Новости

06.06.2013 00:55
Рубрика: Общество

Не опоздать бы в школу

Почему в школьной программе нет астрономии, но есть шахматы
Для выпускников школ и их родителей наступила горячая пора. Сдача ЕГЭ.

И снова этой поре сопутствует шлейф громких скандалов. Одновременно не утихает шум вокруг так называемых "липовых диссертаций", которые выявляются сотнями. О том, что происходит сейчас в отечественной науке и образовании - среднем и высшем - член президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский поговорил с министром образования и науки РФ Дмитрием Ливановым

Дмитрий Викторович, что происходит со школьной программой? Многие жалуются. Астрономии и черчения в школе нет, зато есть шахматы и основы религии. Мы, вообще, понимаем, кого готовим?!

Дмитрий Ливанов: Говоря о школе, очень важно не увлекаться обобщениями. У каждого есть собственный индивидуальный опыт, воспоминания о своей школе, наблюдения за тем, как учатся дети - свои или знакомых. Все это не следует обобщать, поскольку наша система школьного образования сейчас очень многообразна. И, в общем, я считаю это достижением образовательной политики новой России. Если мы посмотрим на уровень образованности наших школьников в целом, то по всем международным сопоставительным исследованиям качества образования, а мы участвуем во всех основных исследовательских программах, он вполне неплох. И после четвертого класса, то есть после начальной школы, и после восьмого - основной школы, наши дети читают и понимают тексты на родном языке, знают математику и умеют применять математические знания, обладают знаниями в других естественных и точных науках на уровне, сопоставимом со своими сверстниками в странах с ведущими образовательными системами.

Категорически с вами не соглашусь. Я довольно много общаюсь с молодежью и задаю им вопросы, например, что такое парсек, мне не ответил ни один. А из людей нашего с вами возраста ответил бы любой. Да, без этого можно жить, можно обойтись без Толстого, Чехова, знания Конституции, но... Я гуманитарий, но в школе проходил черчение, и когда ремонтировал квартиру, строил дом, умел читать чертежи, и поэтому строители не могли меня обмануть. По крайней мере, я задавал им вопросы. Сейчас, по моему наблюдению, наши школьники не знают ничего, они только умеют сдавать ЕГЭ.

Дмитрий Ливанов: Я лишь повторю, что ссылаюсь на объективные результаты основных международных исследований уровня образования. Например, TIMSS - в области математики и естественных наук, PIRLS - в области языка и литературы. Существует PISA, где школьники демонстрируют умения применять знания в ситуациях, которые выходят за рамки учебных. Здесь мы, действительно, несколько отстаем, но это связано с традициями нашего классического советского, а до этого гимназического образования. Кстати, американская школьная система не входит по этим показателям даже в лучшую двадцатку. Там, в основном, европейские страны: Финляндия, Австрия, Голландия и ряд стран Юго-Восточной Азии: Сингапур, Гонконг и т.д. Наши по всем исследованиям, кроме PISA, устойчиво входят в десятку, а в некоторых занимают первое-второе-третье места. Это объективная картина. Конечно, у нас есть и серьезные, пока не решенные проблемы в сфере общего образования. Мы фиксируем растущие межрегиональные и межмуниципальные различия в уровне подготовки школьников, недостаточное развитие инфраструктуры и оснащения наших школ. Что касается содержания образования, оно, конечно, меняется, и нам нужно к этому относиться спокойно, потому что меняется мир и те требования, которые он предъявляет к людям. В этом смысле предметное знание утрачивает свою абсолютную ценность, просто в силу того, что за последние 20-30 лет его информационный объем настолько вырос, что эти знания уже не вмещаются ни в школьную, ни в университетскую программу. Объем знаний, которым сегодня обладает человечество, значительно больше того, что был 20-30 лет назад. Поэтому основная ценность образования перемещается из области освоения предметного знания в область способности учиться, способности искать и понимать новую информацию, создавать новое знание и применять его.

Ключевой вопрос

Представьте себе, что на 30 минут вы стали президентом Российской Федерации и у вас есть возможность подписат ь 3 указа или принять 3 закона. О чем они будут?

Дмитрий Ливанов: Мне кажется, нам очень не хватает профессиональных сообществ, объединений людей, которые дорожат своей принадлежностью к определенной профессии и готовы идти на самоограничения для того, чтобы поддерживать высокие стандарты профессиональной деятельности. Я говорю не только о чисто прагматической функции профессионального цеха, а в более широком плане - о дефиците гражданственности, профессионализма. Не знаю, какими законами можно это ввести или установить, но для меня это сейчас действительно тема N 1.

Наверное, условно говоря, это можно назвать Законом о профессиональной этике. Еще? Может быть, о сиротстве?

Дмитрий Ливанов: Проблема сиротства, на самом деле, является для меня следствием чего-то более глобального. У нас есть много свидетельств незрелости, инфантилизма важнейших общественных институтов.

Увы, это законами не урегулируешь. Дмитрий Ливанов: Поэтому мне и трудно назвать закон. Но это точно проблема. Почему люди вокруг зачастую ведут себя так, как будто они являются чужими для этой земли, ее не любят? Почему они загрязняют, не берегут пространство вокруг себя, почему они отказываются от своих детей, не заботятся о своих родителях? Мне кажется, одной из глобальных причин незрелости общественного развития является отсутствие механизмов самоограничения. XX век для России - время не только достижений, но и трагических потрясений, и нам нужно время для спокойного саморазвития. Понадобятся годы, чтобы восстановить те качества гражданского общества, которых нам не хватает.

Общество Образование Правительство Минобрнауки Проект "Юридическая неделя"