Новости

29.03.2013 00:50
Рубрика: Власть
Проект: Армия

В бой пойдут резервисты

Ветераны предлагают создать армию резерва и Главный военный совет
Национальная ассоциация объединений офицеров запаса, куда входят многие видные бывшие военачальники, предлагает ввести новый институт - службу резерва. Об этих инициативах корреспонденту "Российской газеты" рассказал глава ассоциации, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по проблемам национальной безопасности Александр Каньшин.

Александр Николаевич, в "штабе" ассоциации много опытных служивых: и бывший министр обороны СССР маршал Язов, и бывший начальник Главного штаба Сухопутных войск генерал-полковник Букреев, и адмирал флота Сорокин, и другие именитые полководцы. Как они оценивают результаты недавних военных учений?

Александр Каньшин: Положительно то, что новый министр обороны Сергей Шойгу впервые за десятилетия провел такие учения, причем начал их внезапно. Они показали реальный уровень выучки и боевой готовности войск. А сам уровень таков, как наши аналитики прогнозировали все прошедшие годы: просчеты в реформировании армии не могли не сказаться на ее качестве.

Почти все эти минувшие годы вы входили в Общественный совет при минобороны. Возглавляли и Комиссию Общественной палаты по делам военнослужащих. Неужели никому не говорили о выводах ваших экспертов?

Александр Каньшин: В бытность министром обороны Сергея Иванова, да и в первые годы работы Анатолия Сердюкова работа шла в тесном контакте. По итогам поездок, если не удавалось решить проблемы людей на местах, мы направляли письма министру обороны, а иногда и главе государства. Некоторые наши предложения обрели даже статус законов. Например, был принят закон, дающий возможность родителям погибших военнослужащих посещать места их захоронения за государственный счет.

Но потом "военной" комиссии в Общественной палате не стало. А позднее и председатель Общественного совета при минобороны Никита Михалков сложил с себя полномочия, заявив о несогласии с политикой ведомства. После его ухода совет практически не заседал ни разу. Я считаю, большая беда Сердюкова именно в том, что он и его близкое окружение оказались выведены из-под контроля общественности и любой критики.

Теперь Комиссия по безопасности в Общественной палате вновь активно работает. Вы рассчитываете на тесное сотрудничество с новым министром обороны? Кстати, за месяц до назначения Сергея Шойгу вы в интервью назвали его имя в качестве вероятного кандидата.

Александр Каньшин: Я исходил из сложившихся реалий. На мой взгляд, самая главная задача, которую нужно решать, это восстанавливать во всей полноте связь армии и народа, поднимать авторитет защитников в глазах населения. Эту масштабную задачу может решить только талантливый, харизматичный руководитель, каким и зарекомендовал себя Сергей Кужугетович.

Примечательно, что одним из первых его решений стало возвращение в парадный расчет любимого детища народа - суворовцев и нахимовцев. В порыве "оптимизации" военные чиновники порушили многие устоявшиеся связи воинов и жителей страны. Фактически разрушена военно-шефская работа, отодвинуто на обочину ветеранское движение, забыта хорошая практика, когда первые лица регионов входили и реально участвовали в работе военных советов армий и военных округов.

По части ветеранского движения не все так плохо, есть и хорошие примеры. Скажем, на счету Национальной ассоциации офицеров запаса немало замечательных дел: шефство над частями, помощь детям погибших военнослужащих.

Александр Каньшин: Я имел в виду более активное профессиональное использование богатого опыта ветеранов. Сейчас ни одна страна в мире не может позволить себе миллионных армий. Все идут по пути сокращенной "силы первого удара" и массового мобилизационного резерва. Мы неизбежно идем к тому же, особенно, если учесть нашу демографическую ситуацию. Америка давно держится на резервистах, и такая практика вполне оправдывает себя. У нас же пока сделаны лишь первые шаги в этом направлении. А нужно создавать полноценную систему, и здесь роль дееспособных ветеранов может оказаться очень востребованной. У нашей ассоциации и недавно созданного Международного консультативного комитета офицеров запаса и резерва есть возможность опереться в том числе и на реальный опыт такого строительства в передовых станах мира.

Создание службы резерва - масштабная задача, это функция уже государства, его властных структур.

Александр Каньшин: Совершенно с вами согласен и здесь - одна из ключевых проблем военного строительства. Скажите, кто у нас руководит армией и кто отвечает за ее состояние? Предвижу ответ: министр обороны и Верховный главнокомандующий. Это так. Но не будем забывать, что Верховный - прежде всего президент гигантской страны.

Я задавал такой же вопрос членам Совета безопасности, где представлены люди в погонах. Ответ уклончивый: у Совета безопасности нет полномочий по руководству армией, это орган для выработки рекомендаций высшему руководству страны, он занимается не только Вооруженными силами, но и всеми спецслужбами.

Мы считаем, что в нынешней ситуации было бы разумно создать Главный военный совет при президенте России. В него должны войти главнокомандующие видами Вооруженных сил, командующие родами войск и военными округами. Раз в полгода эти люди могли бы встречаться с первым лицом государства, вносить свои предложения, участвовать в дискуссиях. И, может быть, самое главное - иметь возможность не по многоступенчатой служебной лестнице, а непосредственно Верховному высказать свое видение проблем и отношение к ходу проводимых реформ. Думается, такое общение пошло бы на пользу всем.