Новости

10.04.2013 00:40
Рубрика: Власть

Противоречия демократии

Текст: Николай Злобин (президент Центра глобальных интересов, Вашингтон)
Фраза о том, что демократия является наихудшей формой управления, если не считать все остальные формы, за прошедшие с момента ее произнесения Уинстоном Черчиллем 66 лет, стала банальностью, которую повторяют, не только особо не задумываясь над ее смыслом, но и полностью выдирая из контекста всей речи. Между тем в предыдущем предложении британский политик, например, сказал, что демократия не идеальна и не способна решить все на свете проблемы. Действительно, не говоря уже про различные национальные, исторические, экономические и культурные особенности демократии в целом, у нее есть свои жесткие объективные ограничения и внутренние противоречия.

Одним из них является ее обязательная дискретность, прерывистость, то есть необходимость регулярно проходить через многочисленные и трудоемкие избирательные кампании, приводящие к обновлению власти. Демократия, как известно, - совокупность процедур и институтов, среди которых выборы занимают немаловажное место. Как, впрочем, и механизм естественной смены элит, включая возможности для уходящей элиты найти свое новое достойное место в общественной иерархии. Не зря в США говорят, что новая избирательная кампания начинается на следующий день после подведения итогов предыдущей. Однако избирательные циклы неизбежно требуют от национальной элиты очень большой концентрации на текущих проблемах и событиях, что не может не быть в ущерб стратегическому видению и долгосрочному политическому планированию. Возникает своего рода противоречие. С одной стороны, любой стране необходима социальная и политическая стратегия, а политики концентрируются на краткосрочной, часто сугубо политтехнологической тактике, цель которой - победа на очередных выборах. Их тоже можно понять: будешь слишком много думать об отдаленном будущем страны - неизбежно проиграешь следующие выборы.

Этого противоречия не могут избежать даже страны с давно сложившимися демократическими традициями. Однако там есть немало механизмов, которые смягчают его остроту. Действует механизм смены элит во власти, а проигравшие выборы продолжают играть большую роль в политической системе, основанной на комбинации сдержек и противовесов, балансе интересов и компромиссах. Уход из коридоров власти не является политической смертью. Развитое гражданское общество, неправительственные экспертные организации и университеты становятся плацдармом новой работы многих политиков, откуда они не только борются за реализацию своих программ, но готовятся к новому избирательному циклу. Сменяемость власти в демократиях отнюдь не подразумевает выпадение из политической элиты, а ее консолидация вокруг реальных и долгосрочных национальных интересов, сложившаяся на протяжении многих поколений, позволяет поддерживать стабильность политической стратегии развития своей страны, яростно сражаясь при этом за итоги очередных выборов, которые на эту стратегию влияют весьма незначительно. Более того, группы политического мейнстрима в демократических системах объективно гораздо более заинтересованы в реализации своих политических программ, а не приводе к власти конкретного человека. В результате эта борьба в значительной степени лишается излишнего персонифицированного оформления.

В России, как и других странах, где политические элиты и существующие политические системы в значительной степени носят случайный характер и далеко не всегда способны представлять, а тем более осуществлять политику в долгосрочных национальных интересах, ситуация иная. Уровень консолидации национальной элиты в этих странах очень низок и зачастую подразумевает, что проигрыш на выборах означает полный и безвозвратный уход из политики, а то и попадание в весьма уязвимое с правовой точки зрения положение. Все усилия властной верхушки неизбежно тратятся на удержание власти в своих руках, а их политических противников - на политическую борьбу не за саму власть, не за системные политические изменения, а в противостоянии с этой верхушкой. Борьба оппозиции и власти в значительной степени сводится здесь не к конкуренции программ, а уж тем более к совместной реализации долгосрочных национальных интересов, как это принято в традиционных демократиях, а к попыткам сместить лидера и поставить на его место своего представителя.

Старая ленинская формула о том, что для консолидации элиты ей необходимо сначала решительно размежеваться внутри себя, извращает саму суть политического процесса, особенно сегодня. Если посмотреть на все успешные страны, то можно увидеть, что в числе важных причин их успеха лежит консолидация политической элиты на базе основных национальных интересов, в большей или меньшей степени выражающих систему ценностей широкого среднего класса. Это две стороны одной медали. Без массового среднего класса национальная элита не сможет консолидироваться, а без ее стремления к консолидации, национальный средний класс все время будет раскалываться на политические сегменты. Что и происходит сегодня в России. А механизм обновления элиты должен не только быть конкурентным, но и содержать гарантии реального участия проигравшей ее части в политической жизни. В эффективных системах власти выигрыш выборов не означает получения монополии на роль национальной элиты. Он означает лишь выбор тактики, в то время как стратегия развития страны должна является результатом политического видения всей национальной элиты. В конце концов, успешная демократия - это постоянные забеги на короткие дистанции, но всегда только в одном направлении.

Власть Позиция Колонка Николая Злобина
Добавьте RG.RU 
в избранные источники