Новости

17.05.2013 00:25
Рубрика: Общество

Рыбы молчат по-испански

Взгляд писателя на теневой рынок сирот
Отдавать наших сирот иностранцам или не отдавать? Надежда Беленькая, автор романа "Рыбы молчат по-испански", который выходит в свет в издательстве "Время", не задает этот вопрос и не стремится отвечать на него. От лица своей героини, московской переводчицы Нины, оказавшейся волею случая вовлеченной в теневой сектор международного усыновления, она просто рассказывает, как действуют дельцы российского "черного" рынка сирот.

 
Видео: Дмитрий Филимонов

Корреспондент "РГ" прочитала роман еще в рукописи, а за подробностями обратился к его автору - Надежде Беленькой.

В первых строках вы уведомляете читателя: "Эти события происходили на самом деле". Это такой авторский игровой прием? Или главная героиня романа, переводчица Нина; Ксения - посредница между иностранцами-усыновителями и чиновниками провинциального Рогожина, зарабатывающая на сиротах; жадная до денег и подарков соцработник рогожинского дома ребенка Ада в самом деле реальные люди? Откуда вообще пришла в вашу жизнь тема романа?

Надежда Беленькая: Все это происходило на самом деле. Я никогда не была посредником, я была переводчиком, ездила с испанцами в самые разные регионы, переводила для них документы. Многие переводчики с испанского, итальянского занимались тем же, ни один из моих знакомых коллег не удержался от участия в этих международных усыновлениях. Для нас эта работа была прекрасной языковой практикой, возможностью лучше понять психологию иностранцев.

Я работала и с агентствами по усыновлению, там все происходит в рамках закона, никаких "серых" или "черных" схем. И с так называемыми посредниками. Рассказывала про все это друзьям, начиная словами "Ты представляешь..." Никто ничего такого не представлял. Я стала писать роман: правда имеет свойство ускользать даже из самых правдивых, но сухих документальных записей и при этом отлично себя чувствует в истории с выдуманной фабулой. Что действительно в романе вымышлено, это город Рогожин, "собранный" мною из многих провинциальных российских городков.

"Я независимый посредник. Договариваюсь с чиновниками, сирот добываю... А потом мне подгоняют иностранцев, которые этих сирот усыновляют, у нас в России детишки нынче главное сырье. Покруче нефти и недвижимости", - так в романе Ксения "учит жизни" Нину. В описанной вами коррупционной цепочке несколько звеньев: кроме таких, как Ксения, работники местных органов опеки и детдомов, судьи и, наконец, топ-менеджмент всего преступного профсоюза посредников. Такое звено как иностранцы-усыновители вы в эту цепочку не включаете? Но ведь многие противники международного усыновления корень зла видят именно в них, "богатых иностранцах, покупающих у коррумпированных отечественных чиновников детей, которых могли бы усыновить российские люди".

Надежда Беленькая: Мне не просто смешно, но даже обидно это слышать. Потому что большинство из тех испанцев-усыновителей, с кем я работала, совершенно небогатые. Они потому и не обращаются в специальные агентства, что их услуги дороже независимого усыновления. Им говорят: есть юрист в России, который поможет вам усыновить ребенка, и его услуги обойдутся вам гораздо дешевле. И они оказываются в полной власти этого "юриста", то есть того же посредника, который диктует, что им делать и сколько они должны ему заплатить. Не зная России, не зная языка, они послушно делают все, что им говорит посредник. Может, кто-то и подозревает его нечистую игру, но боится это показать, понимая, что успех усыновления зависит от этого человека.

По вашему мнению, зарубежные усыновители скорее жертвы алчных бизнес-посредников и чиновников-взяточников, нежели провокаторы этого явления?

Надежда Беленькая: Кто не виноват в нашей внутренней коррупции, так это испанцы, которые едут в Россию за детьми. Да, думаю, что и американцы, и другие европейцы тоже. Это обычные люди. Испания страна очень традиционная, глубоко католическая. Для большинства испанцев очень естественно иметь семью именно с ребенком, а лучше с несколькими детьми. А были такие странные люди, которые, уже имея большую семью, приезжали в Россию, чтобы усыновить здесь еще ребенка. Чаще всего не совсем здорового, а порой и глубокого инвалида. Практически всегда с ужасной жизненной историей. И, соответственно, с риском проявления алкогольного синдрома и вообще не очень хорошей наследственности: мама - ВИЧ-носитель, папа - алкоголик с гепатитом С...

Ваша Ксения рассуждала, что испанцы "сами умственно отсталые, они всех берут, даже неликвидов", то есть таких детей, от которых другие усыновители отказываются.

Надежда Беленькая: Они этих детей берут не потому, что "умственно отсталые", они просто считают, что если им Бог послал такого ребенка, то они от него отказываться не будут, не хотят на себя брать такой грех - возьмут того ребенка, которого им предложили. Вчера я как раз переводила для агентства документы на испанский. Мать пятерых детей, на двух из них уже лишена родительских прав. Читаю информацию: мать злоупотребляет алкоголем, бродяжничает. Потом перевожу решение суда об усыновлении: эти дети предлагались российским усыновителям и через газеты, и через веб-сайты - там целый перечень. Этих детей без всяких "отягчающих" медицинских показателей, но с неблагополучной социальной историей ни одна российская семья не пожелала даже увидеть. В итоге их усыновила испанская семья. Мне кажется, у нас пока так и не сложилась традиция усыновления. Я не осуждаю наших людей. Куда брать? Некуда брать. Осуждать россиян в том, что они не берут детей, это значит осуждать себя, осуждать вас.

До русского издания ваш роман был уже издан в Европе.

Надежда Беленькая: Да, в Швейцарии он был переведен на французский язык и вышел под названием "Дети Рогожина" под псевдонимом Надя Герман.

Как его читали в Швейцарии?

Надежда Беленькая: Рецензии были. "Дети Рогожина" официально занесен в список рекомендуемой литературы для франкоговорящих усыновителей.

Писательница Надежда Беленькая в редакции "РГ"
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Общество Семья и дети Усыновление сирот РГ-Видео РГ-Фото