Новости

В связи с решением переаттестовывать раз в пять лет творческих работников театров история, которую в США назвали бы "Цискаридзе против Большого", должна быть изучена всеми адвокатами, практикующими в области трудового права.

Понятно, что не все переаттестовывающиеся захотят стать руководителями своих коллективов, как бывший премьер Большого театра, но все - и это не может вызывать сомнений - захотят продлить свои контракты с работодателями, возможно, даже улучшив их условия. Модель защиты выработана вполне эффективно: за год-полтора до завершения личной трудовой пятилетки нужно резко раскритиковать руководство своих коллективов, то самое, от которого в конечном счете зависит продление или непродление вашего контракта. Неважно за что, важно, чтобы эта критика вызвала не профессиональный, но широкий общественный интерес. И была подхвачена средствами массовой информации. Прекрасный сюжет - неправильное расходование государственных денег, еще лучше - простое обвинение в воровстве. Замечательная материя - полукриминальные отношения в коллективе с неким сексуальным оттенком. Это всегда интересно, прежде всего тем, кто даже не знает, где находится та или иная театральная труппа. Вообще, чем меньше разговоров о творчестве, тем лучше. Чем меньше специалистов участвует в дискуссиях, тем комфортнее артисту. Когда увольняют бесстрашного правдолюба - это происки руководителей-беспредельщиков. Когда приходится уходить потому, что завершается срок звездной карьеры, - это твоя личная проблема. Тяжелая, драматичная, но неизбежная. Правдолюб - позиция беспроигрышная. Тем более артист, которого все знают и любят, не то, что там какого-то неведомого директора - зловещего Карабаса Барабаса. Увольнять сотрудника после того, как он раскритиковал начальство, всегда непростое дело, это похоже на расправу. Поэтому с критиканами не любят связываться. Правдолюбу важно появляться в любых телевизионных и радио-шоу, создавая образ неувядаемого профессионала, очаровывать неофитов в обворожительных рекламных клипах, главное, чтобы подальше от основной профессии. (Замечу, что в истории "Цискаридзе против Большого" не звучали голоса по-настоящему компетентных судий - хореографов и балетных критиков - по тем или иным причинам они не захотели участвовать в дискуссии о качестве ремонта и распределении грантов в Большом театре. И я в данном случае анализирую лишь модель защиты артиста, а не его нынешние творческие и тем более моральные качества.)

Правдолюбу важно появляться в любых теле- и радио-шоу, создавая образ неувядаемого профессионала

Грамотно выстроенная защита рабочего места предполагает организацию митингов и пикетов, когда широкая общественность, разумеется, из самых лучших и искренних побуждений, выходит на улицы и площади в поддержку своего кумира, чтобы заклеймить позором и без того позорное руководство. Это открыто публичный и одновременно самый опасный шаг в борьбе за продление контракта. Эффектный, но, как правило, бессмысленный. Важно понимать, что ни один здравомыслящий руководитель никогда не пересмотрит своего решения под давлением сотни митингующих фанатов или фанаток артиста.

Но в этом и состоит главный секрет той модели защиты работника от работодателя, которую мы рассматриваем, необходимо вывести дискуссию с руководством за пределы собственно творческого цеха, придать всему мероприятию общественно-профсоюзный характер.

Увы, демократия пагубно влияет на работу творческих коллективов. Как, впрочем, и тирания. Лучше всего об этом рассказал Федерико Феллини в "Репетиции оркестра". Конечно, поиск разумных компромиссов, тактика сдерживания и противовесов нужны не только в политике, но последнее слово в любом творческом коллективе должно оставаться за его руководителем.

Не открою большой тайны: назначение руководителя любого творческого института - это необычайно трудный процесс, требующий не только управленческого профессионализма, но и человеческой деликатности. Никакая власть, никакие - самые изощренные - попечительские или наблюдательные советы, никакие министры не могут назначить человека творческим лидером. Никого невозможно назначить ни Юрием Григоровичем, ни Юрием Любимовым, ни Юрием Темиркановым. Как говорил один выдающийся музыкант, главный дирижер - это тот, кто сегодня стоит за пультом. Можно назначить на должность творческого лидера абсолютно нетворческого человека, и такое бывало в нашей истории, но это лишь усугубляет проблемы любого художественного коллектива. Творческих лидеров сегодня не ищут, они, как правило, властно заявляют о себе сами. Их не ищут, за ними охотятся. Равно, как и за яркими неординарными администраторами.

Увы, демократия пагубно влияет на работу творческих коллективов. Как, впрочем, и тирания

Качество театрального управленца зависит от его способности взвалить на себя заботу о судьбе всего творческого коллектива. Природа актера вынуждает его думать прежде всего о самом себе. Эгоизм - непременная часть творческой индивидуальности. И судить артиста за это могут лишь люди совсем не сведущие в искусстве. Этот эгоизм не лишен своего обаяния, правда, он обольстителен лишь до той поры, пока он не становится разрушительным для коллективного творчества. Настоящие артисты знают великую магию художественного ансамбля и готовы к самоограничениям. Но, как показывает история, не все и не всегда. Тем более не все и не всегда готовы к трудным поворотам в своей человеческой судьбе. Тогда-то и необходима "Защита Цискаридзе".

Я не случайно использовал в этих заметках известный шахматный термин. Откройте любой учебник этой древней игры и вы найдете увлекательные описания "Защиты Алехина", "Защиты Нимцовича" или "Защиты Грюнфельда". Но в шахматах эта комбинация, как правило, связана с яркой дебютной идеей. В нашем случае, боюсь, похоже на эндшпиль.

Общество Ежедневник Стиль жизни Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники