Новости

18.02.2013 00:18
Рубрика: Культура

Магия Мелизанды

Мариинский театр выступает на сцене Большого театра
Ежегодный проект "Золотой маски” "Премьеры Мариинского театра в Москве” стартовал на сцене Большого театра не номинированным на премию спектаклем, а постановкой "Пеллеаса и Мелизанды”, значение которой придает сам театр, впервые обратившийся к оперному шедевру Дебюсси-Метерлинка.

Премьеру приурочили к 150-летию композитора - в постановке Даниэла Креймера и Джайлса Кейдла, прежде уже работавших на Мариинской сцене над оперой Бартока "Замок герцога Синяя борода”, также написанной на символистский текст Метерлинка. Старинная легенда трансформировалась тогда в жутковатый оперный триллер с героем-маньяком, замуровывающим женщин в подвале своего дома. Не менее радикальной по отношению к нежной метерлинковской материи - с ее внутренним светом и тихими вибрациями воздуха, с зыбкой водой водоема, на дне которого бликует оброненное Мелизандой обручальное кольцо, с персонажами - странно прекрасными и зловещими, готическими, фатальными, с музыкой Дебюсси, мерно разливающейся мерцающей звуковой палитрой, оказалась и постановка "Пеллеаса и Мелизанды”.

Вместо мира хрупкой красоты, окруженного пугающей тьмой замка-лабиринта, мистического места заточения героев, на сцене обнаружилось промышленное пространство: вертикальные трубы-стволы фантасмагорического завода-леса, деятельные массовки "рабочих”, электро-лампы, мерцающие по "цилиндрическому” контуру сцены. В почти полной тьме лучом высветлялись фигуры - рыжекудрая Мелизанда, застывавшая с неподвижным лицом в потоке золотистого света, ее муж Голо - агрессивный подозрительный неврастеник, Аркель - выживший из ума старика, глава семейства, костюмированный "под короля” в подбитый мехом алый халат, Пеллеас, возлюбленный Мелизанды, порывистый, как Пьеро, кукольно зависающий на спускающихся с балкона длинных шнурках - "локонах” Мелизанды.

И этот странный мир, пронизанный страхами и фрустрациями, суггестией подозрительности, запретного чувства, нерадостной беременности, яростной ревности, завораживающий медитативным ритмом и непрерывным таинственным звуковым потоком в оркестре (дирижер Валерий Гергиев), как-то вдруг слишком конкретно, а от того - плоско, "бытовал” на сцене: стол, кровать, диван, трапеза, фабричные рабочие в передниках, кухонный нож вместо меча, мусорный бак, "чокнутость” Мелизанды - нежной метерлинковской "души Любви”, избивающей здесь кулаками свой беременный живот, криминал на почве ревности и прочее, что, по сути, теряло уже связь и с тонкими мирами Метерлинка, и с музыкой Дебюсси. Хотя именно музыкальная часть сохранила магию "Мелизанды”, а солисты - Анастасия Калагина (Мелизанда), чарующая нежным "светящимся” звуком, Андрей Бондаренко (Пеллеас), Евгений Уланов (Голо), Олег Сычев (король Аркель), продемонстрировали не только качество сложнейшей вокальной работы, но и уровень французского языка, позволяющий ощутить трепетную красоту сокровенных метерлинковских диалогов.

К слову

В эти дни в Москве Валерия Гергиева избрали главой Всероссийского хорового общества. История ВХО насчитывает 135 лет, и идея возродить его деятельность, прерванную в период перестройки, выдвинул сам Гергиев на заседании Совета по культуре и искусству при президенте РФ. Вице-премьер правительства Татьяна Голодец возглавит Попечительский совет ВХО, руководителем Оргкомитета назначен Павел Пожигайло.

Культура Театр Музыкальный театр Классика с Ириной Муравьевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники