Новости

17.04.2013 00:38
Рубрика: Власть

Доктрина Обамы: властелин двух колец

Академик РАН о том, почему создание Вашингтоном двух гигантских экономических коалиций требует выработки новой стратегии Москвы
Текст: Сергей Рогов (директор Института США и Канады, академик РАН)
Со времени Гарри Трумэна каждый американский президент провозглашает свою доктрину, которая отражает приоритеты хозяина Белого дома. В феврале 2013 года Барак Обама выступил в Конгрессе с посланием "О положении страны", в котором изложил свои приоритеты. На мировой арене Обама намерен поставить США во главе двух гигантских экономических блоков - Трансатлантического и Транстихоокеанского. Это должно обеспечить Вашингтону лидерство в полицентрической системе международных отношений.

Одновременно перед Обамой - стремящимся покончить с "десятилетием войн", развязанным его предшественником Джорджем Бушем-младшим, - стоит задача провести организованное отступление без панического бегства на международной арене. Такая схема стала одним из ключевых компонентов "доктрины Обамы". В основе ее лежит концепция "умной силы", согласно которой главный упор делается на невоенные инструменты обеспечения влияния США в многополярном мире.

Китайский "паровой каток"

За последнее десятилетие доля США в мировом ВВП упала с 23% до 18%, а доля КНР выросла с 10 до 15%. Если китайская модель экономического развития не зайдет в тупик, уже в нынешнем десятилетии КНР сравняется с США по размерам ВВП, а в середине нынешнего столетия китайский ВВП будет в два раза превосходить американский по обменному курсу.

По признанию советника американского президента по национальной безопасности Тома Донилона, в Белом доме пришли к выводу: исправить ситуацию США поможет Транстихоокеанское партнерство (ТТП). Именно на его основе Вашингтон намерен создать региональную зону свободной торговли в АТР.

В случае успешного создания ТТП на долю США будет приходиться три четверти общего ВВП стран, входящих в партнерство. Это обеспечит американское доминирование в новом экономическом альянсе.

Между тем ТТП - это альтернатива продвигаемой Пекином схеме АСЕАН+3 (региональная экономическая коалиция Китая, Японии, Южной Кореи и стран АСЕАН). После присоединения к этой группе Индии, Австралии и Новой Зеландии она была расширена до АСЕАН+6.

Доминирующую роль в таком экономическом альянсе с населением свыше 3 млрд человек и ВВП в 17 млрд долл. должен играть Китай, на долю которого будет приходиться половина ВВП входящих в него 16 стран.

Эта ситуация, думается, и привела к провозглашению Обамой создания ТТП в качестве одного из главных приоритетов его администрации. Вашингтон не может позволить экономического объединения Азии под эгидой Пекина. Два разных проекта в этом огромном регионе несовместимы.

Пекин крайне негативно отреагировал на план Вашингтона. Газета "Жэньминь жибао" писала: "США укрепляют свои старые военные союзы, подрывают основы мира в Восточной Азии, обостряют территориальные противоречия между Китаем и его соседями, создают единый фронт против Китая, силой навязывают создание ТТП и срывают самостоятельный региональный процесс сотрудничества и интеграции".

Таким образом, в АТР разворачивается острое геоэкономическое и геополитическое соперничество США и КНР, которое, видимо, будет продолжаться многие годы и даже десятилетия.

Региональные векторы и глобальный сценарий

Однако новая стратегия США не ограничивается АТР и носит глобальный характер. Приоритетом второй администрации Обамы является создание наряду с ТТП Трансатлантического партнерства (ТАП).

Поскольку процесс глобализации в последние годы затормозился из-за невозможности преодолеть разногласия между развитыми и развивающимися странами, администрация Обамы сделала упор на формирование связанных между собой региональных экономических блоков, объединяющих подавляющее большинство развитых демократических стран в Северной Америке, Европе и АТР. Белый дом рассчитывает добиться создания ТАП и ТТП до завершения второго срока Обамы.

Таким образом, Обама намерен поставить США во главе двух "колец", двух гигантских региональных экономических коалиций - Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерств, - на долю которых сегодня приходится 20% мирового населения, 65% глобального ВВП и почти 70% мирового экспорта.

На этом фоне Китай выглядит достаточно скромно: 19% населения, 15,8% ВВП, 7,5% капитализации, 10% экспорта. Даже с учетом перспективы дальнейшего роста КНР Пекин буде значительно уступать двум региональных коалиций под руководством США. Это должно обеспечить Вашингтону прочное лидерство в полицентричной системе международных отношений.

Военные аспекты

Вашингтон выражает озабоченность последствиями модернизации вооруженных сил КНР. В ежегодном докладе американской разведки, опубликованном 12 марта, отмечается, что Китай обладает "ограниченными, но растущими способностями к проецированию силы" не только в Тихом, но и в Индийском океане.

По оценке корпорации РЭНД, через 20 лет Китай обгонит США не только по ВВП, но и по военному бюджету, что превратит его в "действительно равного по силам соперника".

Пентагон уже объявил о переносе центра военной политики США в АТР. В Вашингтоне открыто говорят о том, что ТАП должен стать "экономической НАТО".

Оборонный бюджет стран ТАП (т.е. США и европейских членов НАТО) будет составлять около 60% глобальных военных расходов. Если к этому добавить тихоокеанских союзников США, то эта доля будет превышать 65%.

Более того, по расходам на производство вооружений доля двух возглавляемых Вашингтоном региональных коалиций составит не менее 80%, а по расходам на оборонные научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) - свыше 90%. Ни Китай, ни даже БРИКС по этим показателям не смогут сравняться с ТАП и ТТП.

Мир в середине нынешнего столетия

Однако долгосрочная стратегия США может потерпеть неудачу, если администрации Обамы не удастся преодолеть имеющиеся разногласия со своими союзниками и партнерами. Расхождения экономических интересов Вашингтона и его союзников преодолимы, но достижение договоренностей требует взаимных уступок, к чему ни США, ни другие участники ТТП и ТАП, похоже, пока не готовы.

Вашингтон пока не приглашает Москву к участию в двух гигантских коалициях. Китай тоже не зовет Россию во Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (АСЕАН+6). Это заставляет задуматься о месте России в новой конфигурации международных отношений.

"Критическая масса" РФ невелика - примерно 2% населения и 3% глобального ВВП. В случае евразийской интеграции эта доля вырастет, но все же будет значительно уступать мировым гигантам.

Геополитическое и геоэкономическое одиночество в новой системе международных отношений таит большие риски. Хотя Россия, как и США, имеет выход и в Атлантический, и в Тихий океаны, Москва не участвует в интеграционных процессах ни на Западе, ни на Востоке.

Думается, что необходимо искать пути выхода из этой ситуации. Россия благодаря своему географическому положению может стать связующим континентальным звеном тихоокеанской и евроатлантической интеграции.

Власть Позиция Россия и США Прямая речь