Новости

20.02.2013 00:47
Рубрика: Власть

Неприкасаемый трест

Заявления о произволе чиновников нередко остаются для правоохранительных органов пустым звуком
Читая заголовки с ленты новостей, иной раз думаешь, что борьба с коррупцией в России действительно стала частью государственной политики, а не "модным трендом". Сообщения о выявленных фактах и заключенных под стражу нечистых на руку чиновниках появляются регулярно. Невольно складывается новый образ правосудия - безжалостной и беспощадной к оборотням в погонах и галстуках.

Только в жизни иной раз все бывает не так красиво, и свидетельств тому немало. Вот и на этот раз мы имеем огромную папку документов и обращений от жильцов и собственников нежилых помещений дома 15 корп.2 по Коломяжскому проспекту в Санкт-Петербурге. Суть их сводится к одному: решив помочь компетентным органам в борьбе с коррупцией, люди придали огласке факты, свидетельствующие о злоупотреблениях, допущенных застройщиком дома - ЗАО "Строительный трест" при безусловной "поддержке" со стороны чиновников. Обращения авторов писем, пройдя путь от районных правоохранителей до Москвы и обратно, фактически легли под сукно.

История эта обросла десятками официальных документов. И первое, что бросается в глаза, в отношении как руководителей "Строительного треста" Евгения Резвова и Беслана Берсирова, так и госслужащих, фамилии которых фигурируют в обращениях жителей дома на Коломяжском, по-прежнему не предпринято ни одного процессуального действия. Возможно то,  о чем  писали люди, и не заслуживает широкого  внимания. Однако у того, кто  внимательно вчитается в материалы, подшитые в папку, не исключено, сложится другое мнение.

Суть вопроса. Или заявление первое

Читаем в заявлениях жильцов: "В нарушение положений жилищного кодекса и действующих СНиП ЗАО "Строительный трест" возвел на территории жилого комплекса по адресу Коломяжский 15 корп. 2 многоэтажный паркинг, не предусмотренный градостроительным планом".

Считается ли это нарушением? Безусловно, говорят специалисты. Именно градостроительный план является документом, определяющим, какие объекты и в какой конфигурации должны быть построены на выделенном застройщику участке. Любые импровизации без внесения корректировок в градостроительный план не допускаются.

Дальше. "Тем не менее, начальник Службы государственного строительного надзора и экспертизы (СГСНиЭ) Санкт-Петербурга Александр Орт, - говорится в заявлении, - в феврале 2008 выдает ЗАО "Строительный трест" разрешение на строительство не существующего в градостроительном плане паркинга, а в декабре 2009 - разрешение на его ввод в эксплуатацию".

Допустимо ли это? Открываю Градостроительный кодекс РФ. Нахожу: согласно статьям 51 и 55 разрешение на строительство и разрешение на ввод объекта в эксплуатацию может быть выдано только при условии соответствия объекта градостроительному плану. Несоответствие объекта капитального строительства требованиям градостроительного плана земельного участка является основанием для отказа в выдаче разрешения.

Причем парковка построена на земле, принадлежащей собственникам земельного участка - а с момента продажи первой квартиры это не "Строительный трест", а владельцы квартир и коммерческих помещений. С ними, заявляют жильцы, строительство паркинга не согласовывалось. Таким образом, по мнению юристов, очевидно нарушение законных интересов граждан.

А оценивая ситуацию, можно сделать вывод: противоправность деяния налицо - разрешения выданы в нарушение Градостроительного кодекса, то есть, незаконно. Общественная опасность очевидна - благодаря выдаче незаконных разрешений руководители ЗАО "Строительный трест" получили возможность по своему усмотрению использовать чужую собственность. И наконец, А.И. Орт подписывал разрешения собственноручно. И надо полагать, понимал, что вправе подписывать только разрешения в отношении объектов, предусмотренных градостроительным планом, и осознавая последствия своих действий и, наконец, их наказуемость.

Статья 286 УК РФ гласит, что совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, квалифицируется как превышение должностных полномочий. А если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности, то применима статья 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

Но интересно, как прокомментировали этот комплект признаков правонарушений в действиях А. Орта, правоохранительные органы. Выясняется, что обращение было переслано   в прокуратуру для организации проверки доводов.   "Размещение открытой стоянки не соответствует градостроительному плану и по данному факту прокуратурой города в УМВД по Приморскому району направлены материалы для проведения проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ".

А вот совсем интересный ответ. В нем большой питерский начальник  сообщает, что в ходе проведённой проверки установлено, что доводы заявителей сводятся, "к оспариванию действий начальника СГСНиЭ Орта А.И., выдавшего разрешение на строительство".

Что это: неспособность или нежелание принимать процессуальные решения в отношении Александра Орта? Можно вопрос поставить и так: это недостатки отдельного исполнителя или системное отношение питерских правоохранителей, к вскрытым недостаткам? Если действия Александра Орта следователями до сих пор не признаны противоправными, то кто и когда отменил тогда персонально для него статью 51 градостроительного Кодекса Российской Федерации? В ней четко прописано, что "Разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка".

Последний вопрос особенно актуален с учетом того, что дом на Коломяжском 15 корп.2 - не единственный, насколько известно, объект ЗАО "Строительный трест", на котором зафиксированы подобного рода нарушения.

Какие препятствия стоят на пути правоохранительных органов? Слишком высокий руководитель (теперь, правда, бывший) Службы Стройнадзора? Влиятельность руководителей ЗАО "Строительный трест" Резвова и Берсирова, без учета интересов которых Орту не было смысла выдавать незаконные разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию объекта, не предусмотренного градостроительным планом? Или?..

Вопросов много, и некоторые из них не очень-то  хочется произносить вслух. Особенно прочитав очередной ответ заявителям, что ещё 06.07.2012г. копия их заявления в отношении А.И. Орта была направлена в городскую прокуратуру. Но вот беда… оттуда "материалы в отношении начальника Службы Стройнадзора А.И. Орта не поступали".

- А ведь деяния А.И. Орта,- говорит Светлана Скляр, одна из заявительниц, - лишь звено в последовательной цепи пренебрежения Законом в истории на Коломяжском.

Эксперты одобряют. Или заявление второе

В Службе строительного надзора и экспертиз есть штат государственных экспертов, которые неоднократно выдавали положительные заключения по проектной документации дома на Коломяжском проспекте. Пока из правоохранительных органов шли отписки, собственники помещений сами смогли в суде установить, что количество парковочных мест заложенных в проектах, получивших положительные заключения экспертов службы, не соответствует требованиям СНиП 2.07-89.

Так Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа установил, что "для объектов I и II очереди строительства (секции А, Б, В, Г, Н, П), как для жилых, так и для нежилых помещений, места для временного и постоянного хранения автотранспорта, места для гостевых парковок не предусмотрены; в отношении нежилых помещений, расположенных в объектах I и II очереди строительства, экспертиза проектов на соответствие требованиям СНиП 2.07-89 Службой не проводилась".

При этом в постановлении суда прямо указано, что "в рассматриваемом случае в рамках проводившейся Службой экспертизы должно было проверяться, в том числе соответствие необходимого количества парковочных мест требованиям технических регламентов и норм при проектировании и строительстве многофункционального жилого комплекса". То есть, можно снова сказать, налицо признаки должностных преступлений, совершенных должностными лицами Службы строительного надзора и экспертиз при выдаче положительных заключений по проектной документации, не соответующей действующим строительным нормам и правилам.

И снова на заявление  отписка.  Ни одним словом в ответе не упоминается заявление о должностных нарушениях экспертов, выдавших ЗАО "Строительный трест"   положительные заключения по проектной документации. Как прокомментировал юрист эту забывчивость: "по заявлению о преступлении против интересов государственной службы, совершённых сотрудниками Управления государственной строительной экспертизы, процессуальных действий, направленных на расследование выявленных фактов, правоохранителями, надо палагать,  не совершено".

Другой ответ, по сути, повторяет прежний…То есть,  заявление  вновь "осело" в прокуратуре.

Из  этого  можно сделать вывод, что прокуратурой не установлено достаточных данных о совершении должностными лицами Администрации города должностных преступлений, а доводы граждан о незаконном изменении ЗАО " Строительный трест" правового статуса земельного участка не нашли объективного подтверждения.

Только вот судебные решения, вынесенные при участии Службы Строительного надзора и Комитета по градостроительству и архитектуре, говорят об обратном. В их постановлениях и определениях прямо установлено, что обязательная экспертиза проектной документации сотрудниками Управления экспертиз не проводилась, в проектах требования СНиП и ТСН не соблюдены, однако положительные заключения по проектам выданы.

Какое ещё, более объективное подтверждение, чем выводы суда, тут нужны? Тем более в определении от 24.09.2012 суд прямо указал что, по проекту открытая внутридворовая автостоянка - это парковочные места именно временного хранения. Следовательно, их продажа в частную собственность и использование для постоянного хранения - ни что иное как незаконное изменение правового статуса земельного участка…

Такая эта уж безобидная вещь, чтобы списать действия чиновников на хрестоматийное российское разгильдяйство или невнимательность? Но в строительной практике, как поясняют специалисты, это означает экономию значительных средств на инфраструктуре.

Можно только догадываться, куда были направлены "сэкономленные" средства. И не нужно быть большим специалистом, чтобы понять, каждое по-отдельности взятое нарушение Закона лишено всякого смысла, зато скоординированные последовательные нарушения приводят к весьма ощутимым материальным выгодам тех, в чьих интересах и был нарушен чиновниками Закон. Ведь построенный без разрешения и сданный в эксплуатацию объект (к тому же не предусмотренный градостроительным планом) ЗАО "Строительный трест" продал за 62,5 миллионов рублей.

Почему этими вопросами не занимаются петербургские правоохранители, вопрос?

Необходимо упомянуть, что если бы правоохранительные  органы занялись-таки расследованием по упомянутым заявлениям, особой правовой оценки требовали бы еще несколько фактов..

"В связи с утилизацией документов"

Запросив у Службы информации госстройнадзора о наличии и количестве парковочных мест для посетителей встроенных торговых площадей, представители инициативной группы собственников жилья с удивлением узнали, что предоставить эту информацию Служба не может "в связи с утилизацией документов". Можно предположить, что таким, достаточно смешным для современного цифрового мира образом чиновники пытались "замести следы".

К тому же выводы арбитражного суда указавают, что "при проведении государственной экспертизы открывается дело государственной экспертизы, которое относится к архивным документам постоянного хранения".   В состав его входит "схема планировочной организации земельного участка", которое относится к архивным документам постоянного хранения. И именно Служба госстройнадзора отвечает за хранение архивных материалов в соответствии с Положением, регулирующим ее деятельность.

Таким образом, в решении Арбитражного суда содержится не вызывающая сомнений информация о незаконном уничтожении сотрудниками Службы документации государственного архива. Правоохранительные органы имеют  возможность,как считают юристы, реализовать процедуру по выявлению виновных и привлечению их к ответственности. Ибо такие действия можно трактовать как "неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе". И попадают эти действия под статью 293 УК РФ - "Халатность".

Факт второй. В 2011 году ЗАО "Строительный трест" предъявил Правительству Санкт-Петербурга иск о взыскании из городского бюджета 144 миллионов рублей, которые городское Правительство якобы обязалось выплатить "Строительному тресту" в связи с выкупом земельного участка для государственных нужд (строительство общеобразовательной школы). Арбитражный суд первой инстанции иск удовлетворил, так как представители Правительства СПб, Комитета по строительству, Санкт-Петербургского государственного учреждения "Фонд капитального строительства и реконструкции" в судебное заседание не только не явились, но даже не представили отзывы на иск. При этом, суд был вынужден признать оценку стоимости участка, предложенную "Строительным трестом", поскольку она не была оспорена ответчиками.

Но, к счастью, вмешалась пресса. В правительство Санкт-Петербурга была подана апелляционная жалоба и в судебном заседании, состоявшемся 20 сентября 2011 года, представитель ЗАО "Строительный трест" заявил об отказе от иска. И бюджетные деньги из казны не ушли. Но этим никто из правоохранительных органов снова не заинтересовался.

Список заявлений о правонарушениях, проигнорированных питерскими правоохранительными органами, этим не ограничивается.  Так, компания, ЗАО "Строительный трест", построив открытую автостоянку на 98 машиномест, приступила к реализации парковочных мест. Согласно Справке о стоимости строительства объекта от 06.03.2012 г. ЗАО "Строительный трест" распродало все 98 машиномест, расположенные в указанной выше открытой автостоянке. При этом согласно указанному документу стоимость одного машиноместа варьируется от 300 000 рублей до 1 500 000 рублей. Из поступивших заявлений и приложенных к ним документов следует, что без соответствующего оформления трест фактически получил от покупателей машиномест денежные суммы, в разы превышающие суммы, указанные в договорах и справке о стоимости строительства объекта от 06.03.2012 г.

Какие чудеса при этом происходили, умолчим. Отметим только, действия застройщиков при этом   носили, можно сказать, системный характер. Так, сотрудниками Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №5 по Санкт- Петербургу были выявлены факты неприменения контрольно-кассовой техники при наличных расчетах с физическими лицами по договорам участия в долевом строительстве, отсутствия у "Строительный трест" зарегистрированной контрольно-кассовой техники, не применения бланков строгой отчетности. Что явилось основанием для привлечения ЗАО "Строительный трест" к административной ответственности за совершение административного правонарушения...

Итак, эта история содержит факты не только игнорирования правоохранительными органами очевидных признаков правонарушений-нетрудно обнаружить, что люди "при службе пытаются найти им оправдания.

К концу прошлого года, настойчивость граждан стала явно раздражать правоохранителей. На одну из жалоб им  прямо написали: "Так как вам неоднократно направлялись ответы, при поступлении повторного обращения аналогичного содержания переписка с вами может быть прекращена".

- И не имеет никакого значения, - возмущенно говорит одна из заявительниц Светлана Скляр, - что каждое новое заявление появляется на основании новых фактов, полученных самими гражданами за то время, пока сотрудники правоохранительных органов копируют письма друг друга.

Выстраданное предложение

Чем это объяснить? Всесилием городских промышленных элит или чиновников?  А может несработанностью правоохранительных органов? Проблема, думается, шире. Действующая российская правовая система, как свидетельствуют многочисленные факты, гарантирует соблюдение закона и наказание тех, кто его нарушает, только в случае прямой заинтересованности в расследовании дела конкретных правоохранителей. А если этой заинтересованности нет - никакие доводы не сдвинут машину правосудия с места.

Хотя формально статьи 125, 140, 141, 144 и 145 УПК Российской Федерации гарантируют каждому гражданину доступ к правосудию. Так, статья 125 прямо предусматривает возможность обжалования в суд бездействия дознавателя, следователя и прокурора. Пункт 1 части первой статьи 140 и статья 141 признают заявление гражданина поводом для возбуждения уголовного дела, а статьи 144 и 145 обязывают органы предварительного расследования принять данное заявление, провести по нему проверку и вынести решение либо о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в возбуждении дела.

При этом статья 144 УПК РФ обязывает дознавателя, орган дознания, следователя или прокурора принять это заявление, проверить его и принять по нему одно из решений, предусмотренных ст. 145 УПК РФ. Вариантов таких решений всего три: первый - о возбуждении уголовного дела, второй - об отказе в возбуждении уголовного дела, третий - о передаче сообщения по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения - в суд.

Это - по закону. А что на практике?

На практике ни в одном нормативном документе, считают юристы, не зафиксирована стандартная форма заявления о преступлении. Поэтому сотрудники всех без исключения ведомств имеют отличную возможность поданное в свободной форме заявление заявлением не считать. Поэтому первой фразе подавляющего большинства ответов в том или ином виде содержится формулировка "в ответ на ваше ОБРАЩЕНИЕ…".

За этой игрой слов кроется не просто подмена понятий. За ней, по мнению юристов, универсальный инструмент блокирования любых "незапланированных" инициатив. Тогда как по заявлению о преступлении правоохранительные органы обязаны в течение трех суток провести доследственную проверку  и по итогам этой проверки принять конкретное решение о возбуждении уголовного дела или отказе в его возбуждении. Данное решение формализуется в официальном документе, который можно обжаловать в суде.

Обращение же не требует процессуального подхода, а потому любой ответ не влечет за собой никаких правовых последствий. Таков основной итог этой истори.

Ведь по многочисленным заявлениям граждан, так ничего и не сделано. Несмотря на то, что согласно правовой позиции Верховного суда РФ, изложенной в кассационном определении еще в декабре 2004 года, "в стадии решения вопроса о наличии в действиях лица признака преступления достаточно установления самого факта противоправности деяния в соответствии с понятием преступления, определенным ст. 14 УК РФ".

Последние новости