Новости

12.04.2013 00:25
Рубрика: Происшествия

Как чиновнику свести расходы с доходами

Для представителей российской власти наступают тревожные времена. В этом году их впервые проверят на честность: сходятся ли их расходы с декларируемыми доходами? Эта мера вводится антикоррупционными указами президента, подписанными в начале апреля. На вопросы наших читателей, связанные с этой темой, ответил в ходе "Горячей линии" человек, который лично принимал участие в разработке проектов указов, - референт Государственно-правового управления президента РФ, кандидат юридических наук, заслуженный юрист России Валентин Михайлов.
 
 
 
 
 
 

Здравствуйте, меня зовут Сергей Савельев, звоню из Самары. Скажите, что ждет тех чиновников, которые не смогут доказать, что приобретения соответствуют доходам?

Валентин Михайлов: Законом о контроле за расходами, который был принят в конце прошлого года, зафиксирована позиция, что, если то или иное лицо не в состоянии обосновать, откуда у него средства на такие расходы, то по иску прокурора в гражданско-правовом, а не уголовном порядке его имущество изымается в доход государства. Одновременно с принятием этого закона статья 235 Гражданского кодекса была дополнена еще одним положением. По нему имущество, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы, по решению суда подлежит обращению в доход государства. Если в ходе всех этих разбирательств будет выяснено, что человек совершил преступление, то начинают работать другие механизмы. Тогда он в соответствии с ними привлекается к уголовной ответственности. Ну и увольнение с должности в связи с утратой доверия - тоже наказание, причем весьма существенное. В прошлом году за нарушение антикоррупционных стандартов уволили примерно 800 человек.

Валентин Иванович, многие вопросы, в том числе присланные на электронный адрес "горячей линии" интернет-пользователями, можно обобщить так: когда же массово начнут конфисковывать имущество у тех, кто наворовал, настроил себе дворцов и прочее?

Валентин Михайлов: Я профессионально исследовал институт конфискации как меру уголовного наказания. И хочу сказать, что более коррупциогенной меры, чем конфискация, придумать нельзя. Пожалуйста - случай из практики. Шубу из Греции за 20 тысяч евро ввозят в Россию, где ее конфискуют. Затем с этой шубы срезают пуговицу, делают ее неликвидной и продают за 700 рублей. Вот вам и конфискация. С другой стороны, меры экономического воздействия в отношении лиц, совершивших коррупционные преступления, показывают куда более высокий уровень эффективности. В 2011 году в Уголовный кодекс были внесены изменения, в соответствии с которыми за дачу и получение взятки установлены штрафы, кратные сумме взятки. Сейчас суды за коррупционные преступления назначают наказания в виде штрафа в миллионы, сотни миллионов рублей. Санкции в статьях Уголовного кодекса за взяточничество сформированы следующим образом: либо человек выплачивает штраф, кратный сумме взятки, либо садится в тюрьму. Надо не идти по пути конфискации как однозначной меры уголовного наказания, а использовать другие механизмы экономического воздействия. В том числе кратный штраф, изъятие имущества в гражданско-правовом порядке - в тех случаях, когда человек не может обосновать его происхождение. Я об этом уже говорил.

А в чем разница между конфискацией и изъятием?

Валентин Михайлов: С формальной точки зрения конфискация как мера уголовного наказания четко не определена, ее размеры в законе не зафиксированы. Она может быть применена в отношении всего имущества подсудимого. Человек похитил, условно говоря, мешок картошки, а ему назначают наказание в виде конфискации всего того, что он честно зарабатывал всю жизнь - машины, дачи и так далее. Размер штрафа в законе четко определен. Кроме того, в выплате штрафа заинтересован сам осужденный. Допустим, человеку за коррупционное преступление назначили штраф. И если люди, на которых он "переписал" свое имущество, не хотят, чтобы этот человек отбывал наказание в виде 12 лет лишения свободы, пусть просто оплатят его штраф. Еще по осени прошлого года была скорректирована 46-я статья Уголовного кодекса, в которой говорилось о штрафах. До этого к лицу, которое злостно уклоняется от уплаты штрафа, назначенного за совершение коррупционного преступления, могла быть применена любая мера наказания, кроме лишения свободы. А после корректировки - только реальное лишение свободы. Думается, что полученная альтернативность - либо штраф, либо реальное лишение свободы на длительный срок - весьма продуктивна. При конфискации имущество изымается и обращается в доход Российской Федерации в связи с совершением преступления в рамках уголовного процесса. Конечно, и здесь нужно решить ряд серьезных вопросов.

Здравствуйте, Валентин Иванович, вас беспокоит Республика Марий Эл, Геннадий Андреевич. В подписанных Владимиром Путиным документах введена норма, согласно которой чиновник отчитывается о своих расходах, если сумма сделки превышает общий доход этого лица и его супруги (супруга) за последние три года. Почему исходили из трех лет? И еще один вопрос: не следует ли тотально проверять всех родственников на доходы? А то собственность можно оформлять на племянников, бабушек, дедушек, которые в декларации не фигурируют.

Валентин Михайлов: Что касается трех лет, то здесь мы исходили из экспертных оценок. Это средний срок, за который люди зарабатывают на крупные покупки. Кроме того, учитывалось то обстоятельство, что государственные служащие представляют сведения о доходах с 2010 года и к настоящему времени уже накопилась база данных за три года. Но если человек, например, всю жизнь откладывал, то здесь особых проблем нет. Посмотрите справки о расходах, там указано, что одним из источников средств, на которые совершена крупная сделка, могут быть накопления.

Теперь по поводу лазеек. Здесь не все так просто даже для тех, кто ими пользуется. Был случай, когда один миллионер оформил на свою супругу несколько сотен миллионов долларов. А она возьми да и не отдай ему. Не так-то легко оформляют на других лиц серьезное имущество. Это далеко не всегда так просто, хотя проблема переоформления имущества на других лиц действительно существует.

В то же время стопроцентный заградительный барьер мы все равно не выстроим. Надо учитывать реальные возможности, которыми обладают проверяющие. Расширять перечень лиц, подлежащих проверке, можно, с одной стороны, до бесконечности. Но, с другой стороны, если вся страна будет подавать сведения о доходах, мы в этом просто-напросто заплутаем. Как можно проверить всех и вся, это же утопия. Намного уместнее вести речь о создании механизмов, которые не позволяли бы так легко переводить средства на счета других людей. В целом я профессионально убежден, что увеличивать количество лиц, которые будут предоставлять сведения о доходах и расходах, просто не эффективно. Возьмем, например, сына чиновника. У него есть супруга, которая занимается бизнесом. А у супруги сына чиновника имеются родители, которые тоже занимаются бизнесом. Получается, чиновник-отец якобы переписал имущество на сына, сын уступил его своей супруге, супруга - родителям и так далее. Эта цепочка будет продолжаться до бесконечности. Мы просто увязнем в бесконечных неэффективных проверках. Надо искать другие механизмы, и в этом направлении сейчас развивается наше законодательство. Вот Госдума как раз рассматривает закон, запрещающий отдельным категориям лиц иметь счета, ценные бумаги за пределами Российской Федерации. Этот закон касается чиновников только самого высокого уровня - губернаторов, членов правительства, федеральных депутатов, лиц, назначаемых президентом и правительством. Кроме того, в проекте этого закона закреплено серьезное новшество, связанное с тем, что администрация главы государства может осуществлять проверки в отношении любых лиц, подавших сведения о доходах и расходах. Это очень серьезная новелла. Если в отношении какого-либо руководящего лица министерства осуществляется проверка этим же министерством, то возможны какие-нибудь слабинки. А наличие такого механизма, по которому по поручению президента, руководителя его администрации или помощника президента можно проверить любые сведения в отношении любого чиновника, как раз говорит об ужесточении уровня проверок.

Валентин Иванович, мы коснулись темы зарубежных активов, по которой есть много вопросов. Вот, к примеру, интернет-пользователь Николай пишет, что в Беларуси у него отцовское имение, деньги в белорусских банках, а государство при этом союзное. Это заграница или нет? Такие же вопросы есть в отношении Казахстана, входящего в Таможенный союз, других стран СНГ.

Валентин Михайлов: Да, с позиции закон о запрете счетов - заграница. Мы с Белоруссией строим союзное государство, и с точки зрения ряда аспектов, связанных с передвижением граждан, их трудоустройством, пенсиями, уже произошла унификация правовых режимов. Однако по вопросу зарубежного имущества такой унификации нет. Поэтому требование в указах о его декларировании распространяется и на Белоруссию, и на Украину, и на Казахстан, равно как на Германию, Францию и так далее.

Тут есть еще один вопрос, который также задают многие госслужащие. Федеральный закон о запрете счетов за границей еще не принят, хотя есть вероятность, что его примут в этом году. Нужно ли при подготовке нынешних деклараций закрывать все счета за границей?

Валентин Михайлов: В указах эта новелла отчасти нашла свое отражение. Пункты 7 и 8 указа N 309, который подписан президентом 2 апреля, подчеркивают, что в справках о доходах, которые чиновники должны представлять уже несколько лет, необходимо в обязательном порядке указывать имущество и счета, которые у них есть за границей. Закон о запрете на иностранные счета рано или поздно будет принят, поэтому лучше госслужащим начать закрывать эти счета уже сейчас. Если закон вступит в силу, у них будет на это всего три месяца. Срок этот очень маленький. Зачем нужна лишняя беготня?

Валентин Иванович, чтобы иметь возможность оперативно получать информацию об активах российских чиновников за границей, нужно заключить соглашение с теми странами, от которых мы хотим получить сведения. Собирается ли Россия заключать такие соглашения?

Валентин Михайлов: Соответствующие российские государственные органы ведут в этом направлении работу. Законодательно установлено, что Росфинмониторинг должен будет взаимодействовать по этому вопросу с другими государствами на основании международных договоров. Но эта проблема зависит не столько от нас. Мне приходится общаться с работниками международных организаций и коллегами из других государств, и, поверьте, не горят они желанием терять активы.

Валентин Иванович, вернемся к внутрироссийским проблемам. На каких основаниях будут осуществляться проверки чиновников?

Валентин Михайлов: В президентских указах подчеркнуто, что решение о проведении проверки принимается на основании соответствующих сведений, и оформляется в письменном виде в отношении каждого конкретного лица.

Кто предоставляет такие сведения?

Валентин Михайлов: Прежде всего правоохранительные органы, прокуратура, другие государственные органы, политические партии, органы местного самоуправления, Общественная палата Российской Федерации, общероссийские средства массовой информации, а также подразделения по профилактике коррупционных правонарушений. Эти подразделения являются ключевыми в системе органов противодействия коррупции. Работники этих подразделений, получив сведения о доходах и сопоставив их с предыдущим годом, могут прийти к выводу, что тут не все в порядке. И тогда они оформляют соответствующую докладную записку и подают руководителю. Тот принимает решение: да, надо бы осуществить проверку. Естественно, всех проверить нельзя, да и задачи такой в рамках сферы противодействия коррупции не ставилось. Для этого нам пришлось бы создавать еще одну громоздкую государственную структуру.

Вот что интересно: в последнее время наиболее громкие дела, связанные с наличием имущества за рубежом, были связаны с публикациями в блогах. Вспомнить хотя бы Пехтина или Малкина. Публикации в блогах будут служить основанием для начала проверки?

Валентин Михайлов: Напрямую публикация в блогах не может быть основанием для осуществления проверки. Анонимные сообщения у нас не рассматриваются. Но эти публикации могут послужить толчком для того, чтобы упомянутые мной подразделения по профилактике коррупционных правонарушений или Управление президента по вопросам госслужбы и кадрам, которое по поручению главы государства осуществляет проверки, обратили внимание на имущественное положение того или иного лица. Иногда вот журналисты жалуются, что на их публикации не обращают внимание. Это далеко не так. С лупой, конечно, может, и не читают, но реакция есть. Другой вопрос, она сразу не выплескивается: мол, сразу человека к стенке, и конфисковываем его имущество. Но бесследно такие публикации, поверьте, тоже не проходят.

Вопрос: Здравствуйте, меня зовут Алексей, живу в Хабаровске. Если у меня есть сведения, что кто-то что-то утаивает, куда я это должен подавать? Спасибо.

Валентин Михайлов: В соответствии с действующим законодательством сообщение гражданина - тем более всего лишь о том, что кто-то что-то утаивает - не может служить основанием для антикоррупционной проверки. Если же сообщение гражданина содержит данные о совершении преступления, то проверка этого сообщения осуществляется правоохранительными органами.

Но в целом следует учитывать, что проверки достоверности сведений доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера осуществляют те лица или структуры, которые назначают соответствующих людей на должности. Если, допустим, назначение муниципального уровня, то, соответственно, обращаться нужно в соответствующий муниципалитет. Если назначение субъектового уровня, то - к субъектам Российской Федерации. Если назначение на уровне министерства, то - к министру. На уровне правительства - в правительство. Там есть отдел в департаменте госслужбы и кадров аппарата правительства, который занимается вопросами противодействия коррупции. Если же подозреваемые в недобросовестности лица входят в номенклатуру президента, то в Управление президента по вопросам госслужбы и кадров.

Кроме того, в указе президента отмечено, что до издания соответствующих законодательных актов государственные органы, которые по закону о бесплатной юридической помощи обязаны ее оказывать, должны помогать и лицам, которые сообщают об актах коррупции, грамотно составлять сообщения. Чтобы это не было общим разговором, а чтобы присутствовали конкретные факты.

Валентин Иванович, почему в итоге не стали создавать отдельную государственную структуру для проверок информации по доходам и расходам чиновников?

Валентин Михайлов: А где мы возьмем людей? Если это федеральный орган, значит, на федеральном уровне и в каждом субъекте Российской Федерации нужны специалисты. Добавьте сюда водителей, секретарей, другой технический персонал. Получается тысяч двадцать пять - тридцать. Но это ладно. Самое главное: этих людей надо еще обучить, дать им какие-то специальные знания. Кадровый вопрос здесь ключевой. Создавать структуру только для проверки достоверности сведений о доходах затратно. Для выявления, пресечения, раскрытия и расследования коррупционных преступлений уже имеется система государственных органов. А созданные в соответствии с указом президента от 21 сентября 2009 г. N 1065 в каждом государственном органе подразделения по профилактике коррупционных правонарушений, будучи максимально включенными в повседневную жизнь государственных служащих, осуществляют проверки достоверности сведений, реализуют воспитательную функцию, оказывают консультативную помощь госслужащим и так далее.

А у тех, кто сейчас этим занимается и будет заниматься в ближайшем будущем, на ваш взгляд, достаточная подготовка?

Валентин Михайлов: В Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации в течение последних трех лет осуществляется обучение по специальной программе. Программа согласовывается с администрацией президента и называется "Функции подразделений по профилактике коррупционных и иных правонарушений". По идее, там как раз должны обучать специалистов, которые работают в подразделениях по профилактике коррупционных и иных правонарушений. Но вся беда в том, что направляют туда зачастую лишь бы галочку поставить. Это с одной стороны. С другой стороны, возможности этой академии тоже ограничены. Ежегодно там обучается тысяча человек. А нам надо обучить почти 15 тысяч. Сейчас мы обучили только 3 тысячи. Если даже две, три академии будут задействованы и будем там готовить по 5 тысяч человек в год, то все равно нужен не год и не два. Плюс организация этой работы, настрой на эту работу. Это все требует много времени.

Что же тогда делать?

Валентин Михайлов: Работать. В национальной стратегии противодействия коррупции, которая утверждена указом президента Российской Федерации, указано, что в Российской Федерации в целях противодействия коррупции последовательно решаются следующие задачи. Первая - создание законодательной базы. Вторая - создание организационных основ. И третья - обеспечение следования граждан антикоррупционным стандартам. И мы последовательно в этом направлении движемся. Законодательная база, в общем, у нас создана, сформированы организационные структуры.

Вопрос: Здравствуйте, Валентин Иванович. Меня зовут Елена Андреева, я консультант департамента социального развития из Кировской области. Разъясните, пожалуйста, начиная с какого уровня чиновник должен подавать декларацию о расходах-доходах? Это касается всех чиновников или только высшего звена? И еще один вопрос: если я собираюсь покупать недвижимость, земельный участок, например, на двоих с мужем, но на его деньги, как тогда декларируются эти расходы? Спасибо.

Валентин Михайлов: По первому вопросу. Сведения о доходах - расходах подают только те лица, которые занимаю должности, включенные в соответствующие перечни. У нас есть ряд разъясняющих нормативных актов. Ключевым для понимания данного вопроса является указ президента от 18 мая 2009 года N 557, который содержит три раздела. В первом разделе указано, что сведения о доходах подают лица, замещающие должности федеральной государственной гражданской службы, отнесенные к высшей группе должностей, а также должности руководителей и заместителей руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти и должности, назначение на которые осуществляются правительством Российской Федерации.

Второй раздел касается "силовиков", и там должности прописаны более детально применительно к ведомствам (минобороны, ФСБ, МВД). Есть третий раздел, в соответствии с которым руководство ведомства может включить в этот перечень своим решением ряд лиц, которые занимают так называемые коррупциогенные должности. Там указаны признаки этих должностей. Это должности, замещение которых связано распределением бюджетных средств, принятием или разработкой проектов важных управленческих решений. Применительно к субъектам Российской Федерации можно сказать, что формирование перечней должно осуществляться в субъекте по аналогии с тем, что принято на федеральном уровне.

Теперь по поводу второго вопроса. Если у вас появится, например, земельный участок на двоих с мужем, то вы в соответствующем разделе справки о доходах укажите, что у вас есть одна половина земельного участка, а у вашего супруга - вторая половина. Если стоимость этого земельного участка больше ваших трех годовых доходов вместе с супругом, то вы должны будете заполнить справку о расходах, форма которой утверждена указом от 2 апреля 2013 года. В справке укажите, что на двоих с супругом приобрели земельный участок такой-то стоимости на денежные средства супруга, который их заработал и получил иным законным образом. И всё.

Вообще, очень много вопросов возникает о том, какие сведения и в каких разделах справок о доходах указывать. В свое время Минздравсоцразвития России (ныне - Минтруд России) проводило совещания, на которых эти вопросы подробно рассматривались. Рекомендую обращаться к протоколам совещаний от 15 февраля 2011 года, 20 декабря 2011 года и от 27 марта 2012 года, которые размещены в правовых системах.

Валентин Иванович, некий гражданский сотрудник управления Минюста России Сибирского федерального округа вместо вопроса "отправил" вам свою обиду на указы. Вот что он пишет: "Государство серьезно хочет проконтролировать, куда я трачу месячный заработок - целых 14 тысяч рублей? Позор!".

Валентин Михайлов: Согласен. О чем можно говорить? При такой зарплате? У нас почти миллион триста чиновников входят в перечень обязанных подавать справки о доходах. Если профессионально подходить, то это число нужно сокращать. К сожалению, в ряде ведомств в перечни включают всех. Другое дело - нужно очень ответственно подходить к формированию таких перечней. Например, чиновники, связанные с регистрацией или надзорами, осуществляют деятельность, которая тянет за собой миллиарды. И, естественно, лица, замещающие такие должности, должны быть, наверное, включены ведомством в соответствующие перечни. Повторяю - нужен дифференцированный подход. Потом - пусть этот работник минюста отчитается сейчас, потом станет министром - и будет у него безупречная кредитная история.

Вопрос: Здравствуйте, вас беспокоит Сергей Викторович, Росреестр, отдел противодействия коррупции. Лица, указанные в перечнях, сведения о доходах сдают в федеральный орган? У нас в подведомственности находится кадастровая палата.

Валентин Михайлов: Росреестр - это федеральный государственный орган. В соответствии с законодательством работники организаций, созданных для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, сдают сведения в подразделения по профилактике коррупционных или иных правонарушений или уполномоченному лицу соответствующего федерального государственного органа. Поэтому, если кадастровая палата является организацией, созданной для обеспечения деятельности Росреестра, то сотрудники кадастровой палаты, занимающие должности, включенные в соответствующий перечень, должны представлять сведения в ваш отдел, Сергей Викторович.

Вопрос: Добрый день, Петровская Наталья Михайловна, Федеральное агентство по печати. Правильно ли мы понимаем, что в этом году сведения о доходах подаются до 1 июля 2013 года?

Валентин Михайлов: Правильно вы понимаете нашего президента, который в подпункте "а" пункта 28 указа от 2 апреля сего года N 309 четко зафиксировал, что в этом году сведения о доходах и расходах предоставляются к 1 июля.

Валентин Иванович, на электронный адрес "горячей линии" "РГ" продолжают приходить вопросы. Большинство из них совсем короткие, можно сказать, житейские. Например, некий пользователь пишет: "Я муниципальный служащий, не женат, особенными средствами не располагаю, трат больших тоже не было. Но моя гражданская жена полгода назад купила квартиру. Должен ли я отражать этот факт в справке о расходах?

Валентин Михайлов: Нет, потому что в соответствии с Семейным кодексом у нас признается и влечет какие-либо правовые последствия лишь брак, надлежащим образом оформленный. Такой категории, как гражданский брак, Семейный кодекс не знает. Дай бог счастья им и здоровья.

Еще вопрос. "Брат подарил моему 12-летнему сыну квартиру в Турции. У него детей нет, он очень любит племянника. Сама я работаю в Пенсионном фонде, получаю мало, как мне указать, на какие средства была приобретена квартира?"

Валентин Михайлов: В справке так прямо и указать - подарок брата. В справке о расходах даже содержится соответствующая подсказка: предусмотренные законом основания. Дарение - это одно из оснований возникновения права собственности. Это типичная житейская ситуация, ничего страшного здесь нет. Не надо думать, что все запрещается. Сейчас главное - вывести имущество из тени. Обязанность предоставления сведений о доходах была введена в 2009 году. Об источниках средств стали представлять сведения только сейчас, в 2013 году. Несколько лет государственные служащие в качестве источников происхождения средств, за счет которых они совершат сделку, будут указывать: накопления, дарение, и в ряде случаев проверить это будет невозможно. Но это только несколько лет, а дальше база данных будет накапливаться, и такие возможности для маневра будут исключены.

Много аналогичных вопросов по наследованию. Подарок - то же самое?

Валентин Михайлов: Дарение и наследство - это предусмотренные законом и распространенные способы получения собственности. Ничего страшного в этом нет. Дай бог всем богатых родственников. Но о полученном имуществе в обязательном порядке следует указывать в справке о доходах.

Так, хорошо. Еще один вопрос, присланный от нашего читателя: если чиновник за бюджетные деньги подводит коммуникации к своему дому и не платит за пользование услугами ЖКХ, это считается его доходом?

Валентин Михайлов: Это злоупотребление должностными полномочиями, статья 285 Уголовного кодекса Российской Федерации. Те преимущества, что человек получил в результате совершения этого преступления, на основании статьи 104 со значком "1" Уголовного кодекса Российской Федерации подлежит конфискации. Все, что получено в результате преступления, подлежит конфискации.

Валентин Иванович, если позволите, житейский вопрос от "Российской газеты". Можно ли чиновнику за деньги лечиться за границей? Это ведь тоже связано с крупными расходами. Каким образом посоветуете оплачивать?

Валентин Михайлов: Печально, что люди болеют. Пускай лечится. Ничто не мешает ему открыть счет у нас в России, завести карточку, приехать и там платить по карточке. Ничто не мешает. С другой стороны, у нас под контролем находится примерно миллион триста людей. Закон о запрете счетов будет касаться где-то 15-20 тысяч человек. Понимаете разницу? Он коснется только лиц, принимающих важные политические решения. А вообще - давайте делать так, чтобы в России можно было качественно лечиться.

Валентин Иванович, понятно, что механизмам, заложенным в новых указах президента, требуется некая обкатка. Сколько, на ваш взгляд, понадобится времени, чтобы механизм контроля за доходами и расходами чиновника заработал на полную мощность?

Валентин Михайлов: Я где-то читал, что французы провели исследования и пришли к выводу: для того чтобы подобные законы заработали, нужно 5-7 лет. Это во Франции. У нас представление сведений о доходах осуществляется уже три года. Более-менее нормально и структурно, и с точки зрения закона работает механизм проверки достоверности и полноты этих сведений. К тому же проводится обучение людей, наращивается кадровый потенциал. По представлению сведений о расходах и их проверке предстоит большая серьезная работа. Чтобы все это заработало, надо не менее двух-трех лет.

Как вы думаете, можно ли считать обсуждаемые указы президента завершающим элементом той правовой конструкции, которая создана для борьбы с коррупцией? Или, может быть, в Кремле готовятся новые правовые акты, которые будут изданы в ближайшее время?

Валентин Михайлов: Жизнь может подбросить массу других аспектов. Сейчас вот в Госдуме рассматривается закон о запрете отдельным категориям лиц иметь счета и ценные бумаги за пределами территории Российской Федерации. После принятия закона, наверное, предстоит урегулировать некоторые технические вопросы. С логической точки зрения законодательная база будет сформирована. Это не значит, что она застынет раз и навсегда, ведь жизнь так или иначе потребует корректировки законодательства. Но намного важнее практическая деятельность по реализации законов. Без нее все, что написано в законах, указах, постановлениях и других нормативных правовых актах, не будет иметь ровным счетом никакого значения. Потом дело не только в законах и указах президента. Во многих государствах, где уровень коррупции гораздо ниже, чем у нас, нет и десятой части наших правовых предписаний. Там работают другие механизмы, нравственного и морального свойств. И в этом направлении нам также предстоит колоссальная работа.

Происшествия Преступления Должностные преступления Власть Право Президент Администрация Президента Борьба с коррупцией
Добавьте RG.RU 
в избранные источники