Новости

25.03.2013 01:00
Рубрика: Экономика

Офшор - в офис в шортах

Александр Шохин предлагает создать в России особые экономические зоны с элементами шопинга и игорных зон
Вслед за премьер-министром России Дмитрием Медведевым, который предложил подумать о создании офшорной зоны на Дальнем Востоке, глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин сообщил, что удобные налоговые гавани можно также открыть в Калининграде, Сочи и на Дальнем Востоке.

В эксклюзивном интервью для "РГ" глава РСПП пояснил свою позицию.

Александр Николаевич, идея о внутренних офшорах в России обсуждалась прежде или возникла спонтанно на фоне дискуссии во всем мире о финансовых проблемах Кипра?

Александр Шохин: Вопрос о создании внутренней офшорной зоны в России мы затронули несколько месяцев назад, когда начали обсуждать финальный вариант госпрограммы развития Калининградской области и источников ее доходов после 2016 года. Как известно, с этого времени там прекращается действие особой экономической зоны.


Александр Шохин: Если деньги начнут возвращаться, то в объекты недвижимости или на депозиты. Фото:Олеся Курпяева

Вопрос, безусловно, потребовал бы согласования с партнерами по евразийскому экономическому пространству.

При этом налоговая нагрузка в Казахстане сегодня в два раза ниже, чем в нашей стране.

И если российская офшорная зона, к примеру, в Калининграде могла бы предоставлять те же минимальные налоги, то это как раз был бы тот случай, когда шаг за шагом выравниваются налоговые ставки внутри Таможенного союза и единого экономического пространства. Такая была примерно логика.

И тут разразился кипрский скандал...

Александр Шохин: Считается, что Еврогруппа пошла на конфискационные меры в том числе и потому, что эти деньги "серые" и "отмытые" и, мол, никто пикнуть не посмеет, если 10 процентов от их суммы экспроприируют. Хотя это и не способ борьбы с "серыми" деньгами. Ведь их происхождение от этого все равно не изменится.

В нынешней ситуации главное не превращать Россию в страну, которая усугубляет свой собственный налоговый режим на фоне грядущей деофшоризации, когда потоки денег из офшорных юрисдикций могут хлынуть обратно домой, в Россию. По разным оценкам, считается, что на Кипре от 5 до 30 миллиардов евро денег россиян. Мы исходим из того, что законные доходы добросовестных вкладчиков вполне могут перейти в российскую юрисдикцию. В том числе благодаря тому, что кипрский спусковой крючок обязательно отразится на всей банковской системе Европы.

10 триллионов долларов осело сегодня в офшорах по всему миру

Рейтинговые агентства уже обещают снизить рейтинги всех европейских банков. Во всем мире, кроме того, идет борьба с деофшоризацией. Великобритания эту тему выделила во время своего председательства в "большой восьмерке". Цена вопроса - примерно 10 триллионов долларов, которые находятся в офшорах. И все страны хотят эти деньги вернуть. В этих условиях, на мой взгляд, надо воздержаться от налоговых инициатив, с которыми выступает российский минфин. В частности, от введения налога на процентные доходы с банковских депозитов, на чем настаивает минфин, причем хочет уравнять эти ставки со ставкой подоходного налога. То же самое с налогом на недвижимость. Конечно, запускать его надо. Но очень аккуратно, так как существенным образом он ударит именно по мелким и средним объектам недвижимости. В равной степени это касается и продажи квартир, отмены для продавцов льгот по налоговым вычетам. А ведь если деньги и начнут возвращаться из офшоров в Россию, то либо в объекты недвижимости, либо на банковские депозиты, где доходность самая устойчивая. Поэтому первое, что сейчас надо делать, - это немедленно объявить, что в России не будет ухудшения налогового режима. А в рамках весенней сессии принять соответствующее законодательство по созданию в стране первых офшорных юрисдикций.

О каких офшорных механизмах идет речь?

Александр Шохин: Например, не облагать налогами на таких территориях финансовые операции, не вводить ставки по депозитам, если минфин добьется их введения по всей стране.

Идеология создания Международного финансового центра в Москве, кстати, предполагает как универсальную базу для инвестиций, так и конкретную - для ведения финансовых банковских операций на этой территории. И схема практически отработана. Но у каждой державы, имеющей финансовые центры, есть и подбрюшья. В Британии - Британские и Каймановы острова. В Нидерландах - Южные Антильские острова. У США - Багамы, штат Делавэр. Кстати, один из самых прозрачных офшоров в мире. И если США имеет свой Делавэр, то почему бы России не иметь свой Калининград, Сочи или Владивосток?

С Калининградом - понятно. А почему Сочи?

Александр Шохин: Сегодня важно подумать о создании региональных финансовых центров с благоприятными налоговыми и финансовыми режимами с точки зрения раскрытия информации о конечных бенефициарах тех или иных счетов или активов, а также полного соответствия международным требованиям "антиотмывочного" законодательства.

Эти центры также должны быть совместимы с другими прелестями жизни, то есть не только приятны, но и полезны для физического пребывания там обладателей счетов. Сочи - как раз из разряда таких территорий. Можно, скажем, использовать Олимпийскую деревню как анклавную зону, где размещается и финансовый центр, и другие объекты. Безусловно, Сочи хорош тем, что имеет всю инфраструктуру. Тем более многие частные компании уже заранее дарят государству свое олимпийское имущество, так как льготы по имуществу заканчиваются, заполняемость объектов после Олимпиады будет минимальная. Но и государству эти подарки обременительно будет содержать.

Идеология нескольких финансовых центров не лишена целесообразности. Москва - Подмосковье, Калининград - Дальний Восток - Сочи. И нужно, чтобы они предъявили свои предложения на создание универсальных центров, где и шопинг, и игорный бизнес, и конгресс-центры, и финансовая зона. Нужны нестандартные конструкции по формированию финансовых центров с элементами налоговой гавани.

Что значит нестандартные?

Александр Шохин: Многие страны "специализируются" на льготах для компаний определенного типа. Австрия - на холдингах, Люксембург - на инвестиционных фондах. И можно было бы подумать о тонкой настройке для России.

Интересно, как воспримет ваши идеи минфин?

Александр Шохин: Безусловно, минфин относится к такого рода схемам как к дырке в бюджете, куда сразу же начнет что-то утекать. Конечно, выстроить механизм так, чтобы деньги, напротив, притекали, - сложная задача.

Но Кипр спровоцировал эту тему. И если власть даст поручение подготовить предложения, то бизнес, конечно же, подключится. Мы заинтересованы, чтобы не было потерь. В случае расшатывания вслед за Кипром всей банковской системы Европы Россия тоже потеряет. Это приведет к встряске всей нашей экономики. С банком Леман Бразерс в США начиналось примерно так же - решили ликвидировать слабое звено, а спровоцировали глобальный кризис. Теперь решили вскрыть одним махом в виде конфискационного налога еще одно слабое звено - офшорную "опухоль" на Кипре.

В 90-х годах Россия уже прошла через печальный опыт создания офшорных внутренних режимов. Тогда за счет облегченного механизма регистрации некоторые регионы (Ингушетия, Калмыкия, Алтай) решали свои финансовые проблемы. Позже от региональных налогов стали освобождать в Мордовии, Эвенкийском, Чукотском АО, в других регионах. И офшорные зоны, по сути, оформили "особые отношения" между региональными властями и отдельными крупными компаниями. В итоге офшоры дискредитировали себя.

Александр Шохин: Значит, надо не допустить перекосов 90-х годов.

А почему недостаточно особых экономических зон, которые действуют в России?

Александр Шохин: Не должно быть зацикливания на одном виде деятельности. В таких зонах, по идее, должны быть максимально совмещены все существующие ныне зоны - туристско-рекреационные, инновационно-внедренческие, игорные, портовые. Тогда эффект будет. Всем видам бизнеса нужно показать привлекательность этой площадки. Опять-таки, такого рода зоны должны стать центром притяжения с точки зрения независимой, эффективной и конкурентоспособной системы по отношению к английскому праву гражданского и корпоративного законодательства. 

Особое мнение

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы, зампредседателя общественного совета при минфине:

- Я думаю, для начала надо осмыслить, как работали офшоры, которые существовали в стране раньше. Это ведь не новая идея. У нас были как офшоры в собственном смысле этого слова, так и ЗАТО (закрытые административно-территориальные образования), где применялись специальные налоговые режимы.

Но все это в основном использовалось нецелевым образом. Там регистрировались предприятия вплоть до нефтяных компаний, не имевшие никакого отношения к экономике этих образований. То есть внутренние офшоры стали местом, где уходят от налогов. Они не создавали стимулов для развития местной экономики, производства там никто не открывал. Так что надо определиться, чем новые офшоры будут отличаться от прежних, которые, в конце концов, закрыли, так как они себя не оправдали.

В то же время, возможно, стоит обсудить создание свободных или особых экономических зон. Проанализировать, что из разных форм, которые создавались в регионах в разное время, оправдало или не оправдало себя.

Что, может быть, стоит взять на вооружение в модифицированном виде, а что - не стоит. Скажем, есть проблема с Дальним Востоком. Регион недостаточно обеспечен топливными ресурсами, находится на очень большом расстоянии от европейской части, где сконцентрированы основной экономический потенциал и население. В таких условиях просто тратить деньги на отдельные инвестиционные проекты вряд ли целесообразно. Там необходимо менять сами экономические условия - максимально стимулировать привлечение иностранных инвестиций, облегчить торговый режим с соседними странами. И в идеале создавать регуляторную среду, которая привычна для иностранных инвесторов, чтобы привлекать капитал.

Не думаю, что для этого надо создавать именно офшорную зону. Во-первых, считаю, что нашей главной проблемой не являются налоги. Во-вторых, есть риск, что такой режим постараются использовать как средство для снижения налоговой нагрузки, в том числе и те, кто не имеет для этого оснований. В-третьих, мы рискуем получить неравные условия конкуренции на территории страны. Не случайно все офшоры существуют в небольших государствах. В любом случае надо серьезно проанализировать эти три обстоятельства прежде, чем принять окончательное решение.

Что касается меня лично, то признаюсь: я не верю, что офшор в принципе может работать со знаком плюс на экономику. Посмотрите на свежий пример Кипра - ни к чему хорошему это не привело. Всегда ли офшор является "черной дырой"? В основном да. Во всяком случае, я не вижу примеры "белых" офшоров.