать на начале встречи вице-президента США Джозефа Байдена с главой МИД России Сергеем Лавровым". В действительности в комнату для переговоров нас завели всего на 10 секунд.

В прошедшие выходные в рамках 49-й Мюнхенской конференции по вопросам безопасности в гостинице "Байеришер Хоф" собрались "сливки мировой дипломатии". Отсутствовал, пожалуй, лишь госсекретарь США. Дело в том, что как раз в субботу в Вашингтоне Джон Керри принимал дела у Хилари Клинтон. Вместо него интересы американской внешней политики в Мюнхене защищал Байден. Из "элитных" гостей конференции он выступал первым. Сергей Лавров - третьим. Второе место досталось - хозяину встречи главе МИД ФРГ Гидо Вестервелле.

Байден, выступая, рассказывал в основном о крайне спорных победах Вашингтона на внешнеполитическом направлении. К примеру, он назвал "ответственным" предстоящий вывод американских войск из Афганистана. А вот Лавров задал собравшимся целый пакет неудобных для западных политиков вопросов: "Позволяет ли поддержка выступлений за смену режимов оправдывать террористические методы? Можно ли в одной конфликтной ситуации воевать с теми, кого поддерживаешь в другой? Как застраховаться, чтобы незаконно поставленное тобой оружие в зону конфликта не было обращено против тебя самого? Кто из правителей является легитимным, а кто - нет?". К слову, ни одного ответа на поставленные российским министром вопросы в выступлении Байдена участники мюнхенской конференции не услышали.

"Мы, наверное, могли бы договориться о прозрачных и понятных правилах, которыми должны руководствоваться все внешние игроки в своих практических действиях. Договориться о том, что все мы будем поддерживать демократические реформы в ставших на путь преобразований государствах, но не навязывать им извне какую-то шкалу ценностей, признавая множественность моделей развития. О том, что мы будем содействовать мирному урегулированию внутригосударственных конфликтов и прекращению насилия через создание условий для инклюзивного диалога с участием всех национальных политических групп. О том, что мы будем воздерживаться от внешнего вмешательства, особенно силового, без четко сформулированного мандата Совета Безопасности ООН", - говорил Лавров с трибуны конференции. Тем самым он фактически рассказал, о чем собирается говорить с Байденом во время личной встречи. Она состоялась сразу после завершения основной части Мюнхенской конференции.

На обратном пути из Мюнхена на борту самолета, отвечая на вопросы "РГ", Лавров рассказал о главных итогах его переговоров с Байденом:

- В отношениях между двумя крупными, ведущими странами проблемы будут всегда. Их нужно решать - это было подтверждено - на основе равноправия, взаимного учета интересов. Надо стремиться избегать искусственного создания проблем. Мы привлекли внимание вице-президента США к тому, что с их стороны были шаги, которые достаточно обостренно воспринимались нашим общественным мнением. Надеемся, что больше не будет поводов для этого… Со стороны наших американских партнеров есть понимание того, что по подавляющему большинству международных проблем очень трудно что-либо сделать без России и США. Мы разделяем это понимание. Отметили, что причина этой ситуации заключается в том, что у России всегда есть своя независимая, самостоятельная позиция, которая привлекательна для сторон конфликтов, о которых мы говорим. Не случайно даже оппозиционеры в странах Ближнего и Среднего Востока, а также Северной Африки, полагающиеся на поддержку Запада, постоянно говорят, что не хотят разрывать отношения с Россией, которая нужна им как стабилизирующий фактор.

Мы хотим, чтобы наши государства развивались, опираясь на партнеров со всех сторон. Я сказал об этом Дж. Байдену и призвал его, если мы действительно являемся неизбежными партнерами по решению международных проблем, чтобы наше партнерство основывалось на стремлении искать совпадающие подходы к каждому кризису, а не просто в расчете на то, что Россия автоматически к чему-то присоединится. Я почувствовал, что он это понимает, и это, как мне кажется, позитивный момент.

Комментарий

Текст: Александр Гасюк (Вашингтон)
На полях мюнхенской конференции прошла встреча министра иностранных дел России Сергея Лаврова и вице-президента США Джозефа Байдена.

Именно в Мюнхене ровно четыре года назад Байден впервые употребил термин "перезагрузка" применительно к переживавшим не самые лучшие времена отношениям Москвы и Вашингтона. По итогам беседы с Байденом Сергей Лавров сообщил, что новый госсекретарь США Джон Керри посетит Россию в ближайшее время. Кроме того, в Москве уже в текущем месяце ждут советника президента США по национальной безопасности Тома Донилона.

Тем временем корреспондент "РГ" встретился с Полом Сондерсом, исполнительным директором авторитетного американского "Центра за национальный интерес", и задал ему несколько вопросов о том, как будущее отношений РФ-США видится экспертам из Вашингтона.

Смогут ли Россия и США изменить негативный тренд в двусторонних отношениях, который явно наметился в последнее время?

Пол Сондерс: Определенно, у обеих сторон есть возможность развернуть упомянутую тенденцию, если они этого действительно хотят. Главный вопрос заключается в том, сколько сил и энергии будут готовы затратить лидеры обеих стран для улучшения отношений между нашими странами. Последние негативные события в отношениях США и России связывают с принятием американским конгрессом "Закона Магнитского" и ответом российской Госдумы, но на самом деле отсчет надо вести с событий годичной давности. Эта тенденция выстраивалась определенное время, и она фундаментальным образом отражает ряд проблем. Они, в основном, связаны с тем, что с помощью политики "перезагрузки" Вашингтону и Москве удалось добиться решения сравнительно легких вопросов, в отношении которых различия в подходах были небольшими. Однако по тем вопросам, которые остались незатронутыми, разногласия гораздо шире.

Так можно ли рассчитывать на продолжение "перезагрузки"?

Пол Сондерс: Одним из центральных элементов "перезагрузки" была смена тона действующей администрации США в отношении России. С началом работы администрации Барака Обамы мнение Москвы перестали игнорировать и отвергать, как это происходило в период президентства Джорджа Буша-младшего. Однако комбинация реакции США на прошедшие выборы в России и занятую Москвой позицию по Сирии в прямом смысле ликвидировала все достижения в этом смысле.

Сегодня каждая сторона полностью контролирует тон, который используется в отношении друг друга. И у Вашингтона, и у Москвы есть все возможности, чтобы его сменить при обоюдном желании. Кроме того, необходимо попытаться найти области взаимных интересов, по которым можно успешно совместно работать. На мой взгляд, наиболее многообещающие области, где интересы обеих сторон пересекаются, связаны с сотрудничеством по Афганистану, а также проблематике обеспечения безопасности в Центральной и Южной Азии. Выстроить в настоящее время конструктивный диалог по проблемам Сирии, ПРО, европейской безопасности, сокращения ядерных вооружений будет гораздо труднее.

При этом надо понимать, что в условиях сильных антироссийских настроений на Капитолийском холме Белый дом сильно ограничен в том, с какими инициативами в отношении России действующая администрация США может прийти в сенат и получить поддержку законодателей.

Советник по национальной безопасности США Том Донилон может вскоре посетить Москву. Что именно в области международных отношений является первоочередным приоритетом администрации Обамы и какую роль в этом отношении может сыграть Россия?

Пол Сондерс: Помимо упомянутого визита Тома Донилона в Москву, в Белом доме, насколько мне известно, также обсуждается возможность поездки Барака Обамы в Россию. В случае если такая возможность действительно изучается, то это позитивный сигнал о том, что США действительно хотят сменить не самую положительную динамику в двусторонних отношениях. 

Но главные приоритеты администрации Барака Обамы целиком и полностью связаны с внутренней повесткой. Там не все так просто, и поэтому он хочет по максимуму ограничить вмешательство внешнеполитических сюжетов в  свою "домашнюю" политику. А главным приоритетом в области международных отношений Белый дом считает поиск эффективных путей, как не допустить создание Ираном ядерного оружия, причем, без военного сценария. Считаю, что именно здесь есть пространство для более тесного сотрудничества США и России, поскольку, во-первых, Москва против того, чтобы Иран получил ядерное оружие, и, во-вторых, Россия против военного вмешательства США. Здесь наблюдается пересечение интересов, хотя и проблем тоже хватает - Вашингтон хочет использовать угрозу применения силы и санкции в качестве средства продвижения переговоров, а Россия не считает такой подход правильным.

Власть Работа власти Внешняя политика Правительство МИД Россия и США