Новости

28.05.2013 00:45
Рубрика: Экономика

Жизнь после Чавеса

Стоит ли России ожидать новых контрактов с Венесуэлой
России, возможно, придется переориентироваться с военно-технического сотрудничества с Венесуэлой на совместные проекты в сфере энергетики. и других мирных отраслях. Такое мнение "РГ" высказал директор Института Латинской Америки РАН Владимир Давыдов.

Он также рассказал о перспективах укрепления экономических контактов между нашей страной и латиноамериканскими государствами. Именно этот вопрос обсуждался вчера на первой международной инвестиционной российско-латиноамериканской конференции.

Форум проходил в Москве, но его инициаторами выступили послы стран этого региона. Что латиноамериканцы хотят получить от России?

Владимир Давыдов: Наша страна неплохо смотрится с точки зрения платежеспособного спроса, поэтому крайне интересна латиноамериканцам как перспективный рынок. Кроме того, они знают, что Россия в сотрудничестве с другими державами может играть солидную роль на мировой арене и служить, если можно так выразиться, противовесом одностороннему диктату. Поэтому заинтересованы в партнерстве с нами и с этой точки зрения.

В чем интерес нашей страны?

Владимир Давыдов: В развитии торгово-экономического сотрудничества, конечно. В условиях спада в европейской экономике и неопределенности в США значение рынков латиноамериканских и карибских стран, успешно выдержавших испытание кризисом, повышается. После сложных 2009-2010 годов объем нашей торговли со странами Латинской Америки восстановился, вернувшись на уровень 16 миллиардов долларов. Но потенциал для развития партнерства в этой сфере есть. Его только нужно реализовать.

Кстати, конференция была приурочена к встрече руководящей тройки Сообщества латиноамериканских и карибских государств (СЕЛАК), куда входят все страны региона, кроме США и Канады, с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым - она намечена на 29 мая. Это первый прямой диалог, он очень симптоматичен. СЕЛАК обозначает новую тенденцию в Латинской Америке. Эта организация имеет не только политическое, но и экономическое содержание.

За Латинскую Америку помимо России и США соперничают Евросоюз и Китай. В чью пользу сейчас перевес и стоит ли нам продолжать бороться за этот регион?

Владимир Давыдов: Статистика говорит о том, что экономическое присутствие США в Латинской Америке уменьшается. Это заметно и по раскладу политического влияния. Уровень присутствия Евросоюза после бурного роста в 90-е годы стабилизировался. Китай же действительно показывает впечатляющую динамику. За ним подтягивается Индия. Есть и другие "новопришельцы" - Турция, Иран, Южная Корея... К сожалению, мы существенно отстаем от целого ряда новых партнеров стран Латинской Америки. Конечно, надо бороться, учиться работать с широким кругом прямых и косвенных конкурентов. Но я бы не стал измерять наши интересы целым регионом. Такой подход устарел. Есть отдельные страны Латинской Америки, сотрудничество с которыми могло бы быть для России особенно перспективным. Вот о них и стоит вести речь.

Какие это страны?

Владимир Давыдов: В первую очередь, Бразилия. Она входит в десятку экономических гигантов планеты. Эта страна успешно работает в авиастроении. И эта сфера могла бы стать предметом нашего плодотворного сотрудничества. Можно говорить также о совместных проектах в освоении космоса, использовании ГЛОНАСС, разработке шельфовых месторождений.

С Аргентиной - совместные разработки в сфере мирного использования атомной энергии, в сооружении и модернизации ГЭС и ГРЭС, в области железнодорожного транспорта. Конечно, нужно развивать отношения с Кубой. Это традиция, в хорошем смысле инерция. Чувство ответственности, если хотите. Мексика, с ее миллиардным торговым оборотом, нам тоже интересна. Там возможно сотрудничество в области газовой и горнодобывающей промышленности, энергетики, транспорта.

Неужели США отдадут такой лакомый кусок?

Владимир Давыдов: А не надо, чтоб отдавали. У нас самих есть возможность занять достаточно перспективные ниши на мексиканском рынке.

А что с Венесуэлой? Удастся ли России сохранить прежние отношения и договоренности, к примеру, в части военно-технического сотрудничества?

Владимир Давыдов: Вопрос непростой, поскольку сама ситуация в стране очень непростая. Нынешний президент Николас Мадуро, унаследовавший пост от Уго Чавеса, намерен сохранять в полном объеме все договоренности и обязательства в отношениях с Россией. Но многое будет зависеть от экономического положения Венесуэлы, от уровня нефтяных цен на мировом рынке. От них зависит платежеспособность экономики страны. К слову, лидер оппозиции Каприлес Радонски, оспаривающий результаты последних президентских выборов, против сохранения в прежнем объеме военно-технического сотрудничества с Россией, но не возражает против сотрудничества в энергетике и ряде крупных промышленных проектов. Следует также понимать, что в условиях продолжения мирового экономического кризиса трудно что-то гарантировать. Экономика Венесуэлы не застрахована от спада. Выбор, куда потратить деньги, в критической ситуации может быть и не в пользу России.

Дело еще и в том, что Венесуэла несет большое бремя помощи соседним странам, где нет нефти. Например, Кубе, с ее энергодефицитной экономикой. Венесуэла помогает ей за счет предоставления льгот и скидок на сырье. Можно сказать, что от нее зависит жизнеобеспечение Кубы. В какой-то мере Венесуэла играет в жизни этой страны роль, которую некогда играл Советский Союз.

Экономика ВЭД Власть Работа власти Внешняя политика В мире Южная Америка Венесуэла Наука и образование РАН Персона: Уго Чавес
Добавьте RG.RU 
в избранные источники