Новости

05.02.2013 00:57
Рубрика: Власть

Лучше вы к нам на Дальний

Виктор Ишаев: На Дальний Восток люди будут стремиться со всей России
Через двенадцать лет средняя продолжительность жизни на Дальнем Востоке составит 72,4 года, увеличившись почти на шесть лет.

Население региона прирастет на 1,5 миллиона человек. А доля в экономике страны достигнет 10,4 процента. Такие целевые индикаторы предполагается заложить в госпрограмму развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Министерство по развитию Дальнего Востока должно сдать ее на суд правительства и экспертов уже к апрелю.

 
Виктор Ишаев: У нас на новых заводах средняя зарплата - 100 тысяч рублей. Фото: Сергей Михеев / РГ
 

Так сколько же денег потребуется вложить в регион до 2025 года, Виктор Иванович?

Виктор Ишаев: Федеральных денег потребуется не менее 200 миллиардов рублей.

Коэффициент привлечения частных средств составит 1 к 5. То есть от бизнеса мы получим в программу еще триллион рублей.

И 300-350 миллиардов можно подтянуть за счет эффекта мультипликации. Такова цена вопроса для того, чтобы выйти на целевые индикаторы, которые закладываются в программу. И от этого никуда не денешься.

Все так точно просчитано?

Виктор Ишаев: У нас первый проект программы был готов еще 15 января. Сама идеология, основные цели, индикаторы подготовлены.

Так, мы планируем, что до 2025 года выработка валового продукта в регионе должна вырасти в 2,6 раза, объем привлеченных инвестиций - в 3,8 раза. При этом Дальний Восток и Байкальский регион будет занимать в экономике страны достаточно серьезное место, а наши показатели - несколько опережать среднероссийские.

Получится "обогнать" страну?

Виктор Ишаев: Дальний Восток и сейчас работает более эффективно, чем российская экономика в среднем. Например, выработка валового регионального продукта в среднем по стране составил в 2011 году 13,7 тысячи долларов, а у нас - 17,6. А 4,4 процента населения Дальнего Востока и Забайкалья создают 5,6 процента валового продукта.

Но вот что сегодня Дальний Восток губит, так это дороговизна, тарифная политика. Смотрите сами: мы Китаю продаем электроэнергию по полтора рубля за киловатт, а крестьянам в Амурской области - по 5 рублей 20 копеек. Очень высокие издержки на ЖКХ, транспортные тарифы. В итоге доходность наших предприятий не превышает 12 процентов, а китайских составляет 45-50 процентов. Поэтому, конечно, развиваться Дальнему Востоку крайне тяжело.

И каким может быть выход?

Виктор Ишаев: Мы понимаем, что просто снижать тарифы, не платить производителям деньги неправильно. Наше предложение - снизить для предприятий региона налоговую нагрузку. Сделать, например, дифференцированным подход к налогу на добычу полезных ископаемых. Возможно, для каких-то проектов его даже обнулить. Освободить от налога на прибыль на 10 лет новые предприятия.

Уже известно, на какие конкретные проекты пойдут закладываемые в госпрограмму деньги?

Виктор Ишаев: Все проекты пока, конечно, не просчитаны. Но общее понимание, в каком направлении идти, есть.

Мы предлагаем отталкиваться от естественных преимуществ Дальнего Востока. Это, прежде всего, природные ресурсы и географическое положение. Вот из этого и надо исходить. Причем когда мы говорим о ресурсах, это не только нефть, газ, лес и рыба. Но и продовольствие.

Дальний Восток богат землями, территория округа - 36,1 процента от территории всей России при населении 4,4 процента. А рядом находятся Китай, Япония с мощными рынками сбыта. Идею создания продовольственного кластера в регионе мы продвигаем уже несколько лет. На сельском хозяйстве можно зарабатывать. Например, для того, чтобы выйти на нулевую рентабельность по сое, достаточно собирать пять-шесть центнеров с гектара, а самый слабый урожай - 13-18 центнеров. В 2011 году мы впервые собрали миллион тонн сои.

Она у вас генномодифицированная?

Виктор Ишаев: Ни в коем случае. Модифицировать нечем. Да это и не нужно нам.

Транспортные проекты в программе тоже будут?

Виктор Ишаев: Мы рассчитываем на четыре железнодорожных проекта. Первый - это модернизация Транссиба, развитие контейнерных перевозок, которые сегодня не работают.

Второй проект - строительство БАМ-2. Мы делали предварительные расчеты, эта дорога будет загружена. Только угольщики готовы перевозить по ней до 70 миллиона тонн в год, а еще есть лес, машиностроительная продукция. Это хороший проект, он будет востребован. Конечно, мы не можем не говорить о строительстве железной дороги на Сахалин. Это политическое решение. А, с другой стороны, оно важно и для экономики. На острове есть незамерзающие порты, а наши предприятия вынуждены, например, грузить свой уголь в Северной Корее. Железную дорогу и порты надо будет связать в единую цепочку. Мы говорим также о строительстве Транскорейской железнодорожной магистрали, которая позволит брать грузы в южнокорейском порту Пусан и перевозить их в Европу.

Есть планы по развитию в регионе опорной сети автомобильных дорог. Это дорога Чита - Хабаровск, Хабаровск - Владивосток. Дорога, которая пойдет от Большого Невера в Якутию ("Лена") и трасса "Колыма". Ну и, конечно, есть еще Северный морской путь. Он в разы короче традиционного.

Для себя вы определили, каким должен быть баланс в инвестициях для Дальнего Востока? Например, между зарубежными и российскими?

Виктор Ишаев: 90 процентов - это инвестиции российские и 10 процентов - зарубежные, в том числе прямые инвестиции от 2 до 4 процентов. Остальные портфельные или внесение в уставной капитал.

Для Японии у нас есть хороший проект: построить на Сахалине мощную электростанцию и продавать электроэнергию

Кстати, к иностранным инвестициям я отношусь осторожно. Понятно, в наш газ все готовы вкладываться. Но мне важно, что в регионе останется. По проекту "Сахалин-2" наша доля практически равна нулю. Весь объем газа законтрактован до 2025 года, иностранный инвестор его сжижает, транспортирует, получает прибыль. Вот и японцы говорят, что готовы построить трубопровод с Сахалина на Японию. А мы говорим, что не готовы... Будем сжижать газ, продавать. Но это не значит, что мы не приветствуем иностранные инвестиции. Пожалуйста! Но там, где и нам выгодно. Вот, например, строится новый судостроительный завод. Будем создавать специальные суда - нефтеналивные и газовозы. Мы в России их никогда не строили. И в этом проекте участвует корейский инвестор.

Вы согласились принять участие в российско-японском форуме. Есть виды на какие-то совместные проекты?

Виктор Ишаев: Наша задача раскрыть потенциал Дальнего Востока, показать его возможности.

Сейчас накопленные инвестиции из Японии составляют около 10 миллиардов долларов. В основном это вложения в Сахалинские проекты. Самым большим их объем был в 2009 году, когда на острове сдавался завод по сжижению газа. Японский бизнес проявляет интерес к проектам по добыче газа на Ковыктинском, Чаяндинском месторождениях, газо- и нефтехимии. Активно изучает перспективы по добыче урановых и железных руд. Это то, на что обращает внимание весь мир. Есть инвестиции в автомобильное производство, лесной, рыбный комплекс. Пытаются заниматься и развитием инфраструктуры, но там объемы весьма небольшие.

А вы внимание японских коллег на что бы обратили?

Виктор Ишаев: Да, ресурсы у нас в структуре экономики занимают первое место, но это 24,5 процента. На втором месте - транспорт, на третьем - строительство. Следом идут банковская деятельность, обрабатывающая промышленность...

И наша задача убедить инвесторов участвовать в пакетных проектах. Мы встречались с премьер-министром Японии, мы хотим работать на Эльгинском месторождении. Вы хотите добывать уголь? Пожалуйста! Дорогу хотите строить? Нет? Ну, тогда извините. В экономике Японии сегодня - сложная ситуация. Страна ищет рынки сбыта, ресурсы. И для Японии у нас есть хороший проект: давайте бросим на японские острова не трубу, а электрический кабель, а на Сахалине построим мощную угольную электростанцию, и будем продавать вам электроэнергию.

Об этом проекте говорят очень давно. Что не получается?

Виктор Ишаев: Этому проекту лет 40. И его постоянно пытаются запустить. Уже ко мне приезжала ассоциация японских бизнесменов. Но решения на уровне правительства Японии нет.

Я возглавляю Российский нацкомитет по Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству. Проводим неформальные форумы, которые и вы сегодня пытаетесь внедрять. На них можно обсуждать любые вопросы, высказывать любые точки зрения. Надеюсь, такие встречи сдвинут, наконец, "камень с места". Но еще раз повторю, для меня приоритетны те проекты, которые создают рабочие места, хорошие зарплаты. Тогда в наши регионы люди будут приезжать со всей России, как, например, на Чукотку.

Вы недавно выступили с предложением организовать электронные торги биоресурсами. Расскажите, зачем это нужно?

Виктор Ишаев: Биоресурсы сегодня - это просто беда. Там ежегодно уворовывается около 1,5 миллиарда долларов. Причем это только то, что видно по таможенным документам, если взять данные стран-покупателей и наши цифры. А есть еще разница в ценах, когда мы продаем ресурсы в два раза ниже, чем они на самом деле стоят.

Вот поэтому я и внес предложение организовать электронные торги рыбой, вывести ее на биржу. Чтобы все было открыто, были видны цены, продавцы, объемы. Тут же, правда, нашлись противники. Нет, говорят, нельзя, ничего не получится. Рыбу, мол, покупатель должен видеть. Но есть же, например, зерновая биржа, где идут торги под будущие поставки. Или, скажем, китайцы сейчас покупают еще не выловленную рыбу, платят аванс, заранее определяя цены. Так что электронные торги надо запускать.

В других отраслях, завязанных на добычу природных ресурсов, проблем нет?

Виктор Ишаев: Если бы! Мы как-то подсчитали, что от использования ресурсов регион недополучает почти 300 миллиардов рублей в год. И никто нам эту цифру не опроверг.

Как же так получается?

Виктор Ишаев: Берет, например, компания лицензия на добычу ресурса. А осваивать ее не спешит. У компании при этом все нормально - ее капитализация увеличивается, цены на акции идут вверх, и за счет этого текут дополнительные деньги. А на месте ничего не делается. Бюджет средств не получает, рабочие места не создаются.

Или работа на нашей территории по той же рыбе, лесу иностранных компаний, когда они вывозят сырье на свою территорию и там его перерабатывают. Мы предлагаем нашим соседям: давайте переработку перемещать на нашу сторону. Для начала довести ее до 30 процентов, потом - до 50.

Человек родился

На "Деловом завтраке" в "РГ" несколько месяцев назад вы говорили, что одна из ваших главных задач остановить исход населения с Дальнего Востока. Удалось что-то сделать?

Виктор Ишаев: Мы этим занимаемся постоянно. За прошлый год мы потеряли 15 тысяч человек, жаль, конечно, но они уехали в другие российские регионы, так что страна не пострадала. Что касается демографической ситуации, то в 2012 году мы по чистому приросту населения значительно перегнали средние показатели по стране.

И за счет чего?

Виктор Ишаев: Конечно, важную роль играет материнский капитал, мы стали давать жилье молодежи. Люди почувствовали, что здесь можно нормально жить. Можно на хороших проектах зарабатывать деньги.

Наших читателей волнует вопрос так называемой "китайской угрозы". Вы в нее верите?

Виктор Ишаев: Если говорить о Дальнем Востоке, то у нас в структуре привлеченной иностранной рабочей силы на первом месте находится не Китай. Он на втором или на третьем месте. А больше всего гастарбайтеров из Средней Азии - Таджикистана, Киргизии, Узбекистана.

Обсуждается ли вопрос о налоговых преференциях для россиян, переезжающих на Дальний Восток? О подъемных?

Виктор Ишаев: Миграционная программа есть. Но она не много дает. Еще раз повторю: если нет качественных рабочих мест, люди не приедут.

Но есть и другая точка зрения. Зачем завод строить, если людей нет?

Виктор Ишаев: Неправильно это! Люди, как раз под завод приедут. Не было никаких проблем, когда японцы создавали вместе с нашими предпринимателями сборочное производство автомобилей. Когда строился завод по сжижению газа. Завод по нефтепереработке. Люди приехали. Там средняя зарплата более 100 тысяч рублей. А по стране и до 30 тысяч не дотягивает. У нас около 160 тысяч иностранцев работает. Чем мы их привлекаем? Деньгами. Они приезжают и зарабатывают.

Получается, решение проблемы найдено? Но 15 тысяч все-таки уехали...

Виктор Ишаев: Есть инвестиционный климат, он у нас нормальный. Но есть и административные барьеры, и колоссальнейшая коррупция. Но Дальний Восток по уровню делового климата не в отстающих. Но хотелось бы большего.

Сейчас я внес предложение, чтобы снизить административные барьеры. Изучали опыт других стран. Там новое предприятие оформляется полгода. У нас - 2-3 года только отвод земли. Это сумасшествие - открыть у нас бизнес. Поэтому нам надо разработать алгоритм, чтобы в течение полугода предприятие могло быть зарегистрировано.

Ваши предложения содержат конкретные сроки?

Виктор Ишаев: Обсуждаем. Вновь создаваемое предприятие должно быть прописано в законе. Что отвод земли происходит, например, в течение двух месяцев. Подключение к техническим сетям - одного месяца. И прочие вопросы. Тогда мы выйдем на эти режимы. Сегодня законодательство предусматривает иную схему. Можно возвращать заявки по формальным признакам. А должен быть "железный" механизм согласования. Если в течение месяца, как положено, на заявку не ответили, значит, она считается согласованной. Все свободны! Вот такие жесткие меры нужны.

О российско-японском форуме

Российско-японский форум "Точки соприкосновения: Бизнес. Технологии. Культура" пройдет с 27 февраля по 1 марта 2013 года в Токио. Форум организован "Российской газетой" и японской газетой "Майнити Симбун". Среди основных участников форума - Министр иностранных дел Японии Фумио Кисида, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Японии Е.Афанасьев, экс-премьер-министр Японии Ё.Мори.

Больше информации вы можете найти на сайте www.rus-jap.ru

Контакты для участия в форуме: Мария Клейменова, maria.kleymenova@rbth.ru; +7 (495) 775-31-14