Новости

19.02.2013 00:50
Рубрика: Экономика

Декларация расскажет всё

Росстат ищет доступ к базе данных налогоплательщиков
В "Российской газете" состоялся "Деловой завтрак" с руководителем Росстата Александром Суриновым. Он ответил на вопросы "РБГ".

 

 
Видео: Виталий Юрчак

Александр Суринов, руководитель Федеральной службы государственной статистики:

РГ: Как сегодня рассчитывается производительность труда? Готов ли Росстат предложить механизм, который позволит отследить динамику появления новых рабочих мест?

Александр Суринов: Именно Росстат должен рассчитать этот показатель. Индекс производительности труда - это динамика физических объемов ВВП, деленная или на динамику отработанного времени, или на численность занятых. Лучше делить на отработанное время, потому что есть явление сверхзанятости, есть и неполная занятость. Сейчас есть задание оценить число высокопроизводительных рабочих мест. Мы проконсультировались с минэкономразвития по поводу того, какое рабочее место считать высокопроизводительным. Договорились, что в реальном секторе, например, мы выбираем критерием добавленную стоимость на одного занятого выше определенного уровня. Сейчас мы разрабатываем эту методику. И направим ее в минтруд, минэкономразвития, минрегион. После опубликуем на сайте.

РГ: Эксперты бизнес-сообществ сетуют, что оперативная и полная статистическая информация о деятельности предпринимателей сосредоточена в информационных базах не только Росстата, но и ФНС России. В результате статистические данные в ряде случаев противоречивы. Не все открытые данные, которые в рамках отчетности представляют предприниматели, доступны для изучения и анализа. Возможно ли "замкнуть" всю имеющуюся у разных органов статистику в Росстате?

Александр Суринов: У нас в стране налоговая служба регистрирует бизнес, будь то физическое лицо или юридическое. И при регистрации никто не присваивает, например, статус малого, среднего или крупного предприятия, а нам, как статистикам, это крайне важно. Ведь по закону о развитии малого и среднего бизнеса мы можем малые и средние предприятия обследовать только на выборочной основе.

Мы много раз ставили вопрос перед налоговой службой, чтобы они предоставили нам возможность получать данные налоговых деклараций по конкретным плательщикам. Тогда мы могли бы не задавать те вопросы, на которые уже предприятия ответили, когда декларацию составили: численность персонала, налоги, фонд оплаты труда и т. д. Тем самым мы бы снизили статистическую нагрузку на предприятие, и это очень важно. Второе - мы имели бы возможность рассчитывать показатель так называемой демографии предприятий: предприятие родилось, объединилось, разъединилось, переехало в другой регион, ликвидировалось и так далее.

То, что, например, делают наши коллеги в странах ОЭСР. Что касается противоречивости данных, действительно, данные, например, по количеству индивидуальных предпринимателей ФНС отличаются от данных Росстата. Это связано с тем, что ФНС основывается на результатах налогового учета. Наши данные базируются на обследованиях предпринимателей и отражают более объективную картину.

Надо иметь в виду, что ведомственная статистика формируется ведомствами по своей методологии исходя из существующих у них задач, а Росстат разрабатывает официальную статистику, которая основывается на научно-обоснованной методологии. Для ее разработки используются международные стандарты, которые позволяют обеспечить ее сопоставимость.

РГ: Так, может быть, вступление в ОЭСР как-то изменит ситуацию?

Александр Суринов: Мы уже все аргументы использовали, с руководством "ОПОРЫ России" встречались, говорим: ну, мы же вас мучим, оно вам надо? Я очень благодарен прессе, потому что с ее помощью проблема конфиденциальности их данных успешней решается. Надо сказать, что судебные приставы тоже пока не имеют доступа к базам данных. Однако наши поправки в закон мы уже внесли, министерства согласовали документ, и в этом направлении мы приблизились хоть на полшага к тем законам, которые действуют в Европе.

РГ: Росстат не ведет статистику о применении малыми и средними предприятиями налоговых режимов. У ФНС России есть часть информации. Мы знаем, сколько МСП сдают деклараций по спецрежимам. Но сколько из них применяют общую систему налогообложения - такой статистики нет. Возможно ли ведение Росстатом такой статистики?

Александр Суринов: А зачем, если это все будет в налоговой декларации. Если у нас будет доступ к базам налоговой службы, нам ничего не нужно. Нельзя сказать, что налоговики с нами не сотрудничают. Мы получаем огромное количество информации. Но нам нужна не только сводная информация, но и дезагригированная по каждому налогоплательщику. Чтобы к этой декларации мы бы привязали нашу форму и статистической, и бухгалтерской отчетности. Вот был бы такой вектор информации по каждому предприятию, тогда бы мы в наших статистических вопросниках убрали ненужные графы. Плюс ко всему налоговые декларации тоже далеко не всегда соответствуют реальным показателям. Нас вводят в заблуждение, налоговиков тоже. Но у них есть право проверки. У нас такого права нет. Поэтому априори мы считаем, что налоговая декларация - более достоверная информация. Это очень важно. И мне, как статистику, как человеку, который работает с информацией, просто обидно: огромный ее массив не используется в полной мере.

РГ: Малые и средние предприятия с разной периодичностью отчитываются перед органами статистики, налоговыми органами, внебюджетными фондами. Отчетность зачастую включает дублирующие сведения. Возможно ли каким-то образом упростить формы отчетности, но без потери качества получаемой Росстатом информации?

Александр Суринов: Если посмотреть на нашу анкету сплошного обследования малого и среднего бизнеса, то там фигурируют малые предприятия, средние и предприниматели без образования юрлица. Самая простая анкета для предпринимателя. Для предприятий посложнее. Я долго работал в том подразделении и Госкомстата СССР, и Росстата, которое собирало информацию. Поэтому к респондентам я отношусь трепетно. Если респондент тебя не полюбит, то правды не добьешься. Я был в одном регионе, когда представители бизнес-организации сказали: очень сложная анкета. Дескать, в ней даже спрашивают о дате образования предприятия. Ну как реагировать, если человек даже не помнит, когда он образовал свой бизнес?!

РГ: Второй год подряд Росстат занимается выборочным обследованием промышленных предприятий, составляя таблицы "затраты-выпуск". Какие еще обследования вы готовите для бизнеса?

Александр Суринов: Мы только один раз собирали информацию о затратах по производству продукции. Сейчас ее обрабатываем. Формируем самые первые таблички по структуре затрат. Все идет по плану.

Подобные обследования по структуре затрат, сплошные обследования малого и среднего бизнеса мы планируем проводить раз в пять лет. К регулярной системе сбора данных, мы уверены, привыкнет бизнес. Он должен понять, что является не только респондентом, участником наблюдений: все делается и для него. Полученная информация поможет изучению рынка, конкурентной среды. И бизнесу нет никакого смысла этому противодействовать.

Фоторепортаж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Экономика Финансы Налоги Экономика Работа Правительство Минэкономразвития Росстат Рынок труда Деловой завтрак