Новости

Изменяются правила ввоза товаров, содержащих интеллектуальную собственность
К сожалению, Россия далеко не самодостаточна в плане насыщения рынка различными товарами - как группы А, так и Б. То есть проблема импорта оных как существовала, так и будет существовать на повестке дня.

Создание Таможенного союза не решило эту проблему в корне: он тоже не самодостаточен. Это подтверждает таможенная статистика: как бы мы ни пыжились, объем внутренней (Россия - Белоруссия - Казахстан) беспошлинной и бесконтрольной (в смысле наличия таможенного оформления и досмотров) торговли в 12 раз меньше, чем внешней, которая и с пошлинами, и с досмотрами. В отличие, кстати, от Евросоюза, где товарооборот между странами-участницами ровно в два раза больше внешнего.

Причем 90% нашего импорта - это товары, попадающие под категорию интеллектуальной собственности. И примерно такая же доля брендовых товаров, вращающихся на нашем рынке, - контрафакт. И это вовсе не значит, что вместо японского магнитофона вам продадут китайское ведро с гайками. Просто понятие контрафакта обретает новые габариты: это не только подделка, но и вполне оригинальный товар, ввезенный в страну без ведома правообладателя товарного знака. То есть путем, который именуют параллельным импортом.

"Параллельный импорт, - считает общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов, - это естественная реакция свободного рынка на качественную, ценовую и ассортиментную дискриминацию. Вспомните, те же айфоны в России появились на пару лет позже, чем в других странах, и по завышенной цене".

Сия напасть - не только российская беда. В середине марта в мире наделал шуму судебный процесс над студентом из Таиланда, покупавшим в родной стране учебники, изданные в США, по 30 долл. за штуку, и продававшим их обратно в Америку, где в магазинах они стоили уже 200, через электронный аукцион по "среднеарифметической цене". Заработал 37 тыс. долл. Издательство выкатило парню иск на 600 тыс. "зеленых". А Верховный суд США студента оправдал, признав доктрину первой продажи первичнее авторских прав.

Нашим же предпринимателям справедливое правосудие в этом вопросе может разве что только сниться. Поскольку у нас действует так называемый национальный (территориальный) принцип исчерпания прав. В отличие от международного, когда правообладатель теряет право на товар, единожды введя его в оборот, национальный представляет собой запрет на импорт в страну товаров ИС, если они не были введены в оборот на территории данного государства и если на их ввоз не получено согласия правообладателя. По мнению адвоката, партнера Адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Григория Чернышова, этот принцип хорош для стран - экспортеров высокотехнологичной продукции, где он призван защитить производителя от его же собственных товаров, изготовленных и продаваемых на рынках других стран. А России, как стране-импортеру, такой принцип не подходит. Тем более в свете готовящихся поправок в Гражданский кодекс.

Итак, законопроект N 47538-6, собственно и предлагающий изменения в ГК РФ, уже подготовлен ко второму чтению. Там предпринимателей ждет немало сюрпризов. Например, пункт 1 ст. 1515 "Ответственность за незаконное использование товарного знака" будет звучать так: "Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых размещен незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными". Доселе таковыми являлись предметы, на которых "незаконно размещен товарный знак". Партнер юридической компании Baker & McKenzie Евгений Ариевич полагает, что такая формулировка может позволить считать оригинальные товары, ввозимые без согласия правообладателей, контрафактными.

Новую редакцию получает и ст. 1487 ГК РФ, посвященная исчерпанию исключительного права на товарный знак. Если ранее она указывала, что в России легально могут использоваться товарные знаки лишь тех товаров, которые были введены в оборот на территории страны непосредственно правообладателем или с его согласия, то теперь в ней появилась оговорка: "если иное не установлено международным договором или законом". Таким образом, фактически действующая в России система ввоза может претерпеть изменения, и параллельный импорт, объем которого оценивается экспертами примерно в 1 млрд руб. в год, может быть узаконен. За что, кстати, ратует ФАС, считая, что это будет способствовать развитию конкуренции и снижению цен на привозные товары благодаря ликвидации эксклюзивного дилерства. Кстати, в Казахстане параллельный импорт разрешен.

Но здесь возникает риск другого рода. Если в нашей стране будет разрешен ввоз товаров, содержащих ИС, без разрешения правообладателя, где гарантия, что под прикрытием брендов к нам не потечет поток откровенных подделок, маркированных известными товарными знаками, но по более доступной цене? И если пиратские тапки, которые развалятся после пары дней эксплуатации, не несут за собой опасности больше, чем разочарование покупкой, то давайте представим, что на автомобиль поставлена подушка безопасности неизвестного происхождения?