Новости

27.05.2013 14:41
Рубрика: Происшествия

В деле "Булгарии" появились новые потерпевшие

Текст: Светлана Брайловская (Казань)
В Казани продолжился процесс по делу о крушении "Булгарии": гособвинение начало зачитывать обвинительное заключение.

Суд признал потерпевшими еще пятерых родственников погибших на теплоходе плюс к тем 179, список которых определился еще на стадии следствия. На втором заседании ходатайств ни от одной из сторон не поступило, обвиняемые наконец ознакомились с материалами дела, и судья смог продолжить процесс.

Первым слово предоставили гособвинителю - помощнику татарского транспортного прокурора Евгению Дикареву. То, что в один день он не уложится, стало ясно, когда гособвинитель достал солидный том обвинительного заключения. Начали с субарендатора "Булгарии" учредителя и директора компании "Аргоречтур" Светланы Инякиной. Помощнику прокурора потребовалось больше часа, чтобы перечислить все, в чем ее обвиняют. Впервые были озвучены доводы следствия, и стала вплоть до минут прорисовываться картина трагедии.

По данным обвинительного заключения, Инякина арендовала теплоход на срок с 25 марта 2011 года по 30 октября 2013 года у компании "Бриз", которая в свою очередь также арендовала судно.

После заключения договора директор "Аргоречтура" вместе с будущим капитаном "Булгарии" Александром Островским отправилась в Пермь, чтобы получить разрешительные документы. Тогда она уже знала, что теплоход находится в плачевном состоянии и выпускать его в рейс без капитального ремонта нельзя.

Однако соблазн заработать за близившийся сезон оказался настолько велик, что, по версии следствия, Инякина смогла "уговорить" своего знакомого старшего эксперта Камского филиала Российского речного регистра Якова Ивашова подписать все разрешительные документы на эксплуатацию судна. В обвинительном заключении говорится лишь, что директор "Аргоречтура" воспользовалась дружественными отношениями с Ивашовым, однако на стадии следствия неоднократно сообщалось о том, что Ивашов получил солидное вознаграждение. Однако о взятке пока в суде речь не идет.

Тем временем Евгений Дикарев неоднократно подчеркивал, что старший эксперт Камского филиала Российского речного регистра все-таки был заинтересован в благоприятном исходе дела. Положительное заключение могло сказаться на результатах его работы, а это значит, что его ждала хорошая квартальная премия.

В итоге, как полагает следствие, Ивашов внес ложные сведения, и Инякина получила через капитана Островского все необходимые документы. Теперь оставалось получить лицензию уже в Казани - в местном управлении Ространснадзора, где у нее также был свой знакомый начальник Казанского линейного отдела Ирек Тимергазеев. Договориться с ним также не составило труда. Правда, чтобы выдать лицензию, он попытался соблюсти формальности и привлек в комиссию еще двух человек, среди которых была некая Фарафонтова и еще один обвиняемый - бывший главный госинспетор Владислав Семенов.

Они также прекрасно знали о том, что "Булгарию" нельзя эксплуатировать, но подписали все документы. Накануне первого выхода в рейс на теплоходе заменили левый основной двигатель, но ни маркировки, ни документов на него не оказалось.

Как только все формальности были улажены, Инякина наняла команду. Причем большинство из них не имели право работать, так как не подтвердили свою квалификацию. Более того, субарендатору не удалось найти еще 6 членов команды и остальным пришлось работать по две смены.

Сезон "Булгария" открыла 15 июня по маршруту Пермь - Казань - Пермь. И уже тогда возникли первые проблемы с левым двигателем. Вскоре на этом же маршруте отказали сразу четыре двигателя - два главных и два вспомогательных. По пути из Казани в Зеленодольск поломка повторилась. Как считает следствие, Инякина об этом знала, но предпочла ничего не делать.

За день до трагедии, 9 июля, в 21.00 "Булгария" вышла в свой последний рейс по маршруту Казань - Болгар - Казань. За штурвалом был вахтовый - помощник капитана Рамиль Хаметов, которому также после крушения были предъявлены обвинения. На борту находилось 163 пассажира и 38 членов экипажа вместо положенных 156 человек. Погода начала портиться, у "Булгарии" уже был крен, и Хаметов прекрасно знал об этом, но принял решение отправиться в плавание.

10 июля погода резко ухудшилась, поднялся сильный ветер, было объявлено штормовое предупреждение, но Инякина дала команду Хаметову покинуть Болгар и возвратиться в Казань.

По словам Евгения Дикарева, в 12.55 при подходе к 82-му бую ветер усилился до 20 метров в секунду, и в это время "Булгария" входила в левый поворот. Крен стал больше, судно начало заливать - вода пошла в трюм через открытые люки. В это время отказал правый вспомогательный двигатель и судно погрузилось во тьму. Не было возможности не только передать сигнал о помощи, но даже предупредить людей о том, что теплоход тонет, и спустить, как положено, спасательные шлюпки. Теплоход погрузился на 18-метровую глубину в акватории Куйбышевского водохранилища в считаные минуты. Погибли 122 человека, в том числе 14 членов экипажа.

После небольшого перерыва гособвинитель зачитал обвинительное заключение в отношении Якова Ивашова. И на этом второе заседание быстро закончилось. Судья объявил перерыв до вторника. Это вызвало недовольство потерпевших. Многие из них приезжают в Казань из районов, люди стали возмущаться, что это делается специально для того, чтобы у них не было возможности приезжать на каждое заседание. Однако их эмоции на ход процесса никак не повлияли.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Волга-Кама ПФО Татарстан Казань Трагедия теплохода "Булгария"