28.03.2013 23:26
    Рубрика:

    Вячеслав Егоров: К каждому пациенту необходим индивидуальный подход

    Внедрение стандартов лечения не должно быть помехой индивидуального подхода к больным
    Внедрение стандартов оказания медицинской помощи - благо или источник лишних проблем? Об этом обозреватель "РГ" беседует с доктором медицинских наук, заместителем главного врача по онкологии городской клинической больницы N 14 Вячеславом Егоровым.

    Вячеслав Иванович, в последнее время вам приходится работать в основном с тяжелыми больными, как правило, онкологическими. В их врачевании вам помогают стандарты лечения?

    Вячеслав Егоров: Стандарты лечения онкологических больных в России только формируются. Хотя в других странах они утверждены давно, и страны Запада придерживаются международных стандартов лечения онкобольных.

    А что мешает нам придерживаться их? Или обязательно надо изобретать свой велосипед?

    Вячеслав Егоров: Изобретать его не надо. Но... прямой перенос международных требований к лечению онкологических больных невозможен в силу различного экономического развития стран. Американские стандарты не приемлемы не только в странах Африки, но и в России. Скажем, при раке молочной железы у молодой женщины в западных странах после удаления части железы проводится гормональная терапия, не требующая удаления яичников. Мы тоже придерживаемся этой органо-сохранной тактики. Но, к сожалению, в некоторых российских регионах, где социальное обеспечение пациентов недостаточное, удаление яичников нередко практикуется.

    По-вашему, внедрению международных стандартов мешают социальные условия, и только?

    Вячеслав Егоров: В основном. Но не только. Международные стандарты попросту не всегда известны отечественным врачам. Эти стандарты постоянно, и довольно быстро, меняются: наука, здравоохранение не стоят на месте. И в стандарты то и дело вносятся значимые коррективы. Есть статистика: медицинские знания по определенному предмету обновляются на 20 процентов в год. Для того чтобы следить за этими изменениями, нужно хотя бы сносно знать английский язык. Это ныне абсолютное требование для всех врачей мира. К выпускникам российских медицинских вузов это пока не относится. А к тем, кто закончил вуз еще в советские времена, и вовсе. По этой же причине у нас нет настоящих профессиональных связей с коллегами из других стран.

    На 20 процентов в год обновляются медицинские знания по определенному предмету.

    Вы так категорично это утверждаете. А я знаю множество обратных примеров.

    Вячеслав Егоров: Я их тоже знаю. Но это исключения, которые лишь подтверждают правило. Врачи из Германии могут приехать в те же США и там работать. Врачи из США могут приехать во Францию и там работать. Российские врачи, чтобы получить доступ к такой практике, должны сдать специальный экзамен. И, увы, не все его сдают.

    Российские врачи должны быть интегрированы в общемировую медицинскую систему. Только тогда международные стандарты станут российскими. В одном из лучших университетов Европы - в Каролинском университете в Стокгольме хирургическим отделением заведует итальянец Марко Дель Кьяро, патологоанатомическое отделение возглавляет англичанка Керолайн Вербеке. И это абсолютно нормально. Это пример настоящей интеграции. Эти люди исповедуют одни и те же принципы подхода к лечению.

    Одни и те же стандарты?

    Вячеслав Егоров: В принципе - да. В этом сила современного подхода к лечению. Поскольку большинство стандартов выработано на основе доказательных исследований, которые также проводятся по единым протоколам в различных странах мира.

    Если я вас правильно поняла, стандарты - это благо без всяких, или?..

    Вячеслав Егоров: Благо только в том случае, если они не помеха индивидуальному подходу к пациенту. Нет двух одинаковых пациентов, они все штучные, каждый неповторим.

    Некоторые ваши операции сделаны впервые в мире. По стандарту или по индивидуальному подходу?

    Вячеслав Егоров: В моей практике был случай, когда мне дважды пришлось оперировать рецидив рака поджелудочной железы. Пациент прожил четыре с половиной года после первой операции. Стандартами это не предусмотрено: особая злокачественность рака поджелудочной железы известна. Как правило, эти пациенты умирают в течение года после постановки диагноза. Продолжительность жизни и тактика лечения упомянутого больного не были предусмотрены никакими стандартами. Мы действовали против стандартов. Но, тщательно взвесив все особенности болезни и состояния больного, мы выбрали свою тактику лечения. И, по мнению больного, оказались правы.

    Мнение больного так важно?

    Вячеслав Егоров: Исключительно важно. Потому что если врач думает и учитывает это в первую очередь, то обеспечивает больному индивидуальный подход. Такой же подход, как к близкому человеку. На мой взгляд, это и есть стандарт отношения к больному.

    Это всегда было свойственно российской медицине. Известный педиатр Юлия Фоминична Домбровская говорила: "У врача, прикасающегося к ребенку, должны быть теплые руки". Но вам не кажется, что в наш жестокий век, мы постепенно утрачиваем или уже утратили это свойство отечественной медицины?

    Вячеслав Егоров: Не кажется. Хотя такая тенденция есть. Однажды мой в прошлом ученик, а ныне хирург- онколог в одном из американских госпиталей приехал ко мне на работу. Я ему с энтузиазмом рассказывал, какие замечательные у меня ординаторы и аспиранты, как они не жалеют сил и времени на лечение и уход за больными, приезжают их смотреть в любое время, в выходные, ночью. Мой восторг не встретил понимания моего друга: он сказал: "А что, может быть иначе?" Оказывается, именно так воспитывают врачей в царстве чистогана - в США.

    Подразумевается, что врач просто не может вести себя по-другому. Проработав восемь лет в Институте хирургии имени Вишневского, я хорошо усвоил слова академика Владимира Дмитриевича Федорова о том, что институт - прибежище самых тяжелых, самых сложных пациентов. Сейчас, когда стандарты распространяются на хирургические НИИ, мне не вполне ясно: останется ли в них место для этих больных и где вообще для них будет место? Дело в том, что стандарты подразумевают оказание помощи пациентам со стандартными ситуациями. А сложные пациенты с сочетанными проблемами, в том числе и нехирургическими, в стандарты никак не укладываются. Потому-то и возникают, например, ситуации: спасем тяжелейшего пациента, ему требуется дорогая реабилитация, а стандартами она не предусмотрена и средств на нее нет. Иногда по этой дикой причине теряем больных. Или сам больной вынужден бороться за жизнь собственными силами.

    Но в вашей больнице нашли способ отслеживать судьбы таких пациентов. Когда они покидают стационар, им даже выдают специальные именные сертификаты на получение необходимых препаратов бесплатно.

    Вячеслав Егоров: Такое отношение должно быть политикой, а не исключением.

    Справка "РГ"

    Вячеслав Иванович Егоров, выпускник второго меда. Специалист в области абдоминальной хирургии. Автор более трехсот научных работ, пяти книг по хирургии и онкологии. Жена Ирина - программист.

    Сын учится в 10-м классе.