Новости

19.03.2013 00:03
Рубрика: Культура

Обет на одну персону

"Золотая маска" представила "Графа Ори" из Екатеринбурга
Изящная французская опера гениального проказника Джоаккино Россини "Граф Ори" впервые была поставлена в России на екатеринбургской сцене лишь к 220-летию композитора.

Однажды Стендаль заметил, что слава Россини ограничена только пределами цивилизации. У нас же в стране долгое время россиниевская слава определялась лишь "Севильским цирюльником". В чем Россини отчасти сам и виноват: он столь очаровательно поведал о жизнерадостных похождениях веселого брадобрея, что, кажется, навсегда погубил всякое желание отечественных господ-театров заглядываться на еще почти сорок его обольстительных дам-опер.

И так сложилось, что, как ни странно, именно Екатеринбург стал для нас первооткрывателем "неизвестного" Россини. В середине 90-х в столице Урала поставили нашумевшую тогда "Золушку" с Маргаритой Мамсировой в главной роли. Сейчас настал час одного из лучших сочинений великолепного итальянца - "Графа Ори", но только уже не в исполнении "бродячей" труппы, а силами Екатеринбургского театра оперы и балета под руководством постановочного дуэта из Большого театра - дирижер Павел Клиничев, режиссер Игорь Ушаков, которые, нельзя не заметить, столь ярко и профессионально состоятельно в оперном жанре в Москве пока себя не проявляли. К этому тандему присоединился художник "Ленкома" Алексей Кондратьев.

Среда обитания героев - рифленое железо, грубые деревянные балки, панели красного и песочного цветов с ломаными углами, обозначающие контуры средневекового замка крестоносцев, - смотрится минималистично и актуально. В основе сюжета "Графа Ори" - старинная баллада о легкомысленном распутнике, решившим во что бы то ни стало соблазнить графиню, давшую обет безбрачия. Для этого графу придется постоянно менять образы, прикидываясь то отшельником, то монашкой.

Попав в плен гедонистического мироощущения Россини и его музыки, легкой остроумной, изящной, полной неожиданных оркестровых эффектов, уральцы (при помощи москвичей) сотворили чудесный спектакль. Не только смешной, но и элегантный, без эпатажа и пошлости. И финальный терцет неудавшегося обольщения - неузнавания - зрелище весьма перченое, по-театральному игривое, эффектное доказательство тому, что можно быть на сцене современным, но не модно вульгарным.

Однако, конечно, самое трудное в операх Россини - это вокальные партии. И тут екатеринбуржцы, быть может, чудо бельканто не явили, но достигли очень достойной высоты. Особенно хороша была сопрано Ирина Боженко в роли графини-пуританки. Она очаровала не только своим красивым голосом, но и чувством стиля, умением виртуозно филировать звук. Ее паж - меццо Надежда Бабинцева - чуть уступал "своей" госпоже в точности исполнения.

Особая тема для каждого театра, берущегося за постановку любой россиниевской оперы, это найти тенора, способного вынести все испытания, прописанные ему композитором, кажется, с особой усмешкой. В мире подобных мастеров единицы. Бесспорно, лучшим считается перуанец Хуан Диего Флорес. Его появление на Урале - мираж. Но выпускник Московской консерватории Дмитрий Трунов, внешне актерски немного похожий на Луи де Фюнеса, был очень старателен в сложнейшей партии графа с донжуанскими повадками. И все же легкости, нежности и длины дыхания для амплуа tenore di grazia ему еще пока не хватает.

Кстати, было очень любопытно услышать в этой партии лучшего россиниевского тенора России Максима Миронова. Да и такой "Граф Ори" украсил бы репертуар любого столичного театра. И можно не сомневаться, что Екатеринбург без "Золотой маски" в этом году не останется.

Культура Театр Драматический театр Фестиваль "Золотая маска"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники