Новости

28.02.2013 00:20

Попали под "колеса"

Каждую неделю на черном рынке появляется новый наркотик

Десять лет назад была создана Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, ставшая одной из эффективных спецслужб. О положении дел в борьбе за здоровье россиян члену президиума Ассоциации юристов России Михаилу Барщевскому рассказал директор ФСКН Виктор Иванов.

 Счет пошел на миллионы

Виктор Петрович, у нас растет потребление наркотиков или снижается?

Виктор Иванов: Количество потребляемых наркотиков и уровень наркомании в стране не увеличивается, но он сохраняется на высоком уровне уже более 10 лет. По данным нашей системы мониторинга, разработанной и утвержденной с учетом международных рекомендаций, у нас 8,5 млн человек регулярно или эпизодически употребляют наркотики. А тех, кто хотя бы раз в жизни пробовал, 18 млн. При этом у каждого наркопотребителя есть родители, родственники, друзья. В результате получается под 50 млн, которые не понаслышке знают проблему изнутри, сколько она доставляет страданий и тем, кто употребляет наркотики, и тем, кто находится рядом.

А правда ли, что наркомания в России молодеет?

Виктор Иванов: У нас не было старой наркомании как таковой. Все началось с распада СССР, многие потеряли работу, а границы, в том числе для контрабанды, открылись. В это же время в Афганистане возник мировой центр по производству самого тяжелого наркотика - героина.

Появилось много видеопродукции сомнительного содержания плюс Интернет, и сейчас любой школьник знает, где какой наркотик выращивают или производят. Многие ошибочно воспринимают эту субкультуру как элемент красивой жизни, атрибут сильных и уверенных людей. И одновременно появились дешевые синтетические наркотики. Сегодня темпы их производства в мире достигли феноменальной скорости, раз в неделю появляется новый наркотик. Недавно я даже проводил пресс-конференцию по теме дизайнерских наркотиков.

Поэтому ваше ведомство добивается права вводить запрет на те или иные новые психоактивные вещества, которые появляются под видом курительных смесей, удобрений?

Виктор Иванов: Мы опираемся на международный опыт. Ведь первыми в исполнительной власти узнают о появлении нового наркотика как раз спецслужбы, а не министерство здравоохранения. При этом мы не просим особых привилегий, а лишь предлагаем правительству разработать регламент, который дал бы право приостанавливать на 1-1,5 года свободный оборот этих веществ. Причем ограничить оборот именно алкалоидов, в каких бы субстанциях они ни присутствовали. Синтетическим алкалоидом можно обработать любое вещество, даже хлеб, и он будет иметь наркотическое действие. Одновременно уравновесить наши действия возможностью судебного обжалования.

Это естественно. А вас не завалят жалобами?

Виктор Иванов: В декабре 2011 года в Швеции ввели подобный закон. Я разговаривал с их министром по делам пожилых людей и общественного здоровья Марией Ларссон, много ли было судебных обращений. Оказалось, ни одного, потому что единственный, кто оперирует этими новыми веществами, это наркодельцы. Эти вещества не известны ни промышленности, ни здравоохранению. Но это абсолютно оправданная норма, она позволяет за это время провести необходимые согласования с рядом ведомств, а также медико-биологические исследования препаратов с тем, чтобы изучить их воздействие на человека.

В одном из телеинтервью вы говорили, что борьба с наркоманией - это не только полицейская функция, что основной фронт - это мозги. Надо разрушать романтику субкультуры, чтобы употребление наркотиков стало не только противозаконным, но и не престижным. Какие меры вы для этого предлагаете?

Виктор Иванов: Во-первых, реализуется Стратегия государственной антинаркотической политики, утвержденная указом президента, она содержит ряд мер по привитию своего рода психологического иммунитета населению. В основном молодежи, начиная с младшего школьного возраста, и дошколят. Нужны программы, разработанные министерством образования, министерством культуры. Должны и родители, особенно молодые, иметь достаточно информации, что такое наркотики, какой от них вред и последствия. Необходимы также определенные образовательные модули в школах для разных возрастных групп.

500 центров сопротивления

Кстати, о школах. Почему вы выступили против закона о тестировании школьников на употребление наркотиков?

Виктор Иванов: Как шутят, памятник культуры охраняется не только законом, но еще и сторожем. Можно любой закон издать, но если не будет организована конкретная работа, результата не будет. Потому я не вижу необходимости в этом законе. Сам факт выявления ничего не даст, поэтому сегодня закон бессмыслен и поправками его не исправишь, нужно систему разрабатывать. А сама проблема требует обсуждения в обществе. Другое дело, что многие школы, как государственные, так и частные, в своих уставах могут прописать правила поведения школьников, а также вопросы, связанные со здоровьем, и этого будет достаточно.

В странах, где ввели антитабачные законы, выросло потребление легких наркотиков. Не боитесь, что и у нас будет то же?

Виктор Иванов: Совсем не факт. В США 28 млн наркопотребителей. Несмотря на жестокие меры против курения, потребление кокаина сократилось за 5 лет почти в 2 раза. Но потребление марихуаны остается высоким: не могут справиться с наркотрафиком кокаина и героина и предлагают легализовать легкие наркотики как меньший вред.

Как вы относитесь к негосударственным центрам по борьбе с наркозависимостью?

Виктор Иванов: Позитивно. Это важнейший элемент, который просто должен быть включен в антинаркотические программы государства. Уже сегодня сама жизнь востребовала почти 500 таких неправительственных организаций самой разной организационно-правовой формы: автономно-некоммерческие, неправительственные, коммерческие, религиозные и т. д. Но государство до сих пор так и не выработало формат их участия, они в антинаркотических программах вообще не фигурируют. Правда, на президиуме Госсовета в Иркутске в 2011 году мы предусмотрели разработку таких программ, а уже в 2012 году вышло поручение президента Путина о разработке государственной межведомственной программы комплексной реабилитации и ресоциализации наркозависимых, которая во многом будет основываться на потенциале неправительственных организаций, вовлеченных в эту деятельность. Теперь надо разработать нормативное регулирование работы этих организаций, меры финансовой и материально-технической поддержки, причем как федерального, так и обязательно регионального уровня.

5 признаков того, что ребенок пробует наркотики

Часто родители узнают о том, что их ребенок принимает наркотики, довольно поздно. При употреблении зелья возможны такие подозрительные изменения в его поведении:

1. Чрезмерно говорлив, слишком активен. Говорит несвязно, заговаривается.

2. Стал агрессивен.

3. Стал тратить много денег, вытаскивать их из родительского кошелька. Из дома стали пропадать вещи.

4. Наблюдаются изменения размеров зрачков: их увеличение или сужение независимо от освещения. На ладонях, на ногах и на шее появились следы инъекций.

5. В его вещах появились непонятные таблетки, порошки, сушеная трава, маленькие картинки, напоминающие марки. На них нанесены наркотики, которые просто слизывают.

Что делать в таких случаях? Куда обращаться? Только не паникуйте. Не кричите, не запугивайте. Держите себя спокойно. Общайтесь с ребенком в доброжелательной форме, не оскорбляя и не отталкивая его. Старайтесь выяснить, как давно он употребляет наркотики, где их берет. Если подросток пытается все отрицать, твердо скажите, что вы его любите и доверяете ему, но он должен пройти экспертизу в наркодиспансере или сделать экспресс-тест. Его можно провести дома, купив тест в аптеке.

Можно также позвонить на телефон доверия: +7(495) 621-43-91. Пока он действует в Москве и Московской области. С лета - по всей России.

Цифра

8,5 миллиона человек в стране регулярно или эпизодически употребляют наркотики. Тех, кто хотя бы раз в жизни их пробовал, 18 миллионов. С учетом родителей, родственников, близких друзей 50 миллионов человек страдают от этой заразы.

Фоторепортаж
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Последние новости