Новости

21.02.2013 00:20
Рубрика: Общество

Наше школьное прошлое

Академик Александр Чубарьян о больных вопросах школьной истории
Прошлое нужно уважать, о нем следует говорить на хорошем русском языке, а читать о нем - в учебниках без внутренних противоречий и двойных толкований. Такие напутствия российским ученым-историкам дал президент России Владимир Путин. Значит ли это, что в истории теперь будет главенствовать единственно правильный взгляд на сложные моменты прошлого?

Об этом наш разговор с директором Института всеобщей истории РАН, академиком Александром Чубарьяном.

Александр Чубарьян: Главная мысль президента о том, что учебники должны быть основаны на единой концепции. Вообще-то идея некой унификации подхода к учебникам обсуждается уже давно. На последнем съезде учителей истории, который был осенью прошлого года, этот вопрос тоже поднимали. Кроме того, я собирал авторов учебников. Было около 30 историков. И мы решили по наиболее актуальным вопросам школьной истории выработать консенсусный подход. Ведь детям приходится очень трудно, когда, к примеру, на параллельных курсах по отечественной истории XX века и мировой новейшей истории, им предлагают разные оценки. Не всякий учитель сможет выйти из положения. Мы составили перечень вопросов, по которым особенно чувствительно отношение общества к истории.

Например?

Александр Чубарьян: Прежде всего это оценка истории Великой Отечественной войны. Большой разнобой в учебниках по последним 20 годам истории нашего государства. Настолько большой, что некоторые авторы предлагали ограничить курсы истории 1990-ми годами. Образование древнерусского государства тоже вызывает споры.

Президент говорил об учебниках, где на конкретных примерах рассказывалось, что судьба страны создавалась единением народов, традиций и культур.

Глава государства упомянул о 989 национальных культурных автономиях и союзах, которые существуют в России. Какой нужен учебник, чтобы история всех народностей была в нем отражена?

Александр Чубарьян: Идею единства страны и культур, консолидации страны, отраженную в учебниках, я очень поддерживаю. Мы готовим предложения по совершенствованию регионального компонента учебников: здесь действительно нужно навести порядок. Часто трактовки региональных приложений противоречат федеральным учебникам. И это недопустимо. Я считаю, что нужны какие-то общие "рамки", принципы подхода к освещению исторических эпох. Это может быть, например, культурно-этнологический подход или какой-то другой. Но у всех региональных приложений этот подход должен быть единый, общий.

И все же, при таком пристальном внимании к теме школьных учебников, как на партах появляются книги, трактующие Великую Отечественную войну в духе "Ледокола" Суворова?

Александр Чубарьян: Экспертиза учебников должна быть усилена, это бесспорно. Сейчас за нее у нас отвечают РАН и РАО. Мне кажется, что к этой работе нужно активнее привлекать учителей-историков, делать мониторинг их оценки существующих учебников. К слову, недавно утверждены новые стандарты по истории, которые не включают в себя содержательных элементов. Там говорится только о компитенциях учеников.

Как обществу понимать слова президента о том, что учебники должны быть построены в рамках "уважения ко всем страницам нашего прошлого"? А ГУЛАГ?

Александр Чубарьян: Уважение к истории, как патриотический элемент, который присутствует у всех народов, не исключает оценки и понимания ошибок, трудностей, преступлений. Это общепризнано. Гордиться своей страной не означает забвения и умолчания о тех периодах, которые оставили горький след в истории нашего государства.

Положа руку на сердце, ответьте: смогут ли наши историки выработать единый взгляд на прошлое?

Александр Чубарьян: Но речь же не идет о едином взгляде. В науке всегда будут люди с противоположными точками зрения. Они пишут монографии, защищают диссертации. Мы говорим лишь о концепции освещения нашей истории в средней школе, с учетом психологических и возрастных особенностей молодого поколения, с учетом того, что история, как один из важнейших гуманитарных предметов, должна выполнять и воспитательную роль. Но это не значит, что в исторической науке мы начнем добиваться единообразия оценок всех событий.

Компетентно

109 учебников истории рекомендовано на следующий учебный год российским школам, еще 6 книг допущено к изучению. В среднем получается 3-4 книги на каждую параллель классов.

- Это не так уж и много, - говорит директор школы N 1741 и руководитель Московского регионального отделения Ассоциации учителей истории и обществознания Павел Панкин. - Принципиальных разночтений в них нет. Главное, чтобы в учебнике не было вранья, замены факта мифом.

Панкин соглашается с тем, что во всех книгах должна быть некая цепочка событий, трактовка которых в обществе не вызывает больших споров. Но дело в том, что по некоторым знаковым событиям XX века такого единодушия нет.

- Возьмите, к примеру, "власовцев", которых по разным причинам поддержал 1 миллион наших сограждан, - продолжает Павел Панкин, - у этого явления есть свои причины. Рассказывая об этой теме в школе, надо говорить и о них. То же касается 1917 года, когда были реальные предпосылки для социального взрыва. И об этом тоже надо рассказывать, ни в коем случае не упрощая историю.

Сам Павел Павлович на уроках пользуется двумя учебниками. Автор одного из них недавно оказался замешанным в скандале с липовыми диссертациями по истории. Но учебник, выясняется, написал неплохой. Он остался в перечне и на следующий учебный год.

Как показывает опыт, лучше всего школьники любят и знают Древний мир. Наверное, потому, что от сказок до мифов не так уж и далеко. И для пятого класса это то что надо.

Беседовала Ирина Ивойлова

Общество Образование Общество История Наука и образование РАН
Добавьте RG.RU 
в избранные источники