Новости

19.02.2013 00:10
Рубрика: Экономика

Есть только МИП

Минобрнауки призывает бизнес сотрудничать с вузами
За три года действия Федерального закона N 217, который разрешил бюджетным научным и образовательным учреждениям создавать малые инновационные предприятия (МИП), было создано около 1800 таких структур. И если в 2009 году средний доход одного предприятия составлял 800 тысяч рублей, то в прошлом году - 2,7 млн рублей. Такие данные были приведены в ходе ежегодной конференции "Государство. Наука. Бизнес: механизмы взаимодействия в инновационной сфере"

Один из наиболее успешных примеров - это Белгородский госуниверситет, на базе которого было создано 70 МИП. Вуз перестроил свои образовательные программы, добавив в них курс по инновационному предпринимательству, дипломные работы выпускников стали сопровождаться бизнес-планами. "Конечно, в основном их уровень был ниже среднего, но 10% этих бизнес-планов легли в основу реальных стартапов, которые обращались за поддержкой институтов развития, в первую очередь Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере", - рассказал замдиректора департамента государственной научно-технической и инновационной политики минобрнауки Сергей Матвеев. По его словам, в прошлом году общий доход этих предприятий составил 140 млн рублей, было создано 400 рабочих мест. Появление МИП влияет и на образование, считает чиновник: оно становится более ориентированным на практику.

Эксперты отметили, что бизнесу выгодно сотрудничество с вузами в рамках создания МИП - с одной стороны, предприятия, которые вкладываются в НИОКР, получают налоговые преференции, с другой - имеют возможность получить высококвалифицированных специалистов. Как рассказала исполнительный директор Национального фонда подготовки кадров Ирина Аржанова, в ноябре прошлого года был объявлен сбор заявок на участие в президентской программе подготовки кадров, в которой приняло участие более 50 вузов. Повышение квалификации уже прошли более 5 тысяч инженеров, работающих в реальном секторе. Эксперт обратила внимание на то, что эта программа ориентирована на практические запросы работодателей. В ее рамках предусмотрено прохождение теоретического курса на базе вуза, а затем стажировки на предприятиях в России и за рубежом (на производстве, в инжиниринговых центрах и т.д.). "Это хорошая возможность для бизнеса повысить квалификацию своих инженеров, тем более что программа выгодна и удобна с точки зрения финансов. Она основана на механизмы ГЧП, не менее 50% процентов оплачивает государство", - отметила Аржанова. Следующий сбор заявок на участие в этой программе будет объявлен в марте.

Минобрнауки сегодня предпринимает множество шагов по изменению ландшафта российского высшего образования, один из проектов в этом направлении - это ранжирование вузов. Как подчеркнула Ирина Аржанова, "расставление по местам" не является самоцелью.

Главная задача - понять, какие инструменты поддержки нужны разным университетам - более сильным и менее, ориентированным только на науку или только на образование, и т. д. По словам эксперта, для каждого класса вузов должны быть специфические направления оценки и различные инструменты господдержки. В частности, по ее мнению, слабые вузы, не имеющие связей с бизнесом, промышленностью, не должны получать поддержку в рамках постановления правительства N 218 "О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства". Для них должны быть предусмотрены другие механизмы. Что касается бизнеса, дифференцированные критерии оценки университетов позволят ему лучше ориентироваться в том, с какими вузами в каком направлении можно сотрудничать и откуда брать кадры по конкретным специальностям.

- Многомерное ранжирование помогает оценить систему в целом, выбрать некие бенчмарки для оценки вузов не только в российском, но и во внешнем пространстве, - пояснила эксперт. - Можно учитывать разные миссии и характеристики вузов. Когда проходил отбор неэффективных вузов, одна из претензий была, что все вузы разные и надо сравнивать их по классам. Ранжирование позволяет это сделать по совокупности индикаторов. В нашей апробации участвовали 103 вуза, в том числе 8 федеральных университетов и 28 национальных исследовательских университетов. Мы ранжировали их по пяти показателям - наука, обучение, международная деятельность, трансфер знаний и взаимодействие с регионом. Всего три НИУ занимают лидирующие места по всем пяти позициям. А по международной деятельности и трансферу знаний большинство находится в аутсайде.

Сегодня вузы, получающие господдержку, не очень озабочены тем, чтобы зарабатывать самим через трансфер знаний и технологий, через взаимодействие с бизнесом. Одна из форм такого трансфера - это как раз создание малых инновационных предприятий. Впрочем, несмотря на приведенную статистику по реализации 217-ФЗ, в ходе конференции звучали мнения о том, что механизм создания МИП не работает и разрабатываемые патенты не нужны бизнесу. По мнению некоторых экспертов, подход необходимо менять и при создании предприятий исходить из решения конкретных задач бизнеса, создавать технологии под его запросы. С такой позицией не согласился Сергей Матвеев. "Мысль о том, что бизнес сам должен сказать вузам, где лежит предмет их творчества, неправильна. Зачем им что-то выдумывать? Сама наука должна искать приоритетные направления развития", - уверен чиновник.

Еще один важный аспект взаимодействия бизнеса и образовательных учреждений - это закрепление прав на результаты интеллектуальной деятельности. Сейчас разрабатывается госстратегия, в которой четко прописывается, как этими результатами управлять. Сегодня, если минобрнауки в рамках Федеральной целевой программы профинансировало какой-то проект, оно решает, кому будет принадлежать интеллектуальная собственность проекта. Эту модель предлагается поменять: результаты закрепить за исполнителем проекта, в независимости от того, каким образом было привлечено финансирование - через ФЦП, гранты, институты развития и т. д. "Это означает, что если вы как соисполнитель входите в проект, вы можете быть уверены, что результат принадлежит коллективу и государство не вмешивается в этот процесс. Исключение - продукция военного и специально контролируемого назначения, выполнение гособоронзаказа", - пояснил Сергей Матвеев. Сейчас обсуждается вопрос, что делать с интеллектуальной собственностью, которая уже закреплена за государством. Предполагается, что она будет передаваться предприятиям по публичной оферте в форме неисключительных прав при условии, что эти результаты будут вовлечены в реальную экономическую деятельность.

Впрочем, пока государство не вполне готово не вмешиваться в процессы взаимодействия вузов и бизнеса. В ходе конференции начальник инспекции Счетной палаты по контролю расходов федерального бюджета на образование, молодежную политику и СМИ Андрей Жижин рассказал о системных нарушениях организаций, которые подают заявки на получение господдержки в рамках постановления N218. По его словам, часто возникает ситуация, в которой организация получает поддержку на три года, однако проекты на второй и третий год реализации программы не прописаны. Фактически вузы распределяют оставшиеся деньги между своими сотрудниками, а документы, подтверждающие выполнение научных работ, предоставить не могут. Еще один способ "освоить" бюджетные деньги - предприятия делегируют своих сотрудников на должности младших научных сотрудников в вуз, те получают средства по госпрограмме и благополучно увольняются. По словам Жижина, такие случаи направляются на рассмотрение в правоохранительные органы, так как связаны с нецелевым использованием бюджетных средств.

Еще один вопрос, который волнует государственных аудиторов, - это результаты оценки интеллектуальной собственности. Андрей Жижин привел пример, в котором некое государственное учреждение продало патент коммерческому предприятию за 1 млн рублей. Затем это предприятие оценило патент уже в 300 млн рублей и еще столько же привлекло от инвестора. По мнению чиновника, если инвестор готов вложить такие средства, значит, это более справедливая оценка стоимости патента. В то же время госучреждение привлекало для его разработки бюджетные деньги. Таким образом, как считает Жижин, государственный бюджет потерял 299 млн рублей. Однако экспертное сообщество с ним не согласилось. По словам Сергея Матвеева, если коммерческое предприятие сделало другую рыночную оценку и нашло инвестора, это их право. В законодательстве сегодня единой установленной методики оценки нет.

Экономика Бизнес Общество Образование Правительство Минобрнауки