Новости

14.05.2013 00:03
Рубрика: Культура

Отечественная война как приключение

По традиции девятый день мая и непосредственно прилегающие к нему дни милитаризуются в эфире до предела. Телеэкран на это время становится полем сражений. Все стреляет, все взрывается, врезаются в землю самолеты, вздымая черные клубы дыма. Телезритель себя чувствует попавшим в окружение. Сколько ни перебираешь кнопочки телевизионные, всякий раз натыкаешься на человека с "калашниковым". Такое ощущение, будто всем телеканалам велели молиться богу войны.

***

Усердие телевещателей превозмогло всякий здравый смысл. Один канал с утра до вечера гонит сериал "Диверсант. Конец войны". Другой - сериал "СМЕРШ". НТВ приготовил к Дню Победы свою версию победной войны - "Чужие крылья". К тому же не счесть и худфильмов.

Вообще-то мне, как телезрителю, не привыкать к зрелищам беспрерывной пальбы, к рукопашным схваткам, к смертям на экране, к стонам раненых, к крикам пытаемых - каждодневные криминальные саги типа "Под прикрытием", "Лесник", "Морские дьяволы", "Слепой", "Карпов" давно приучили к жестокостям, сделав их чем-то рутинным и даже - нормативным. Так что жесткие реалии войны стали в ряд с будничными развлечениями аудитории.

Ну, хорошо, отвлечемся от зрелищной составляющей военной драмы. Обратим внимание на ее сюжетную сторону. В большинстве случаев это повествования о подвигах спецслужб, разведок и контрразведок. Посидишь у экрана День Победы, и у тебя может сложиться впечатление, что Великая Отечественная война - это большое приключение, это война спецслужб.

Конечно, и в прежние времена наши кинематографисты увлекались подвигами разведчиков и контрразведчиков. Но когда все эти подвиги сбегаются в эфир в светлое время суток одного дня, то субъективное ощущение поневоле начинает претендовать на объективную картину исторической реальности. Помню, как писатель-фронтовик Георгий Бакланов говорил о своем смущении в пору первого триумфального показа по советскому ТВ "Семнадцати мгновений": не решит ли послевоенное поколение, будто войну выиграли не солдаты и даже не генералы с маршалами, а Штирлиц с радисткой Кэт?

Передозировка телерепертуара патриотической кинориторикой девальвирует любые благие намерения

Что же сегодня подумает новое поколение, отсматривая картины об известных и неизвестных штирлицах?.. К тому же все эти фильмы о противостоянии спецслужб воюющих сторон оказываются в ряду все тех же криминальных сериалов, где теперь воюют меж собой государственные спецслужбы и охранные подразделения мафиозных структур. Переизбыток в праздничном эфире воинских частей и столкновений ведет к тому, что возникает аллергия на человека с "калашниковым", с "макаровым", со "стечкиным", в кабине Яка, на башне Т-34, в траншее, в штабе армии и даже в ставке Верховного главнокомандующего. И по этой причине ты рискуешь пропустить действительно что-то стоящее.

Выбраться из плотного кольца "окружения" зрителям удалось лишь благодаря телеканалу "Культура"

Так я чуть было не пренебрег просмотром слегка беллетризированной реальной истории диверсионных сражений в Отечественную войну - "Диверсанты" (телеканал "Россия"). Сначала пропустил "Протоколы войны", что показывались за полночь на Первом, а затем повторенные днем на следующий день. И это я, считающий себя стойким телесмотрителем. А скольких не стойких, не закаленных душ не досчитались эти картины.

Передозировка телерепертуара военной кинориторикой ведет к девальвации благих намерений, коими и мостится дорога известно куда.

***

Выбраться из плотного кольца "окружения" удалось, благодаря телеканалу "Культура".

В ночь с 8-го на 9-е он показал более чем полувековой давности фильм Стенли Крамера "Нюрнбергский процесс". Он тоже имеет непосредственное отношение к войне, к ее беспримерной бесчеловечности. Но он все-таки не столько о развязанной нацистской Германией Второй мировой войне, сколько о ее происхождении и о ее последствиях. О последствиях не для экономик и не для политических устройств стран - победителей и побежденных. О последствиях для отдельно взятого человека.

Отдельно взятый человек - нацистский судья Янинг. Он был докой по части права. Он был гордостью мирового экспертного сообщества юристов. И он не был нацистом. Он всего лишь любил свою великую родину и полагал, что несправедливость, которую он санкционировал своим авторитетом, всего лишь жертвенный ритуал, за коим последует воцарение справедливости и гармонии на его земле. Он один из всех сидевших на скамье подсудимых взял на себя ответственность за нацистские преступления. Но он вместе со всеми был признан виновным в преступлении против человечности и приговорен к пожизненному заключению. И все они вышли из тюрьмы уже через пять лет.

***

Через два десятка лет Советский Союз официально, на государственном уровне стал отмечать День Победы. До этого государство словно стеснялось этого праздника. Оно воспряло и взбодрилось не без подсказки писателя-фронтовика Сергея Смирнова и его телепрограммы "Рассказы о героях"... Телеканал "Культура" 9 Мая повторил уцелевшие "Рассказы". Они шли весь день, перемежаясь старыми лентами о войне и песнями военной поры в исполнении Гурченко, Шульженко, Утесова.

Собственно и фильмы и песни смотрелись и слушались художественными комментариями к документальным историям Сергея Смирнова о человечности, преступлением против которой и оказалась та страшная война, ставшая теперь арсеналом сюжетов для многочисленных приключенческих фильмов и сериалов.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым