Новости

30.05.2013 00:12
Рубрика: Культура

Хижина дяди Васи

6 июня в Москве откроется Дом-музей Василия Львовича Пушкина

Вы дядя мне и на Парнасе...
Рисунок художника Юрия Иванова

...Но я живу еще для искренних
друзей,
Душе и сердцу милых;
Живу еще для Муз и в хижине
моей
Не знаю скуки я, не вижу дней
унылых,
С спокойной совестью быть
можно одному!
Молчу по суткам - и мечтаю,
Я счастья всякому желаю,
А зла, Бог видит, никому.
К чему мне пышные обеды,
Где в винах дорогих купают
стерлядей?
Живу для мирныя, приятныя
беседы
И добрых, ласковых людей.

Василий Львович Пушкин

Только заслышав о пушкинском дяде, мы невольно улыбаемся, будто нам сказали что-то смешное. Вот упоминания о родителях поэта, его сестре или младшем брате улыбки у нас не вызывают, а скажи даже в самой серьезной аудитории "Василий Львович, дядя Пушкина..." - и какая-то смешинка пробегает по залу.

Очевидно, это все та же смешинка, что мучила Александра Сергеевича и мешала ему говорить и писать о дяде всерьез. Даже известие о кончине Василия Львовича (это случилось 20 августа 1830 года) не заставило Пушкина говорить о любимом дяде лишь в скорбных тонах.

Смерть Василия Львовича он переживает крайне тяжело. Василий Львович умер в канун свадьбы племянника, намечавшейся на сентябрь и вот теперь отложенной. Александру Сергеевичу виделось в этом предзнаменование новых бед. Но памятуя о том, что покойник предпочитал слезам улыбку, Пушкин пишет: "В довершение всех бед и неприятностей только что скончался мой дядюшка Василий Львович. Надо признаться, никогда еще ни один дядя не умирал так некстати..."

Продолжая это суждение в дядином духе, Александр Сергеевич мог бы добавить: "Впрочем, еще ни один дядя и не рождался так вовремя - кто бы свел меня с Карамзиным? Кто бы ободрял меня за первые стихотворные опыты и тащил их в печать? И главное: кто бы меня отвез в Лицей?.."

Напомню, что в 1811 году именно Василий Львович взялся устроить судьбу Александра и определить его в Императорский Царскосельский лицей. 16 июля дядя и племянник отправились из Москвы в Петербург.

Современники порой насмешливо относились к произведениям Василия Львовича, но все признавали, что он исключительно одарен добротой. Той веселой добротой, которая идет не от ума, а от полноты сердца.

Если Жуковский был Пьеро русского Парнаса, то Василий Львович с удовольствием исполнял роль Арлекино. Он не боялся быть смешным. Прекрасно зная о шутках, которыми щедро осыпал его племянник, никогда не обижался. У него было замечательное чувство юмора. Вот Василий Львович в письме П.А. Вяземскому осуждает проделки 19-летнего племянника, но за этим осуждением слышится добродушный дядюшкин смех: "Племянник мой совершенный урод. Он теперь пишет новую поэму..."

Когда Александр угодил в свою первую ссылку, то многие сочли молодого человека погибшим и для литературы, и для порядочной жизни. Только Василий Львович твердо верил в племянника: "Необузданная ветреность пройдет, а талант его и доброе сердце останутся при нем всегда". Эта упрямая вера в мальчишку, чьи выходки не обещали ничего хорошего, так удивляла друзей Василия Львовича, что они вспомнили об этом даже в некрологе: "Когда еще никто не знал Александра Сергеевича... поэт наш говаривал нам неоднократно: посмотрите, что будет из Александра!.."

Александр Сергеевич отвечал дяде не только насмешками, но и искренней привязанностью. Пушкин причисляет дядю к плеяде классиков, и это до глубины души трогает старика. Василий Львович благодарно отзывается посланием "К А.С. Пушкину":

Поэт-племянник, справедливо
Я назван классиком тобой!
Все, что умно, красноречиво,
Все, что написано с душой,
Мне нравится, меня пленяет.
Твои стихи, поверь, читает
С живым восторгом
дядя твой...

Пожалуй, только у дяди, в его московском доме на Старой Басманной, Александр Сергеевич чувствовал семейное тепло. Именно сюда он приезжает 8 сентября 1826 года после освобождения из михайловской ссылки и аудиенции у Николая I.

На наше счастье, этот скромный одноэтажный дом (Василий Львович называл его "смиренной хижиной") сохранился, и в Пушкинский день 6 июня в нем откроется филиал Государственного музея А.С. Пушкина - дом-музей Василия Львовича Пушкина. На пушкинской карте России появится новый адрес: Москва, Старая Басманная, 36.

Здесь подлинны не только стены, но и дубовые доски, по которым ступал Александр Сергеевич Пушкин. Филенчатые двери, которые он открывал. Угловая печь, прислонившись к которой поэт читал дяде новые стихи и рассказывал о своей невесте Наташе Гончаровой. Из этой "хижины" Василий Львович успел благословить племянника:

Прелестный взор ее тебя
животворит
И счастье прочное, и радости сулит.
Блаженствуй! - Но в часы<
свободы, вдохновенья
Беседуй с музами, пиши
стихотворенья...

Создание нового музея - это многолетний труд многих специалистов, но, знаю, все они согласятся с тем, что музей не мог бы состояться без подвижничества Наталии Ивановны Михайловой, доктора филологических наук, заместителя директора Государственного музея А.С. Пушкина по научной работе. Идею создания музея В.Л. Пушкина она высказала еще двадцать лет назад. Кстати, книга Н.И. Михайловой "Василий Львович Пушкин" (она вышла недавно в серии ЖЗЛ) - это не только строго научное, но и увлекательнейшее повествование, написанное с любовью.

...Час близок; может быть, увы,
Меня не будет - будьте вы.