Новости

21.05.2013 00:20
Рубрика: Общество

По закону Сергея Алексеева

Пускай каждый россиянин поймет и скажет: "Это моя Конституция!"
Текст: Сергей Шахрай (заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор)
Ушел из жизни удивительный человек - Сергей Сергеевич Алексеев. Это случилось 12 мая, вчера девять дней прошло, как его не стало. Известный советский и российский ученый с мировым именем, философ и теоретик государства и права, создатель Исследовательского центра частного права, приложивший немало сил к возрождению этого юридического направления в нашей стране. Педагог, воспитавший не одно поколение юристов. Политический деятель, считавший своим главным достижением не высокие посты, а закрепление в Основном Законе страны положения о том, что права и свободы человека должны определять смысл и содержание деятельности всех ветвей власти.Самая главная "должность" юриста Алексеева - один из создателей действующей Конституции Российской Федерации.
 
 
 
 
 
 

Борис Ельцин поручил нам с Сергеем Алексеевым срочно подготовить "президентский" проект Конституции весной 1993 года, чтобы, как он говорил, "не идти на референдум с пустыми руками". Отвечая прессе на многочисленные вопросы, почему он выбрал именно Сергея Сергеевича в качестве одного из ключевых юристов для доработки текста Основного Закона, президент РФ особо подчеркивал, что уважает его как "нейтрального профессионала".

Этот нейтральный профессионализм и принципиальность, ценимые во все времена, но особенно в периоды политических конфликтов, Сергей Сергеевич проявлял во всем.

Ради успеха общего дела он мог отказаться от собственных амбиций. Как известно, в 1992 году вместе с Анатолием Собчаком и другими коллегами из Российского движения демократических реформ он написал свой проект нового Основного Закона для страны. Но когда началась работа над окончательным текстом Конституции, он сразу же заявил о необходимости отложить все личные проекты в сторону и относиться к ним лишь как к источнику тех или иных идей, формулировок. Многим юристам и в то время, и сейчас подобный подход к собственным наработкам дается с большим трудом, или не дается совсем.

Сергей Сергеевич обладал уникальной особенностью смотреть далеко за горизонт текущих событий и, оставаясь "на стороне" исключительно одной лишь науки, мог удивительно точно и глубоко оценивать не только юридический, но и политический смысл бурных событий 1990-х годов.

Например, в апреле 1993 года, когда завершился знаменитый референдум "да - да - нет - да", именно С.С. Алексеев первым отметил, что, поставив на всенародное голосование вопрос о доверии себе и правительству, президент Российской Федерации в итоге фактически повторно выиграл выборы, получив на референдуме "новую легитимизацию".

Конечной целью работы над новым Основным Законом Сергей Сергеевич считал не закрепление интересов каких-то политических сил, а скорейшее восстановление общественного согласия. Он подчеркивал, что проект Конституции - это "возрождение и единение России, ее народа, конец тоталитарного режима". Он был уверен, что мы пишем документ для каждого человека, а не для власти, и часто повторял: "Пускай каждый россиянин поймет и скажет: "Это моя Конституция!" Только тогда она будет принята народом".

Сергей Сергеевич умел кратко и доходчиво объяснять непрофессионалам самые сложные вещи. Наверное, на таком уровне простоты и глубины читают свои лекции нобелевские лауреаты, хотя юристам Нобелевские премии не присуждают. Эта особенность Сергея Сергеевича помогала ему очень быстро включать в содержательное и полезное обсуждение юридических проблем большой круг людей, которые не имели, как нынче принято говорить, "юридического бэкграунда".

В апреле 1993 года, выступая перед членами Конституционного совещания, Сергей Сергеевич просто и образно сформулировал суть новой конституционной концепции президента России. Он объяснил, что эта концепция исходит из пяти принципиальных позиций: "первая - права человека, вторая - твердая стабильная власть, третья - экономическая свобода на основе закона, четвертая - правосудие, пятая - действительная федерация".

Будучи убежденным защитником идеи безусловного главенства прав и свобод человека, Алексеев настаивал на необходимости "твердой стабильной власти". Он считал, что "именно этот пункт Конституции призван прекратить вакханалию безвластия, от которой устали россияне".

Последовательно воплощая в конституционных установлениях новую для постсоветской действительности концепцию разделения и баланса властей, Сергей Сергеевич подчеркивал, что каждая ветвь должна заниматься своим делом, не претендуя на прерогативы другой: "президентское начало нужно выделить как главенствующее, при этом остаются сильный парламент и сильное независимое правительство".

Особенно беспокоило Сергея Алексеева состояние дел в области федеративных отношений. В начале 1990-х годов он открыто заявлял с самых высоких трибун: "надо прекратить лгать друг другу. У нас не было и нет федерации. Сейчас в России есть унитарное государство с вкраплениями федерализма. Настоящая федерация будет только тогда, когда субъекты Федерации получат возможность сами решать все свои проблемы". Эта принципиальная позиция во многом нашла отражение в новой модели федерализма, закрепленного в действующей Конституции России.

Сергей Сергеевич лучше многих понимал, что именно в российских регионах сосредоточен неисчерпаемый потенциал развития. И потому он с не меньшим увлечением занимался развитием уральской юридической школы, чем политической и законодательной работой в Москве. А в 1995 году, отказавшись от чиновного "федерального статуса" по принципиальным соображениям (несогласие с политикой по урегулированию конфликта на Северном Кавказе), вернулся в Екатеринбург к своей научной и преподавательской работе. Именно здесь он смог продолжить свое самоотверженное служение юридической науке, обосновывая "место и роль права как одного из высших достижений цивилизации и культуры человечества".

Вклад члена-корреспондента РАН Сергея Алексеева в развитие отечественного права и правосознания был по достоинству оценен не только государством, но и профессиональным сообществом. Он стал первым лауреатом Высшей юридической премии России "Юрист года" (2009).

Но лучшей наградой и памятником этому замечательному человеку была и остается живая, действующая Конституция нашей страны.

Общество Утраты
Добавьте RG.RU 
в избранные источники