Новости

13.03.2013 00:29
Рубрика: Общество

Заходите к генсеку, маршалу, министру

Росархив запускает сайт "Документы советской эпохи". Представляем один из них - непроизнесенную речь Георгия Жукова

Проект выступления Георгия Жукова (полный текст)

Росархив готовит к запуску новый сайт "Документы советской эпохи". Первым оцифруют и переведут в электронный вид фонд Сталина. Прокомментировать эту работу мы попросили руководителя Федерального архивного агентства Андрея Артизова.  

Андрей Артизов: На сайт будут выгружаться, говоря специальным языком, пофондово, так, как лежат в архиве, большие комплексы документов, имеющих ключевое значение для понимания советской истории. Все, что вышло из-под пера Сталина, будет также в открытом доступе. Мы делаем такую степень разрешения, что можно будет читать. Ну а  сделать качественную копию - это дополнительная услуга…

Не боитесь, что вас обвинят в сочувствии этой исторической фигуре?

Андрей Артизов: Сталин - сложная фигура. Как и всё советское время - сложная эпоха. Мы - хранители национальной памяти, и цель наша - дать к ней доступ. Пожалуйста, читайте. А уж выводы - это личное дело каждого гражданина.

"РГ" публикует проект выступления Жукова на планировавшемся Пленуме по идеологической работе ЦК КПСС 19 мая 1956 года, где маршал высказывается по поводу военных "проколов" генералиссимуса...

Андрей Артизов: Специалистам этот документ известен. Он был рассекречен в начале 1990-х годов. Впервые опубликован в журнале "Источник", повторно в прекрасном издании "Георгий Жуков" наряду с огромным количеством других документов, связанных с жизнью Георгия Константиновича, с событиями его военной и политической карьеры.

Почему доклад так и не был прочитан?

Андрей Артизов: Процесс реабилитации осуществлялся с 1953 года на фоне внутрипартийной борьбы среди высшего политического руководства Советского Союза. На первоначальном этапе комиссию по пересмотру знаменитых процессов 35, 36, 37-го годов  возглавлял В. М. Молотов, об этом  мало кто знает. Некоторые члены высшего партийного руководства были против реабилитации. Другие требовали более решительных оценок по отношению к сталинскому периоду. Пленум по идеологической работе, для которого готовилась записка Жукова,  несколько раз переносился и так и не состоялся из-за этих острых идейных разногласий внутри политического руководства СССР. А в итоге все вылилось в известный июньский Пленум 1957 года, в рамках которого произошло открытое  выяснение отношений. Именно на нем была выведена из состава высшего руководства группа Молотова - Маленкова - Кагановича и примкнувших к ним Шепилова и других работников ЦК и правительства. Жуков в той политической обстановке занимал твердую позицию, настаивая на преодолении культа личности и честных оценках сталинского периода. Он поддержал Хрущева. Приехал с учений, домчался из-под Москвы с рекордной скоростью на машине на заседание президиума ЦК перед Пленумом, чтобы поддержать Никиту Сергеевича и не дать его снять. На этом же заседании он  произнес знаменитую фразу, которую позднее ему ставили в вину при освобождении от всех должностей: "Без моей команды ни один танк не сдвинется!".

При жизни Сталина любое публичное выступление против него означало фактическую изоляцию, политическую, а может быть, даже физическую смерть человека

Чем особенно интересен несостоявшийся доклад Жукова?

Андрей Артизов: Пленум должен был быть посвящен задачам идеологической работы после XX съезда КПСС, который состоялся в феврале 1956 года. Вы знаете, что на XX съезде центральным событием стал доклад Хрущева на закрытом заседании съезда, посвященный культу личности и оценке деятельности Сталина. Это был доклад шоковый для большинства делегатов, но не для Жукова, и не для других членов высшей партийно-государственной элиты, потому что к этому докладу серьезно готовились. Не Хрущев его писал. Хрущев делал только к проекту доклада диктовки. А готовила его комиссия во главе с секретарями ЦК П. Н. Поспеловым и А. Б. Аристовым. Кроме того, еще до съезда работала Комиссия ЦК для установления причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены политбюро, избранных на XVII съезде партии. Результаты ее деятельности докладывались на заседаниях президиума (Политбюро). И Жуков, будучи уже министром обороны, знал об этом.


Почему Советский Союз нес такие страшные потери в начале войны? Одной из причин Георгий Жуков считал то, что Сталин, осуществляя фактически руководство, своевременно не принимал необходимых решений.

Вот в этом, мне кажется, и важность документа под названием "Состояние и задачи военно-идеологической работы". К слову, его тоже готовил не лично Жуков, а его сотрудники. Но он вставлял свои личные впечатления, вспоминал сложности собственных отношений со Сталиным.

Особенно в критический период войны - 1941 год. Надо же было объяснить, как получилось, что немцы дошли до Москвы, что были такие страшные потери и такое количество попавших в плен. Одна из причин, по мнению Жукова, в том, что Сталин, осуществляя фактическое руководство всеми, в том числе и военными  направлениями работы государства, своевременно не принимал необходимых решений.

Заключительная часть доклада была посвящена нашим военнопленным. Почему Жуков затронул эту тему?

Андрей Артизов: Он возглавлял комиссию ЦК, которая была создана для определения мер по улучшению положения бывших военнопленных. На этот предмет составлена специальная записка в ЦК КПСС. В ней давалась оценка тому, что произошло с военнопленными. Советскими органами репатриации было учтено более 2 миллионов военнопленных. Один миллион восемьсот тридцать шесть тысяч репатриированы на родину. А дальше мы с вами знаем, что происходило: пройдя советские фильтрационные лагеря, многие попали в другие лагеря. И после этого жили с клеймом… В записке Жукова вносились предложения уточнить положение о воинских преступлениях в стране. Включить в боевые уставы пехоты, артиллерии, авиации, флота статьи о том, что, хотя советский воин в плен не сдается, но, если все-таки он при ранении, контузии или исчерпав все возможности сопротивления, будет захвачен противником в плен, его нельзя автоматически считать преступником. И эти меры были поддержаны комиссией, возглавляемой Жуковым. А в нее, к слову, входили Фурцева, Руденко, Серов.

Эта записка Георгия Константиновича - одно из направлений серьезной работы по переоценке тех карательных, репрессивных  мер, которые принимались в период культа личности Сталина. Проект выступления на Пленуме ЦК - первая критика полководческих талантов Сталина?


Андрей Артизов: Мы - хранители национальной памяти, и цель наша -дать к ней доступ. А уж выводы - это личное дело каждого гражданина. Фото: Олеся Курпяева

Андрей Артизов: Процесс переоценки сталинского периода начался сразу после его смерти. Сначала реабилитировали ближайших родственников членов Политбюро. Я имею в виду родственников Молотова, Кагановича, Калинина. В 1954 году затронули Ленинградское дело. С участием Жукова были реабилитированы генералы и адмиралы, репрессированные в годы войны и послевоенный период, в том числе близкие ему Телегин, Крюков и Варенников. При жизни Сталина любое публичное выступление против него означало фактическую изоляцию, политическую, а может быть, даже физическую смерть человека. А уж что касается Жукова, мы знаем, что Сталин ревновал  его к славе. Жуков, его семья и ближайшее окружение находились под пристальным вниманием органов безопасности.

В проекте выступления Жукова, о котором мы говорим, были личные пометки маршала?

Андрей Артизов: Оригинал хранится в Российском государственном архиве новейшей истории, это бывший архив ЦК КПСС, в фонде аппарата ЦК среди материалов пленумов. Можно видеть, что Жуков подчеркивал в проекте наиболее важные для него моменты. Пленум Центрального Комитета - каждое слово на вес золота. Естественно, готовясь к выступлению, он внимательно знакомился с документом и вносил при необходимости правку.

Вопрос по поводу подлинности таких документов. Пару лет назад вами были опубликованы материалы по Катынскому делу. Однако родственники Сталина оспаривали их подлинность в судах…

Андрей Артизов: Иски были предъявлены и Росархиву. Но мы выиграли эти суды. Подделать архивные документы такого уровня нереально. Я не знаю ни одного такого факта. Нужно иметь веские доказательства, которые свидетельствуют, что в начале 1990-х годов  некая группа лиц сфальсифицировала эти документы и вбросила их в секретный архив Политбюро, структурное подразделение Администрации Президента. Там сверхжесткий режим доступа к закрытым нерассекреченным документам. С катынскими документами знакомились все генеральные секретари ЦК, в том числе и Брежнев, и Черненко, и Горбачев. Их подписи стоят.  И вдруг, оказывается, всё это вброшено. Нужно не знать порядок организации и деятельности таких архивов, чтобы думать, что все это возможно.

Но факты подделок ведь были?

Андрей Артизов: Можно и бумагу состарить, и чернила подделать. Это сейчас довольно прибыльный бизнес. Псевдораритетами торгуют на антикварных рынках. Очень большой профессионал может, наверное, подделать почерк Пушкина и  предложить купить его "неизвестное письмо" за большие деньги. Но в отношении документов высших органов власти мы таких фактов, тем более в столь уникальных архивах, повторяю, не знаем.

Последние новости