Новости

20.06.2013 00:40
Рубрика: Власть

Старая схема дает сбой

Механизм административно-технического регулирования нужно менять
Текст: Игорь Слюняев (министр регионального развития РФ )
Любое развитие - это инвестиционный проект. А инвестиционный проект в свою очередь - это, как правило, рынок строительных работ. Как шутили еще в советские времена, вся стройка делится на три этапа: во-первых, шумиха, во-вторых, неразбериха, в-третьих, награждение непричастных и наказание невиновных. Многое поменялось, а традиции остались. Стройка, конечно же, обладает уникальным мультипликативным эффектом. Мы в минрегионе подсчитали, что около 50 смежных отраслей так или иначе завязаны на строительный комплекс. Это означает, что пока живет стройка, живет и развивается страна. Одним из ключевых направлений в нашей деятельности является вопрос жилищного строительства, но если говорить о нормативно-правовом и нормативно-техническом регулировании, то весь строительный блок - это компетенция минрегиона.

Недавно закончились мероприятия форума АТЭС, который многое оставил в наследство Приморью. Чрезвычайно важно, что мы по всему периметру нашей страны, пользуясь событийными мероприятиями, закрепляемся экономически, социально и т.д. Мы придаем импульс развитию городов, территорий, регионов, потому как любой инвестиционный процесс обладает колоссальным мультипликативным эффектом. В Китайской Народной Республике 20 лет назад объем производства цемента составлял чуть более 160 млн тонн в год. Сегодня этот объем вырос до 1,7 млрд тонн в год. К сожалению, наши показатели не превышают 65 млн тонн в год. Хотя, казалось бы, реализация такого амбициозного проекта, как форум АТЭС, должен стимулировать развитие промышленно-строительных материалов. Но происходит другое - монополизация рынка и рост цен.

По большому счету, мы действительно не приросли. Поэтому крайне необходимо сопровождать крупные инвестиционные проекты в масштабах страны или межрегиональные проекты формированием промышленно-строительных материалов. Я имею в виду материалы массового применения: кровельный и отделочный материал, цемент, металлопродукция, бетон и производные из него, столярный материал и т.д. Это тот самый мультипликативный эффект.

К сожалению, у нас стратегия развития промышленно-строительных материалов осталась документом на бумаге. Мы крайне редко и в небольших объемах прирастаем новыми производствами. И одна из ключевых задач - связать наши инвестиционные проекты с созданием промышленно-строительных материалов.

Отдельная проблема - законодательство. Конечно, база из Градостроительного кодекса, Гражданского кодекса, Жилищного кодекса сформирована. Но когда мы рассуждаем на тему тех административных барьеров, которые существуют в сфере строительства, мы либо видим одну сторону медали - мегаполисы и города-миллионники, где все в порядке, либо понимаем, что часто такое законодательство формировалось под интересы конкретных хозяйствующих субъектов. Я глубоко убежден в том, что Градостроительный кодекс формировался не в интересах граждан РФ, а в интересах девелоперов, застройщиков и инвесторов, поэтому вопросы комплексного освоения территорий, планы их комплексного развития не являлись долгое время основным важным элементом такого подхода.

Законодательство в сфере градостроительной деятельности почти совершенно, но нуждается в уточнении. Мы над этим сегодня работаем. Отдельный вопрос связан с нормами и правилами или с нормативно-техническим регулированием. Те, кто сталкивается с отраслью строительства, понимают, что это наследство, которое нам досталось еще от СССР. В частности, сегодня существуют всего два базовых метода определения сметной стоимости объекта или, иначе говоря, формула цены: индексно-базисный и ресурсный. Это уже говорит о том, что мы сильно отстали от всего мира. Посмотрите, какой получается парадокс. Возьмем, к примеру, транспортное строительство: дороги общего пользования, путепроводы, порты. Здесь используются местные строительные материалы, местная рабочая сила, понятные технологии, однако цена растет из года в год. Причина - те методы, которые мы применяем. Индексно-базисный метод не позволяет выйти на экономически обоснованную и правильную цену. Вызывают вопросы некоторые повышающие коэффициенты. К примеру, плановые накопления. Что такое плановые накопления для хозяйствующего субъекта? У предприятия либо есть прибыль, либо ее нет, а плановые накопления - это пережиток социализма.

Ресурсный метод тоже хорошо известен - берется стоимость материалов, которые применяются, стоимость работ, все это индексируется каким-то поправочным коэффициентом. Дальше он функционирует как данность и применяется в масштабах регионов и Федерации. Постоянно сталкиваемся с ростом цен на объекты промышленности, транспорта, промышленного и гражданского строительства, причем такой рост цен является экономически необоснованным. И одна из задач, которую мы ставим перед собой на текущем этапе - сделать стоимость строительных работ экономически обоснованными.

30 процентов всего объема инвестиций в российскую экономику дают суммарно госкапвложения, инвестиции инфраструктурных компаний

Другой наболевший вопрос - совершенствование механизма административно-технического регулирования. Проблемы начались в 2004 году, когда мы приняли закон о техническом регулировании, при этом отказались от норм и правил, но регламенты и стандарты не создали. Изначально у нас была иллюзия, что регламенты и стандарты будут формироваться через федеральное законодательство, потому отдали это на откуп федеральному правительству, затем передали федеральным органам власти с регистрацией соответствующих нормативных актов в минюсте, потому что затрагиваются интересы неограниченного круга лиц. А в итоге - почти 10 лет спустя - мы в самом начале пути. Берешь конкретную смету, берешь проекты и понимаешь, что живем в условиях развитого социализма.

Удивительные вещи происходят в проектном деле. Массу нареканий вызывает деятельность предприятий, подведомственных минрегиону и Госстрою. Речь идет и об откатах на работах по изысканиям, на работах по проектированию, на строительных работах. Это говорит о том, что не создана модель, которая способна максимально приблизить к жизненным реалиям рынок. Нет надлежащего нормативно-технического регулирования. Я был поражен тому, что сегодня в составе саморегулируемой организации - объединения проектировщиков - более 3000 организаций. Так вот в СССР было всего 200 организаций, но они были известны не только в стране, а во всем мире. И качество их проектирования было соответствующим: в нашей стране размещали заказы и азиатские, и европейские государства.

Берем состав проектно-сметной документации. Каким-то чудным образом из ее состава исчез раздел обоснованности инвестиций. Это значит, что на стадии принятия решения по тому или иному проекту мы не знаем, каково социально-экономическое значение этого объекта, какова его цена, функциональное значение и т.д. Даже макропараметров по объекту у нас нет. Поэтому одна из главных задач - вернуть обоснованность инвестиций в состав проектно-сметной документации как обязательный раздел.

Очень популярна сегодня тема, связанная с контрактами жизненного цикла. Но опять же, заглянув в состав проектно-сметной документации, видишь, что эксплуатация объекта капитального строительства не просчитывается и не обосновывается вообще никем. То есть там, где бюджет участвует в финансировании объекта инфраструктуры, мы представления не имеем, сколько будет стоить его содержание, но рассуждаем о контрактах жизненного цикла. И я настоятельно требую того, чтобы до конца текущего года появился соответствующий раздел в составе проектно-сметной документации - эксплуатация здания / сооружения социального характера.

Еще один момент связан с тем, что стоимость инженерного проекта, как правило, привязывается к сметной стоимости объекта. Это нонсенс. В моем представлении необходимо выходить в режим трудозатрат через нормальные нормативы по проектированию. Что такое проект? Это инженеры, специалисты, рабочее время, современные программные комплексы, данные изысканий и т.д. Все это обсчитано и по времени, и по ресурсам формируется. Но как только касаешься стоимости конкретного инженерного проекта, выясняется, что так или иначе стоимость проекта привязана к стоимости объекта, а она составляет от 5 до 10 процентов, а иногда и более. А так как у нас полноценных инженерных проектов - разработанных и утвержденных в установленном законом порядке - нет, мы торгуем объекты с листа, отдавая в одни руки и изыскания, и проектирование, и строймонтаж. Получается, что цена космическая. Чем дороже запроектировал решение, тем больше получил на стадии освоения средств бюджетной системы. Проектировщики уже изначально закладывают в проект избыточные материалы. Этот порочный круг тоже необходимо разорвать.

Избыточные решения и проекты повторного применения - отдельная тема. Мы много рассуждаем о том, что неплохо бы уйти в плоскость типовых проектов и типовых инженерных решений. Однако даже элементарного банка данных по типовым решениям и типовым проектам не разработано. Это касается и индивидуального жилищного строительства, и массового жилищного строительства, и объектов промышленного строительства. Сейчас мы только делаем первые шаги в этом направлении. Так, в части объектов здравоохранения подписан совместный приказ с минздравом, чтобы при строительстве перинатальных центров найти оптимальное решение с точки зрения оправданности бюджета, эффективности лечения и т.д. Но эта работа должна приобретать массовый характер. Более того, проектным организациям и органам государственной и независимой экспертизы такие проекты должны быть доступны. Я исхожу из того, что если какой-то уровень бюджетной системы - федеральный, региональный, муниципальный орган власти - принимал участие в формировании инженерного проекта, этот проект уже оплачен. Это означает, что его могут применять и другие субъекты бюджетного планирования. Но до тех пор, пока мы не наведем порядок в нормативно-технической базе, ни о каком благоприятном инвестиционном климате в области строительства говорить не приходится.

Дословно

Дмитрий Медведев, премьер-министр РФ:

- Мы продолжим курс на улучшение инвестиционного климата, повышение конкурентоспособности наших предприятий, поддержку высокотехнологичных секторов и внедрение инноваций. Мы должны обеспечить и модернизацию социальной сферы, и системные улучшения в образовании, здравоохранении и науке. Конечно, по максимуму - настолько, насколько это позволят наши бюджетные и инвестиционные возможности, - заниматься строительством транспортной инфраструктуры.

Прогноз

По ожиданиям минэкономразвития, с 2014 года наберет силу инвестиционный спрос - должны сработать меры по улучшению инвестиционного климата. Ежегодный прирост инвестиций ускорится с 4,6% в текущем году до 7-8% в 2015-2016 годах, а норма накопления основного капитала повысится с нынешних 21% ВВП с небольшим до 24% с лишним в 2016 году. В целом инвестиции будут обеспечивать около 40% прироста валового внутреннего продукта. Также должны дать эффект меры по поддержке экспорта. Мы ожидаем, что с 2014 года реальный рост экспорта возобновится, но будет достаточно умеренным и не превысит 2%. Сдерживаться этот рост будет отсутствием потенциала для увеличения топливного экспорта. При этом экспорт машин и оборудования должен увеличиваться в 2015-2016 годах с темпами до 7% в год

Кстати

По итогам 2012 года инвестиции в основной капитал в России вышли на докризисный уровень (уровень 2008 года превышен на 8,6%). При этом, по данным Росстата, рост инвестиций в основной капитал в 2012 году замедлился, прирост составил 6,6% после 10,8 % в 2011 году. Рост инвестиций крупных и средних организаций (без субъектов малого предпринимательства) остановился - прирост за год составил 0,7%

Досье

Игорь Николаевич Слюняев родился 4 октября 1966 г. в г. Исилькуль Омской области.

В 1984-1986 гг. проходил службу в Вооруженных cилах. В 1992 г. окончил Московскую высшую школу милиции МВД РФ по специальности "Правоведение", в 1999 г. - Российскую Академию государственной службы при Президенте Российской Федерации по специальности "Государственное и муниципальное управление" (специализация "Финансы и кредит"). В 1988-1994 гг. служил в органах внутренних дел. С 1994-го по 1996 г. работал заместителем председателя правления Акционерного коммерческого банка "МосСибИнтерБанк".

В 1996-1997 гг. - Советник Министра Российской Федерации по сотрудничеству с государствами - участниками СНГ, начальник Управления финансово-кредитных отношений министерства.

1997-1998 гг. - Заместитель Министра Российской Федерации по сотрудничеству с государствами - участниками СНГ.

1999 г. - начальник Управления обеспечения доходов дорожных фондов Федеральной дорожной службы России.

1999-2000 гг. - Заместитель генерального директора Российского дорожного агентства.

2000-2001 гг. - Заместитель Министра транспорта Российской Федерации.

2001-2004 гг. - Первый заместитель Министра транспорта Российской Федерации - руководитель Государственной службы дорожного хозяйства.

2005-2006 гг. - Советник Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

2006-2007 гг. - Член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от исполнительного органа власти Алтайского края - Администрации Алтайского края, заместитель Председателя Комитета Совета Федерации по бюджету, член Комиссий Совета Федерации: по взаимодействию со Счетной палатой Российской Федерации, по естественным монополиям.

2007-2012 гг. - Губернатор Костромской области.

Указом Президента Российской Федерации от 17 октября 2012 года N1412 назначен Министром регионального развития Российской Федерации.

Кандидат юридических наук. Женат. Имеет сына.

Власть Работа власти Госуправление Правительство Минэкономразвития