Новости

22.05.2013 20:15
Рубрика: Культура

Русский "Балаган"

В Москву впервые приехал американский драматург, режиссер и продюсер Чарльз Мори. Приехал не только для того, чтобы познакомиться с российской столицей, но, прежде всего, на премьеру спектакля по своей пьесе "Балаган".

Поставили ее в театре С.А.Д. (Содружество Артистов Драмы) и играют в специальном  театральном павильоне Аптекарского огорода МГУ. Играют не так часто, поэтому в небольшой зал достаточно трудно попасть. Зато каждый раз премьерный спектакль идет с аншлагом. Тем более, что тема - внутренняя жизнь небольшого малооплачиваемого провинциального театра, где ставят три классические постановки одновременно, близкая и понятная, спектакль определяют, как "гомерически смешную комедию", а режиссер Ирина Пахомова с командой молодых артистов (почти все они - восходящие звезды ведущих московских театров) наполнили спектакль энергией новизны. Такой же, какая чувствовалась в предыдущей постановке театра С.А.Д. - спектакле "Аркадия" по пьесе Тома Стоппарда.

Чарльз Мори был приятно удивлен, как постановкой своей пьесы, так и реакцией зала, а также местом, где все происходит (Аптекарский огород). Обозреватель "РГ" задала гостю несколько вопросов.

Ваша пьеса "Балаган" достаточно популярна на Западе?

Чарльз Мори: Скажем так, пьеса известна, она шла на различных сценах более 100 раз, то есть отнюдь не только я ее ставил - многим моим коллегам-режиссерам она пришлась по душе. Но по-настоящему в Америке знаменито то, что идет на Бродвее.

Вы хотите сказать, что, если пьеса не попала на Бродвей, то ее как бы не существует?

Чарльз Мори: Нет, не совсем так. Многие люди знают  пьесу "Балаган". Иногда меня по ней "опознают", особенно театральные люди, они говорят: "А-а-а, так это вы и есть автор культовой театральной пьесы "Балаган"?" Но пьеса, идущая на Бродвее, - это совсем другой масштаб известности. С другой стороны - это очень затратно, и многие подобные проекты прогорают.

Как вы оцениваете российскую постановку?

Чарльз Мори: Мне очень понравилось. Разумеется, я не знаю язык, но хорошо знаю пьесу, так что для меня очевидно, что это успех. Когда я сижу в битком набитом зале, бок о бок со зрителями, и вижу, как они принимают спектакль, в каких местах смеются и как именно, я понимаю, что спектакль именно таков, каким я его задумал. Сам я, как режиссер, многое делаю по-другому, но в целом российский "Балаган" - увлекательное театральное действо. Ирина Пахомова замечательный режиссер, которой подвластно в театре очень многое. Я уже посмотрел "Аркадию" Тома Стоппарда в ее постановке - сильный и глубокий спектакль. Кстати, я эту пьесу тоже ставил, материал знаю, он сложнейший, это, пожалуй, самая трудная, но и самая великая пьеса конца XX века. Постановка театра С.А.Д. меня очень порадовала, это настоящий театр. Жаль, что не могу остаться до субботы и посмотреть у них "Жизнь Вахтангова/Принцесса Турандот"…

Мы видели - вы смеялись над хорошо знакомым текстом "Балагана".

Чарльз Мори: Ну, положим, текст не вполне знакомый, это же перевод. Но реакция зрителей - лучшая проверка. Теперь я убежден, что перевод Ольги Варшавер и Татьяны Тульчинской - не просто достойная работа, мои переводчики - люди театра, у нас одна группа крови. Что до моих реакций во время спектакля… Когда смешно - причем смех положен на действие, а не только на текст, - смеешься, даже не зная языка. Но я угадывал и текст - все или почти все. Кроме того, в этом и есть магия театра: если рядом с тобой люди хохочут, попробуй не рассмеяться!

Если можно - конкретно о российских актерах. Кто из них понравился и чем именно. Что нового они внесли в свои роли?

Чарльз Мори: Мне понравились все без исключения, все работают очень тонко, проживают свои роли, хорошо взаимодействуют, слышат партнера, это умные актеры с большим чувством юмора. Кстати, одна из причин, почему эта пьеса никогда не попадет на Бродвей, - она требует не звезд, а ровную крепкую труппу. В театре "С.А.Д". это именно так, никого не стал бы выделять.

А все-таки?

Чарльз Мори: Блистателен Кирилл Рубцов в роли Тайлера, безмерно трогателен Ренат Кадыров в роли Гордона, который и должен быть душой этой пьесы, уморительно смешон и предельно искренен Иван Федотов в роли Крэга, действительно талантлив Александр Городиский в роли юного актера Джона… А совершенно не старые Елена Бушуева-Цеханская и Владимир Дубровский в роли старых актеров, которых вот-вот спишут в тираж! Эта пара вообще блестяще работает! Нет, послушайте, я так не остановлюсь и перечислю всех до одного. И буду прав!

Ну, а что-нибудь новое вы узнали от российских актеров и режиссера о своих собственных персонажах?

Чарльз Мори: Я бы сказал так, неожиданностей не было, то есть, тут явно играют мою пьесу и воплощают мой замысел. Но, пожалуй, Вернон в исполнении Игоря Кирилюка оказался совсем иным, чем, допустим, в моих постановках. Но тут дело в типажах. Ведь у моих героев не просто были прототипы, но и писал я под конкретную труппу. Но российский Вернон романтичнее, и мне он очень понравился. Как он сам говорит "за кулисами": "Да, убедил меня сегодня Гамлет!"

Пришлось ли как-то адаптировать пьесу для России или хватило просто хорошего перевода в подтверждение того, что искусство интернационально?

Чарльз Мори: Конечно, что-то пришлось изменить, и я со всеми изменениями вполне согласен. Я, во-первых, доверяю чутью переводчиков и режиссера, а во-вторых, будучи сам режиссером, понимаю, что это неизбежно. Например, изменили финал, где в оригинале шла речь о том, что это братство "на сезон", на постановку, на несколько месяцев, и жизнь непременно разведет этих людей… Но наш американский финал был бы в России не очень понятен, у вас антреприза уже есть, но царствует репертуарный театр.

Я обо всех изменениях знаю и об их причинах тоже - от меня никто ничего не скрыл. А то, что театр - искусство интернациональное, тут и спору нет. Мы все родня.

Фоторепортаж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Культура Театр Драматический театр Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Гид-парк РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники