Новости

18.04.2013 00:15
Рубрика: В мире

Учитель от Бога

Имамы готовятся к экзаменам
В республике всерьез озаботились проблемами религиозного образования

Рахматулла ажи Эгембердиев: В вере не должно быть финансовой составляющей. Фото:Евгения Евреинова

Духовные учебные заведения обяжут аккредитовать свои образовательные программы, а у проповедников проверят уровень знаний. Займется этим комиссия, специально созданная по требованию парламента. О том, какими критериям в оценках будут они руководствоваться, "РГ" рассказал Верховный муфтий Киргизии Рахматулла ажи Эгембердиев.

Уважаемый Рахматулла! Некоторые эксперты считают, что недостаточный уровень религиозного образования имамов способствует усилению радикальных настроений в обществе. Вы разделяете эту точку зрения?

Рахматулла ажи Эгембердиев: Вынужден признать, что учебные программы не обновлялись уже более десяти лет. Этого просто негде было сделать. Сейчас ряд депутатов готовит проект концепции религиозного образования. Если ее исполнение охватит все общество независимо от вероисповедания, то это будет огромным подспорьем в профилактике множества проблем в будущем. Такой документ, кстати, есть и в России . Учитывая наличие множества конфессий, течений и сект, относящихся к исламу, Духовное управление мусульман Киргизии (ДУМК) сегодня предпринимает серьезные шаги, чтобы систематизировать их деятельность. Во-первых, в основу проповедей следует положить мазхаб Абу Ханифы и акыду Ахли-сунна валь-жамаа. Другими словами, те критерии ислама, которые исторически важны для нас и которых придерживались наши предки. То же, что проповедуют экстремисты, в корне неверно. Ислам никогда не призывал к насилию. Эта одна из самых миролюбивых конфессий.

Во-вторых, решено провести аттестацию всех сотрудников, начиная с муфтията и заканчивая преподавателями исламских учебных заведений. При этом будем не только проверять уровень знаний имамов и мударрисов, но и проводить мониторинг направлений, по которым происходит обучение, а также взаимосвязь с органами власти и государственными образовательными структурами. Проанализировав полученные данные, мы хотим организовать тематические курсы. На днях уже провели семинар для директоров медресе. По его окончании принято решение подготовить проект единой программы для исламских религиозных учебных заведений. Вторым направлением реформ станет помощь в решении не только духовных, но и социальных проблем общества и государства.

Как вы относитесь к тому, что религиозными чувствами верующих часто злоупотребляют политики?

Рахматулла ажи Эгембердиев: Крайне отрицательно. Во время последних выборов ДУМК категорически запретил священнослужителям участвовать в агитационной кампании кого бы то ни было, пригрозив ответственностью вплоть до лишения сана.

Правоверные Киргизии готовятся совершить священный для них обряд - хадж в Мекку. К сожалению, организация паломничества почти каждый год сопровождалась скандалами. Что, на ваш взгляд, необходимо, чтобы систематизировать процесс?

Рахматулла ажи Эгембердиев: Здесь надо отметить несколько моментов. Во времена СССР никаких хаджей не было, и поэтому после объявления суверенитета организация первых паломничеств производилась несколько хаотично. Никто толком не знал, как это делается. Во-вторых, при прежних режимах организацию хаджа многие приближенные к власти использовали для личного обогащения. Сейчас это уже в прошлом. В 2013 году наша республика одной из первых составила договор с министерством хаджа Королевства Саудовская Аравия. Мы раньше начинаем и готовимся лучше, чем в предыдущие годы, организовать паломничество наших граждан. В последние три-четыре года очень много желающих отправиться к святыням ислама. Каждый год Киргизстану выдается квота на 4500 мест, но этого в последние годы уже не хватает.

Как вы строите отношения с российскими коллегами и Русской православной церковью в Киргизии?

Рахматулла ажи Эгембердиев: У нас плодотворное сотрудничество с Центральным духовным управлением мусульман и Советом муфтиев России, Кавказа и Сибири. Недавно подписали совместный меморандум об обмене студентами и сотрудничестве в сфере религиозного образования. Проводим совместно множество мероприятий по религиозной культуре и образованию. Что же касается Русской православной церкви в Киргизии, то у нас очень теплые отношения, которые формировались в течение долгих дет.

Мы дружим со святейшим отцом православных Киргизии Феодосием, посещаем друг друга в будни и праздники. Недавно провели совместную выставку фотоматериалов и предметов быта, рассказывающих о взаимоотношениях мусульман и православных. Также по инициативе ДУМК в прошлом году состоялось несколько тематических круглых столов, где были представлены все религиозные конфессии, функционирующие в республике. С Русской православной церковью мы вместе ведем работу по нетрадиционным религиозным течениям. И я очень рассчитываю на дальнейшую ее помощь в решении этой проблемы.

В стране действуют более 200 представительств нетрадиционных религиозных конфессий, деятельность которых часто называют опасной. Не пугает ли вас распространение такого явления как прозелитизм?

Рахматулла ажи Эгембердиев: Здесь опять-таки важную роль играет образованность священнослужителей. Люди приходят в храм или мечеть, чтобы получить ответы на вопросы, помолиться, очиститься от грехов. А если духовник не может им помочь, выслушать, куда идти верующему? Естественно, они обращаются к тому, кто даст ответ, утешит, наставит. Вопрос только в том, насколько указанный путь будет истинным. Я уверен: чтобы противостоять негативному влиянию нетрациционных мировоззрений, надо придерживаться правильного вероубеждения, то есть единобожия, а чтобы нейтрализовать деструктивное влияние нетрадиционных исламских течений, полезно знать мазхаб Абу Ханифы, которого придерживались наши отцы.

Некоторые наши сограждане перешли в нетрадиционные религиозные течения и секты из-за материальных затруднений, отсутствия необходимых религиозных знаний, агрессивной пропаганды ислама. Но пора разобраться в истинных намерениях подобных сообществ и обратить внимание на одно обстоятельство. Часто такие организации ставят свою работу на коммерческую основу. Например, у них обязательна уплата так называемой десятины или еще какие-либо пожертвования. В истинной же вере не бывает обязательной финансовой или материальной составляющей. Придете ли вы в православный храм или в мечеть, никто у вас ничего не потребует. Кроме того, веру нельзя навязывать, как это делают некоторые западные течения. Человек сам должен выбрать путь для своей души.

Рахматулла ажи Эгембердиев: В вере не должно быть финансовой составляющей.

В мире экс-СССР Киргизия