Новости

22.02.2013 00:00

Новый взгляд на безнадежность сиротства

Государство должно стать ответственным родителем
На Западе нет детских домов - дети живут в приемных семьях. Это стало возможным благодаря реформе системы коллективного интернатного воспитания. В России ситуация с реформированием сиротских учреждений пока складывается не лучшим образом, хотя чиновники предлагают развивать институт приемной семьи, признавая отечественную систему детских домов неэффективной.

Почему детям-сиротам лучше жить в приемной семье и возможно ли, чтобы через пять лет каждый детский дом все-таки смог стать местом полноценного становления ребенка? На эти вопросы ответила руководитель аппарата Общественной палаты Российской Федерации, Государственный советник РФ 3 класса, руководитель общественной программы "Детство", автор ряда общественных инициатив Алина Радченко.

Буквально на днях Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов предложил разработать стандарты проверки детских домов. Он отметил, что также нужно принять стандарт ведения юридического дела, личных дел воспитанников, единую программу обучения и досуга. Как вы прокомментируете данное предложение?

Алина Радченко: Инициатива Павла Астахова коснулась лишь части проблем, к решению которых подошли больше с юридической точки зрения. Это важно, но не достаточно. Вместе с экспертами общественной программы "Детство" мы обратились в правительство с идеей глубокого реформирования системы воспитания детей-сирот в Российской Федерации. Мы уверены, что самый лучший вариант для детей-сирот - это определение их в приемные семьи. Для этого нужно организовать работу с молодежью - будущими родителями. Современная семья зачастую не перенимает опыт старшего поколения по воспитанию ребенка в силу разных причин. Во-первых, живут уже не такими многопоколенческими семьями, как раньше, и сегодня у нас в массе своей нуклеарная семья. Во-вторых, слишком много информации появилось по воспитанию детей, и порой эта информация, мягко говоря, не совсем верна, а зачастую и вовсе спорна. Поэтому помогать необходимо, прежде всего, просвещением и предоставлением такой семье доступных профессиональных сервисных услуг (нянь, врачей, психологов, педагогов, экспертов), которые возможно развивать дистанционно, очно, заочно. Создавать, например, ассоциации гувернанток, детских психологов, которые и отрегулируют деятельность в этой сфере. В первую очередь, такие услуги надо сделать доступными для приемной семьи. При этом самой приемной семье необходимы деньги не только на пропитание, но и на консультации у специалистов, если существует такая необходимость. Приемную семью нельзя оставлять наедине с теми проблемами, которые она почувствует с приходом к ним ребенка из детдома. Это же особенные дети. И эта помощь семье должна стать приоритетной функцией государства.

Помимо развития института приемной семьи вы предложили развивать детские дома и приюты. Вы говорите о том, что при грамотном подходе они могут стать детскими территориями развития.

Алина Радченко: Это вторая важная часть нашей инициативы. Уже через 3-5 лет каждый детский дом может стать местом полноценного становления ребенка, раскрытия его талантов, приобретения жизненно важных знаний, умений и навыков. Именно там можно уже сейчас внедрять лучшие педагогические практики, включая методики раннего образования, например, обучение иностранному языку. Только в мультикультурной и мультивозрастной среде детям легче изучить несколько языков. Используя новейшие технические средства и образовательные технологии, пройти не только профориентацию и подготовку, но и найти будущих работодателей и партнеров для собственного дела. Мы можем сделать так, чтобы выпускники детских домов стали высокообразованной элитарной кастой, востребованным кадровым ресурсом страны. Так, чтобы за этими детьми выстраивались в очереди институты и предприятия высокотехнологичного сектора. Времена процветания казарменного порядка в детских домах прошли. Психологи давно уже бьют тревогу по этому поводу. Хотите, чтобы ребенок из детдома и дальше пополнял ряды криминала, говорят они, подавите в нем стремление что-то узнать палочной дисциплиной, лишите его даже малейшей возможности следовать его желаниям, возможностей иметь что-то личное свое, и вы получите раба. Того, кого легко потом вербует криминал. Или того, кто будет и дальше искать в жизни для себя "цепи", а не решения.

Звучит революционно и вместе с тем уж очень утопично. Такая реформа требует олимпийских финансов.

Алина Радченко: Да, это очень затратная вещь, если мы ведем речь о душевных тратах управляющих таких заведений, учителей, воспитателей и волонтеров. И что удивительно, такие люди есть и будут независимо от нашего с вами участия и неучастия в этом процессе. Только их надо искать, ценить, на руках носить, поддерживать всяческим образом и не упускать из виду.

А что касается финансирования, тут не нужны огромные средства. Я - профессиональный аппаратчик, знаю, как решать задачи и добиваться наилучшего результата в условиях ограниченного бюджета. Хотя на данный момент финансирование детских домов составляет значительные суммы. Только вдумайтесь: содержание одного ребенка в московском детском доме в месяц обходится бюджету в сумму около 100 тысяч рублей, в Подмосковье - 60 тысяч рублей, в среднем по стране 40-60 тысяч в месяц!

В России функционируют государственные институты: дома ребенка для малышей, детские дома, приюты, социально-реабилитационные центры, школы-интернаты, среди которых есть еще и восемь типов учреждений для детей с разными проблемами развития. Огромный мир служб, организаций, комиссий, которые задуманы, чтобы помочь ребенку. Все эти организации подчиняются разным структурам, имеют свои бюджеты, планы, цели. Но при всем разнообразии учреждений и огромного количества служб, занятых в них, функция у них одна. Они заняты обеспечением содержания ребенка. То есть огромные государственные, и не только, средства тратятся на передержку ("камеру хранения") детдомовских детей. А могли бы расходоваться с умом. Хотите, чтобы дети знали язык? Пожалуйста, носителей языка - в детский дом. Сюда можно заманивать лучшие педагогические силы. И это все надо делать срочно. Если ситуацию оставить как есть и заниматься просто передержкой детей в детских домах, то мы рискуем потерять еще одно поколение. Государство может и должно здесь выступить в роли ответственного родителя, для которого главным вложением в будущее ребенка является возможность дать ему хорошее образование, а значит, надежное будущее.

Система детских домов складывалась столетиями и сегодня, несмотря на критику, как-то функционирует. Почему вы решили, что сможете ее изменить всего за несколько лет?

Алина Радченко: Действительно, система функционирует, существует целая армия институтов, служб, некоммерческих фондов, которые живут и действуют. Но при этом, повторюсь, все они ориентированы всего лишь на содержание ребенка. Ребенок сдан на время в "камеру хранения". Придет срок, его оттуда вынут. Хорошо, если здоровым. Если бы было не так, мы не имели бы той горестной статистики, что до 10% детей-сирот, вышедших из детских домов, заканчивают жизнь самоубийством. Остальные же при очень низком уровне адаптации к социальной среде пополняют криминальные структуры, а затем ряды исправительных учреждений или попадают в зависимость от алкоголя и наркотиков.

В основе нашей инициативы - обобщение аналитических материалов, международного опыта, инновационных социальных практик, опыт образовательных программ, реализованных на базе общественной программы "Детство". Это и мои собственные научные и практические наработки, в том числе после реализации проекта "Школа молодого лидера", выпускники которой достигли замечательных результатов. Я понимаю, что всегда страшно подходить к тому, что, как вы говорите, "хоть как-то функционирует". А нужно просто подойти к этому делу с мыслью, что так больше жить нельзя. Мы перед этими детьми в очень большом долгу. За то, что они нас, взрослых, простили. И терпят унижение, стресс и страх. За то, что выживают не благодаря, а вопреки.

Сегодня часто говорят о том, чтобы запретить усыновление российских детей за рубежом. Как вы к этому относитесь?

Алина Радченко: Мне больно наблюдать за возней, которую устроили вокруг "закона Димы Яковлева" и проблем российских сирот. Много политиканства, антипатриотичной риторики и полное отсутствие конкретных предложений и идей, кроме как отдать американцам на воспитание наших сирот. За всем этим упускается из виду главное: как решить те проблемы, что мы имеем сейчас с детскими домами в нашей стране, а не в США.

В настоящее время происходит реформирование аппарата Общественной палаты. Численность возглавляемой вами структуры увеличится. Как это повлияет на деятельность аппарата, связанную с решением проблем детей-сирот?

Алина Радченко: Обществу, которое каждый день сотрясают коррупционные скандалы, трудно поверить в хозяйственность любого аппарата и, видимо, даже Общественной палаты, членов которой делегировало само же общество. В последнее время добавилось еще несколько принципиально важных задач, с которыми аппарату необходимо справиться на высшем уровне. Любая конфликтная ситуация, любое ущемление прав граждан должны быть по-настоящему, а не на словах, урегулированы. И то, что эту работу поручили аппарату, а не создали новую структуру, которая потребовала бы значительно больше государственных ресурсов, основано прежде всего на том, что мы доказали свою способность решать сложные задачи в ограниченных условиях. Мы стараемся четко прорабатывать планы еще до начала их реализации. Уже накоплен опыт по обеспечению работы Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка. Мы уже сейчас обеспечиваем взаимодействие тысяч респондентов, которые включены в деятельность Общественной палаты и ее органов. И я уверена, что трудностей не возникнет, все вопросы будут решены в рабочем порядке.

Популярное на сайте

Последние новости