20idei_media20
    13.02.2013 23:10
    Рубрика:

    На Берлинале представили фильм опального иранского режиссера Джафара Панахи

    Берлинале показал два фильма о жизни взаперти
    Человек заперт на своей роскошной вилле у моря. Он тщательно занавешивает огромные окна, задергивает все занавески, он даже не дает выйти на воздух псу - погулять и сделать свои дела. Он отгородился от мира и пишет сценарий.

    Но вот из внешней тьмы материализовалась странная пара - парень и девушка, назвавшая себя его сестрой. Парень скоро растворится в пространстве, девушка останется и будет самим своим присутствием выталкивать художника из его заточения - добровольного или вынужденного, нам не объясняют.

    Внешний мир дает о себе знать и теленовостями, в которых сообщают об уничтожении всех собак страны. Песик, глядя на собачий Освенцим на экране, грустно вздыхает.

    Идет фильм опального иранского режиссера Джафара Панахи "Закрытый занавес". Он в Иране отлучен от профессии, и Берлинале в знак солидарности уже оставлял для него пустой стул в жюри, а теперь перед входом в фестивальный дворец, где идет его конкурсная картина, зрителей встречают старушки с сурово поджатыми губами и плакатом "Джафар Панахи должен быть здесь!".

    Панахи, понятно, на премьере его фильма нет. Но он напоминает о себе вот этой своей феллиниадой. Она о том, что невозможно художника изолировать - насильственно или добровольно - от того, что происходит в стране и в мире. Фильм закончится тем, что привязчивая девушка, ночной кошмар Панахи , его муза и живой укор, сорвет все занавески, в окна виллы хлынет солнце, художник, пообедав, соберет вещи и выйдет в мир - легально или бегством, нам не сообщают.

    Художника играет сам Панахи. Мы увидим и оператора, который все это снимает, - перед нами творческая лаборатория художественной мысли, ее срез, как в "Восьми с половиной" Феллини.

    Но тем больше бросаются в глаза любительская игра самого Панахи и его актеров, педалированная многозначительность каждого кадра, движения, паузы.

    Фильм закончился скудными аплодисментами солидарности и бестактным буканьем зала. Когда художник в заточении, говорить об эстетике неуместно.

    Боюсь, что фильм получит какой-то важный приз. Когда в одном конкурсе состязаются эстетика и солидарность, говорить о художественной стороне солидарности было бы бестактно.

    Поделиться: