15.03.2013 21:00
    Рубрика:
    Депутаты запретили нецензурную брань в эфире и в печати
    Депутаты Госдумы приняли в пятницу во втором чтении законопроект, который запрещает средствам массовой информации использовать ненормативную лексику. За бранные слова, прозвучавшие в эфире или появившиеся на страницах печатных СМИ, придется расплачиваться рублем и тому, кто их произнес, и тому, кто их растиражировал - даже в цитатах из художественного произведения.

    "Мы считаем, что средства массовой информации по определению не могут быть распространителями ненормативной, табуированной лексики", - выразил позицию авторов законопроекта и большинства депутатов Госдумы вице-спикер нижней палаты парламента "единоросс" Сергей Железняк.

    "Низкопробные слова и выражения страшны тем, что будят в человеке самое низменное, - поддержал коллегу первый замруководителя фракции ЕР Николай Булаев . - СМИ должны осознавать свою ответственность перед обществом. Ведь их влияние на аудиторию, особенно детскую, огромно".

    Но, увы, не осознают, употребляют. Даже не прикрываясь, как фиговым листом, "пиканьем". Впрочем, и оно не спасает. Ведь, бывает, разговоры в эфире так нашпигованы бранными выражениями, что больше похожи на шифровки, чем на осмысленную человеческую речь.

    "К сожалению, некоторые издания достаточно вольно обращаются с русским языком, считают возможным публикацию материалов, где встречается крепкое словцо, да еще и не одно", - деликатно замечает Булаев и напоминает, что "русский язык - один из красивейших и богатейших языков в мире". И наша "задача сохранить эту красоту и передать ее нашим детям и внукам". Впрочем, никто из противников законопроекта, а их в думском зале в пятницу оказалось 56 ("за" проголосовали 388), не выразил сомнения в богатстве русского языка. Были опасения как бы с "крепким словцом" не выплеснуть "ребенка", то есть свободу слова, гарантированную Конституцией.

    Однако Сергей Железняк не видит в запрете нецензурно выражаться посягательств на свободу средств массовой информации и возвращение цензуры как таковой. "Мы считаем, что мат никоим образом не соотносится ни со свободой слова, ни с достижениями демократии. И мы должны избавить средства массовой информации от этого позорного явления - матерщины", - заявил вице-спикер, заметив, что "для цивилизованных СМИ, и для культурных журналистов это не будет проблемой, потому что они и так не используют мат в своем лексиконе". "А для тех СМИ, которые позволяют себе использование ненормативной лексики, будут действовать штрафные санкции: для физического лица - две-три тысячи рублей, для должностного лица - до 20 000 рублей, а для юридического лица - до 200 000 рублей", - обозначил Железняк возможные перспективы для тех, кто привык жить и творить с матерком. И уточнил, что несколько таких штрафов приведут к предупреждению СМИ. Предусмотрена и конфискация "предмета административного правонарушения". Однако, как будет действовать эта норма, пока непонятно. Допустим, можно изъять газету или журнал, где написано то, что пишут хулиганы на заборах. А если бранное слово вылетело в эфир?

    Тем не менее Железняк, а вместе с ним и другие депутаты надеются, что средствам массовой информации, которым не хватает внутренней культуры для того, чтобы не употреблять ненормативную лексику, "данные меры позволят избавиться от этой вредной привычки".

    Правда, авторов законопроекта во время подготовки его ко второму чтению просили предъявить "закрытый список" слов и выражений, которые в средствах массовой информации употреблять нельзя. Провокационность этой затеи была очевидна с первого взгляда, и депутаты на провокацию не поддались, объяснив, что уже есть наработанная практика лингвистической экспертизы, которая применялась при назначении наказания за употребление бранных слов в общественных местах. Эти наработки будут использоваться и в отношении СМИ. Поэтому "нет никакого смысла" в законе давать "список тех слов, которые мы считаем недопустимыми для средств массовой информации и в целом для культурного общества". Вообще, по мнению Сергея Железняка, это был парадокс, что на протяжении многих лет в Кодексе об административных правонарушениях существовала норма о запрете нецензурной брани в общественных местах, предусматривающая штрафные санкции, а для средств массовых информаций такого запрета не было.

    Но СМИ - это тоже теперь общественное место, и с учетом Интернета - огромное и многолюдное. А потому, как отмечается в заключении Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству, "в современной общественной жизни всё настойчивее обращает на себя внимание проблема использования нецензурной брани в тех сферах, которые воспринимаются широким кругом граждан и имеют высокую степень влияния на общественное сознание и общественную нравственность. Общество в целом нуждается в защите от аморальной информационной системы. В сознании граждан растет тревога по поводу агрессии информации и рекламы, наносящей вред детскому душевному и физическому здоровью".

    "Больше двух третей наших избирателей против использования нецензурной брани в СМИ", - обратился к статистике Сергей Железняк и заключил: "Мы выполнили их волю".