Новости

03.04.2013 00:23
Рубрика: Общество

"Зачем нужна история?"

В апреле выходит третий том "Всемирной истории", подготовленный Институтом всеобщей истории Российской академии наук. Уже по первым томам этого фундаментального труда можно смело утверждать, что рассуждения об упадке отечественной исторической науки абсолютно беспочвенны.

И дело не только в том, что эти книги представляют собой необычайно увлекательное чтение, но и в том, что их авторы, демонстрируя владение различными методологическими подходами к изучению прошлого, создают целостную картину минувшего во всем его человеческом, интеллектуальном, конфессиональном, социально-политическом, природном многообразии. Прежнее 13-томное издание с аналогичным названием выходило в 60-е годы прошлого века, когда советская гуманитарная наука находилась в жестких идеологических рамках, что не могло не отражаться на целеполагании любых исследований. Как справедливо писал в предисловии к новому изданию А. Чубарьян (он является главным редактором "Всемирной истории"): "С тех пор в исторической науке России да и всего мира произошли огромные принципиальные изменения. С отказом российских историков от формационной парадигмы как универсального и единственного критерия для раскрытия и понимания истории человечества перед российской историографией открылась возможность плюралистического взгляда на ход мировой истории".

На рубеже XVIII и XIX веков  само понятие времени, его влияния на людей стало неотъемлимой частью культуры

Предлагая синхронную модель исследований Древнего мира, Средневековых цивилизаций Востока и Запада, Нового времени, авторы в отличие от своих предшественников советской поры вовсе не накладывают западноевропейскую матрицу на историю других стран и континентов. Не отказываясь от идеи единства человеческой истории, ощутимое при глобалистском подходе к изучению прошлого, они подчеркивают региональные и даже локальные особенности развития, проявляют интерес к частной, повседневной жизни, которую восстанавливают со скрупулезной тщательностью. Макро- и микроисторические процессы оказываются взаимодополнительными, создают стереоскопическую картину прошлого. Это требует не только научного педантизма, но и научной дерзости. Именно в контексте одновременно существовавших цивилизаций с особой ясностью открываются индивидуальности различных наций и народов. И естественно, что при таком обращении к прошлому разрушаются многие стереотипы, которые казались незыблемыми еще несколько десятилетий назад. В этом смысле весьма примечателен том, посвященный Средним векам, который завершается блестящей статьей П. Уварова "Роскошь феодализма". Наверное, впервые в отечественной, да и не только в отечественной, науке столь ярко раскрывается богатство экономической, социально-политической, интеллектуальной и художественной жизни великой и разнообразной эпохи, явно недооцененной в советской историографии.

Авторы этого фундаментального труда не навязывают своего понимания смыслов исторического процесса, они стараются избегать субъективизма в отношениях с историей. Но кто как не историки знают, что в любом научном исследовании прошлого неизбежно проявляются озарения и заблуждения настоящего времени. И не случайно предисловие к этому новому изданию озаглавлено "Всемирная история: взгляд из ХХI века". Хотим мы того или не хотим, но настоящее предлагает, а в иных случаях и диктует выбор той оптики, с помощью которой мы разглядываем прошедшие времена. И провоцирует поиски смыслов, даже если они нам в тягость.

Хотя христианство совсем не случайно называют религией историков, история как наука в современном смысле этого слова родилась на рубеже ХVIII и ХIХ веков, когда само понятие времени, его движения, его влияния на людей стало неотъемлемой частью культуры. Как известно, в средневековом сознании драма Христа происходила "здесь и сейчас", и именно это определяло повторяемость минувших событий. Даже в эпоху Возрождения пространство поглощало время. Великие географические открытия, открывшие неведомые страны и континенты, в большей степени влияли на культурное сознание общества нежели изменяющееся время. Только немецкие, французские и британские романтики не просто уравняли время и пространство в интеллектуальном и эмоционально-психологическом бытии, конечности окружающего мира они предъявили бесконечность времени. И человечество начало новую игру со временем. Ведь мы всегда примеряем прошлое на настоящее, поступки ушедших людей - на свои собственные.

МЫ вглядываемся в прошлое, чтобы разгадать свое будущее, свою судьбу. И часто ошибаемся - читаем неверно

Не случайно выдающийся французский историк Марк Блок в период оккупации, незадолго до своей мученической смерти в застенках гестапо в 1944 году написавший "Апологию истории", и его сподвижник по журналу "Анналы" Люсьен Февр утвердили одно из важнейших современных направлений исторической науки, которое изучает человека во времени. Его изменения, его пластичность, его восприимчивость ко всему, что несет с собой меняющееся настоящее, переходящее в будущее. Его отягощенность прошлым. Марк Блок начинает свою книгу с того детского вопроса, который вынесен в название этих заметок: "Папа, объясни мне, зачем нужна история". Этот вопрос задают не только дети. И ответить на него пытаются не только историки. Ведь история - это не просто набор положительных или отрицательных героев, положительных или отрицательных примеров. Нам нужно не только знание, но и понимание. Мы вглядываемся в прошлое, чтобы разгадать свое будущее, свою судьбу. И очень часто ошибаемся - то ли читаем неверно, то ли разгадываем бездарно. Но есть важные книги, которые уменьшают этот огромный риск ошибок. Уверен, что новая шеститомная "Всемирная история", три тома которой уже пришли к читателям, одна из них.

Общество История Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники