Новости

17.05.2013 00:25
Рубрика: Общество

Вера по случаю и по промыслу

Митрополит Иларион подвел итоги визита Патриарха в Китай
Только что завершился исторический визит главы Русской православной церкви Патриарха Кирилла в Китайскую Народную республику. Специально для "РГ" итоги визита подводит глава Отдела внешних церковных связей, митрополит Волоколамский Иларион.

Владыка, если посмотреть на "религиозную карту" Китая и полистать статистику, то увиденное озадачивает - в КНР миллионы буддистов, даосов, мусульман, протестантов, католиков. И при этом 200 православным верующим в Харбине рьяно настроенные "проверяльщики" так и не дали войти в храм. Первая мысль: православные со своей миссией в Китае "отстали", им еще догонять и догонять. Но на встрече с журналистами Патриарх сказал, что "мы идем правильными шагами" и это "органичное развитие отношений". Какова же стратегия Русской православной церкви в отношении развития православия в Китае?

Митрополит Волоколамский Иларион: Руская православная церковь одна из церквей с многочисленной, многомиллионной паствой. Но при этом для нее никогда не было свойственно гоняться за цифрами, числом верующих. И та миссионерская работа, которую церковь вела в далеких странах, была продиктована не стремлением увеличить церковную паству на еще какое-то количество миллионов людей. Но стремлением довести ко спасению тех людей, которые откликнулись на нашу проповедь. А также (и прежде всего) тех людей, которые тем или иным образом связаны с Русской православной традицией. Православия в Китае могло не быть вообще. Это страна, где изначально развивались совсем другие религиозные традиции. Православие в Китае появилось, как сказал бы светский наблюдатель, случайно. Но мы, церковные люди, видим в этом Промысл Божий. Оно появилось благодаря группе русских военнопленных, которые оказались в Пекине и которым было позволено поселиться компактно, иметь своего священника и богослужения. Им были даны в жены китаянки, и с каждым новым поколением русской крови в роду становилось все меньше, а православная вера сохранялась. И именно таким - очень даже необычным - образом появилось китайское православие. Оно началось с русских людей, но постепенно их потомки стали китайцами и говорили только на китайском языке. Для них - для их пастырского окормления - была создана Русская духовная миссия, которая занималась переводом Священного Писания, православного богослужения, богословской литературы на китайский язык. И таким образом православие установилось в Китае. Конечно, послереволюционные события, когда в Китай хлынули тысячи русских эмигрантов, очень существенно повлияли на православную церковь в Китае, которая за счет них значительно расширилась в начале ХХ века. Но потом, когда в 40-е годы начался массовый отток русских из Китая, они после себя оставляли храмы, и в этих храмах оставались китайские православные верующие. Таким образом сложился удивительный феномен - китайское православие. Это сейчас, конечно, немногочисленная группа людей, но она имеет очень серьезный потенциал роста. Во-первых, за счет внутренних ресурсов, а во-вторых, за счет тех православных людей, которые - временно или постоянно - оказываются на территории Китая уже в наше время. Это русские студенты и бизнесмены, а также греки, сербы, православные американцы и т.п. На богослужении в Шанхае были люди из семи китайских городов, принадлежащие к очень разным национальным группам. Поэтому когда мы говорим о стратегии развития православия в Китае, речь идет не о каком-то фантоме, а о реальных людях. Их сейчас немного, но может быть гораздо больше. Если в так называемых действующих храмах, где нет священников, они появятся, если храмы, которые пока еще используются не по назначению, станут использоваться по назначению.

Почему православие в Китае не относится к официально признанным религиям?

Митрополит Иларион: Из-за своей малочисленности.

Почему именно сейчас возникла необходимость поездки Патриарха в Китай.

Митрополит Иларион: Потребность возникла гораздо раньше. И Патриарх Кирилл, еще будучи митрополитом, и возглавляя ОВЦС, неоднократно посещал Китай. Впервые они приехал сюда в 1993 году и можно сказать, что с этого момента началась подготовка патриаршего визита в Китай. Хотя честно говоря, когда я стал председателем ОВЦС и перенял от Патриарха "китайскую тему", когда провел первые переговоры с нашими китайским партнерами, я не ожидал, что мы сможем так быстро подойти к такому замечательному событию, как первый в истории визит Патриарха в Китай. Причем визит, который прошел на максимально возможном высоком уровне, который включал в себя встречу с руководителем КНР, чего не было ни в истории Русской церкви, ни в истории Китайской Народной Республики. Еще никогда лидер Китая с 1949 года не встречался с главой какой-либо христианской церкви!

Какова принципиальная идеологическая позиция сегодняшней власти Китая по отношению к вере? Она только терпит ее? Или подспудно отторгает и теснит.

Митрополит Иларион: Гонения на религию и ее притеснение были характерны для периода "культурной революции". А уже в 70-е годы наметились изменения позиции государства в отношении к религии. И в настоящее время китайское государство стремится к тому, чтобы верующие люди полноценно участвовали в достижении тех целей, которые китайское руководство ставит перед своей страной. А для этого, конечно, необходима свобода вероисповедания. В Китае все религиозные конфессии находятся под контролем государства, и государственное управление по делам религий (так в свое время в Советском Союзе Совет по делам религий) как раз и занимается тем, что контролирует все религиозные конфессии. Мы должны понимать, что развитие православной церкви в Китае возможно именно в этих условиях. Поэтому с самого начала вели диалог с китайским управлением по делам религий как нашим основным партнером, от которого во многом зависит то, с какой скоростью будет развиваться православие в Китае и преодолеваться препятствия, которые пока еще стоят.

Как участник подготовки визита не расскажите, были ли какие- то сильные изменения позиций?

Митрополит Иларион: Могу сказать только одно: все пожелания, которые у нас были, китайская сторона удовлетворила полностью. Это касается и встреч с верующими, и богослужений, в том числе богослужения в Шанхайском соборе иконы "Споручница грешных", который не использовался в богослужебных целях почти полвека.  

Что будет с православными святынями Китая, с памятью о китайских мучениках, о канонизированном святителе Иоанне, епископе Шанхайском и Сан-Франциском?

Митрополит Иларион: Есть идея сделать шанхайский кафедральный собор в честь иконы "Споручница грешных" местом постоянных экспозиций, часть которых в том числе была бы посвящена и истории русского присутствия в Китае, выдающимся личностям в истории китайской православной церкви, таким как святитель Иоанна Максимович.

Расскажите о впечатлениях от визита.

Митрополит Иларион: Этот визит запомнится очень большим эмоциональным и духовным подъемом и тем, кто участвовал в его подготовке, и тем, кто участвовал в самом визите, и, конечно, православным верующим в Китае. Мы видели радость на их лицах, мы видели блеск в их глазах. Мы видели слезы на глазах, когда они говорили о том, как они хотели бы, чтобы открылись храмы, чтобы в них регулярно совершались богослужения, чтобы у них были китайские православные священники. Это было очень трогательно и произвело очень глубокое впечатление на всех нас. Я думаю, что такие богослужения как Литургия в Покровском храме в Харбине и Литургия в храме "Споручница грешных" в Шанхае никогда не изгладятся из нашей памяти. Думаю, что за четыре года моей работы в должности Председателя ОВЦС, это были самые яркие впечатления.