Новости

14.06.2013 10:18
Рубрика: Общество

Коллективный диагноз

В Прикамье объединяются родственники пациентов, погибших по вине врачей
Смерть годовалой Полины Полуяновой в Коми-Пермяцкой окружной больнице, возможно, пополнит череду трагедий из-за равнодушия или ошибок тех, кто по долгу службы обязан бороться за жизнь ребенка до последнего. По крайней мере, так считает мама погибшей, Лариса Полуянова, а также медики детской инфекционной больницы № 10 Перми, куда ребенок был доставлен уже в состоянии глубокой комы.

Инфекция помощи

Болезнь начала проявляться 9 мая - у маленькой Полины резко поднялась температура до 39,9 градуса. На вызов прибыла бригада скорой медицинской помощи и доставила пациентку в инфекционное отделение Коми-Пермяцкой окружной больницы. Полину осмотрела врач Надежда Кошуба и предположила, что причиной недомогания стали прорезающиеся зубки. В результате девочке была введена жаропонижающая литическая смесь, которая сбила температуру до 38,7 градуса. На этом лечение закончилось - пациентку отправили домой.

На следующий день, 10 мая, Полине стало хуже. Ее снова привезли в больницу. Уже другой врач Денис Плотников осмотрел ребенка, но диагноз ставить не спешил. Тем не менее, он назначил девочке уколы и капельницы. В ночь с 10 на 11 мая пациентку перевели в реанимацию - настолько ухудшилось ее состояние. За три дня, которые ребенок провел в реанимации, к нему не подпускали мать.

- Доктор мне сказал, что диагноза нет, но проводить лечение начал, - говорит мама девочки Лариса Полуянова, вытирая опухшие от слез глаза. - Полине поставили около 20 каких-то уколов, при этом их назначение мне не объясняли. Поскольку ребенку становилось все хуже, я просила, чтобы нас отправили в Пермь, но врачи даже разговаривать со мной не стали. Только когда у Полины отказали почки и печень, они заволновались и вызвали реанимобиль из Перми.

Спустя два часа Полина умерла. Только в Перми Лариса увидела, что у ребенка почернели ножки от некроза тканей. Пермские врачи пояснили, что девочку можно было спасти, ведь менингококковая инфекция поддается лечению, если помощь больному оказана своевременно.

Теперь по факту гибели ребенка проводит доследственную проверку ОВД Кудымкара. Заведующий детским отделением Коми-Пермяцкой окружной больницы Георгий Черноусов от комментариев по поводу смерти Полины Полуяновой до окончания служебного расследования отказался.

Доказать вред

Судить о том, насколько глобальна и остра проблема врачебных ошибок для Пермского края, достаточно сложно. В региональном минздраве пояснили, что статистики несчастных случаев, когда по вине врачей пациенты получали серьезный вред здоровью или умирали, не ведется. Картину проясняют некоторые данные, которыми обладают правозащитные организации, куда когда-либо обращались пострадавшие. Так, например, по данным Пермского медицинского правозащитного центра, сегодня в среднем за год суды Прикамья рассматривают 20 дел, где истцами выступают пострадавшие от врачебных ошибок или родственники погибших. При этом более 70 процентов исков удовлетворяется, то есть признается неумышленный вред здоровью или жизни, допущенный врачами.

Суммы исков за причиненный ущерб здоровью или гибель пациентов сегодня доходят до нескольких миллионов рублей. Так, например, родственникам погибшей от неправильного применения гормональных средств жительницы соседнего Екатеринбурга по решению суда было выплачено более трех миллионов рублей. В Прикамье Оханская районная больница выплатила два миллиона рублей родителям погибшего подростка, которому был поставлен неверный диагноз - вместо инфекционного эндокардита врач констатировал у больного ангину.

Сплотило горе

Ситуация с оказанием некачественной медицинской помощи накалилась настолько, что родные погибших в больницах Перми решили объединиться. Уже создана общественная инициативная группа "Нет бессердечию!". По словам ее координатора Аркадия Константинова, людей объединяют 13 случаев смерти пациентов пермских медицинских учреждений, которые произошли с апреля 2012 года по сегодняшний день. Среди погибших - как взрослые люди, так и дети в возрасте от одного года до четырнадцати лет.

В частности, СК РФ сейчас расследует уголовное дело по факту смерти пятилетней девочки Ани Фаткуллиной, прооперированной в Пермском центре сердечно-сосудистой хирургии. Причиной ее смерти стал сепсис. Со слов дедушки Ани Аркадия Константинова, инфекцию - синегнойную палочку - обнаружили на установленном ребенку митральном сердечном клапане. Сейчас дело передано в Уральское окружное управление СК.

- У нас есть основания полагать, что за каждым из этих трагичных случаев стоит врачебная ошибка, - пояснил общественник. - Мы вовсе не собираемся как-либо "шельмовать" медиков и устраивать охоту на ведьм, но нам важно знать, насколько объективно идет расследование. Поэтому мы хотим создать некую систему фиксации подобных случаев, чтобы ход расследования можно было бы отслеживать. Сегодня, на мой взгляд, каждая внезапная смерть в больнице - тайна за семью печатями. Достоверную информацию о причинах трагедии можно получить с большим трудом. Поэтому мы хотим, чтобы нас услышали региональные власти и помогли эту систему создать.

Общественники говорят не только о привлечении к ответственности врачей, из-за халатности которых умирают пациенты, но и чиновников, ответственных за ненадлежащее качество оказания медицинских услуг. Такие случаи в Прикамье тоже не редкость. Так, например, "РГ" рассказывала о печальной судьбе жительницы поселка Коса, которую в экстренной ситуации попросту некому было оперировать - в штате районной поликлиники не оказалось анестезиолога, а единственный хирург медицинского учреждения без какой-либо замены находился в отпуске. По мнению правозащитников, если дело дойдет до суда, то привлекать соответчиком можно администрацию муниципального района, которая является учредителем Косинской ЦРБ.

комментарий

Евгений Козьминых, директор Пермского медицинского правозащитного центра (ПМПЦ):

- В среднем за год в Пермском крае происходит пять ошибок медиков, результатами которых становится смерть пациента. Но это только по данным статистики нашей организации, куда обращаются родственники потерпевших. Судить о проблеме в целом достаточно сложно, поскольку не каждый сегодня морально готов обвинить медперсонал в смерти своего близкого. Но если все-таки решимость отстаивать правоту есть, то очень большое значение в этом процессе имеет качество проводимой экспертизы, которое напрямую влияет на решение суда. Еще недавно, по моему мнению, многие судмедэксперты придерживались принципов корпоративной солидарности, и их мнение, как правило, было в пользу врачей. Теперь ситуация изменилась: эксперты стараются найти как можно больше недочетов в работе медиков. Возможно, пытаются таким образом подтвердить свою квалификацию. В результате количество судебных решений в пользу истцов значительно возросло.

на заметку

1. Сейчас до 97 процентов "врачебных дел" рассматриваются в порядке гражданско-правового судопроизводства. В этом случае иски от пострадавших пациентов подаются не лично к врачу, а к поликлинике или больнице в качестве ответчика. В свою очередь, медучреждение может взыскать в регрессном порядке ущерб с допустившего ошибку врача, правда, в пределах его среднего месячного заработка.

2. Исключением является вынесение в отношении врача обвинительного приговора по уголовному делу или причинение вреда в состоянии опьянения. В этих случаях с медработника взыскивается полная сумма компенсации независимо от ее размера (статья 243 Трудового кодекса РФ). Иногда такие выплаты растягиваются на многие годы.

3. В соответствии с Гражданским кодексом РФ пострадавшие пациенты (или их родственники - в случае смертельного исхода) вправе получить как компенсацию морального вреда (за нравственные и физические страдания), так и возмещение имущественного ущерба (расходы на лечение, утрата заработка, платежи по потере кормильца), а также судебных издержек. Компенсация морального вреда составляет более 90 процентов от всех присуждаемых судами выплат и показывает серьезность отношения государства к ценности человеческой жизни.

4. В уголовных делах, в отличие от гражданских, наказание назначается непосредственно медработнику, допустившему профессиональный дефект, что квалифицируется судом как уголовно-наказуемое деяние. Как правило, это хирургическое вмешательство, вызвавшее ущерб здоровью пациента или его смерть. В качестве наказания в соотвествии с Уголовном кодексом РФ применяется лишение свободы (в большинстве случаев при неосторожном причинении вреда - условное) и запрет на врачебную деятельность на несколько лет.

5. УК РФ называет процессуальные сроки привлечения лиц к уголовной ответственности, в том числе и за врачебные преступления. В частности, за причинение тяжкого вреда здоровью (часть 2 статьи 118 УК РФ) срок составляет два года, за смертельный исход (часть 2 статьи 109 УК РФ) - шесть лет. Это значит, что по прошествии этого срока врач не может быть привлечен к уголовной ответственности, а возбужденное уголовное дело подлежит немедленному прекращению.

Общество Здоровье Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край ПФО Пермский край Пермь Халатность врачей