Новости

20.06.2013 00:50
Рубрика: Власть

Загадка ОНФ

Появление Общероссийского народного фронта открывает новую главу российской политики
12 июня, в День России, завершился учредительный съезд ОНФ. Было уточнено название (при сохранении старой аббревиатуры), сформированы центральные органы, определены приоритетные направления деятельности, приняты основополагающие документы, наконец, избран лидер. Ключевые предсъездовские тенденции получили подтверждение: организационная форма - не партия, а движение, лидер - Владимир Путин. Учредительный съезд ОНФ и выступление на нем российского президента стали одним из центральных событий недели.

С момента образования в мае 2011 г. ОНФ представлял собою большую политическую загадку. Предположения варьировались в широком диапазоне - от утверждений, что ОНФ реально не существует (это "виртуальное образование", "картинка" широкой коалиции) до зловещих подозрений (инструмент создания "корпоративистского государства"). Преобладали оценки, привязывающие ОНФ к решению задач "партии большинства": первоначально думали, что это кратковременный проект под выборы 2011-2012, потом распространялось мнение, что ОНФ создан для замены "Единой России".

Казалось бы, после учредительного съезда неопределенность вокруг статуса и предназначения ОНФ должна исчезнуть. Но реакция прессы, российской и зарубежной, показывает, что это не так. Судя по всему, квалифицированное общественное мнение оказалось не вполне готово к тому, что ОНФ действительно станет общественным движением.

Скорее всего, трудности с восприятием ОНФ в качестве политической силы связаны с разными причинами. Прежде всего резонно предположить, что часть таких трудностей - мнимая. Настойчивые утверждения о неизбежном и скором превращении ОНФ в политическую партию - банальный политический расчет: это инструмент давления на "Единую Россию", призванный создавать неопределенность вокруг ее ведущего положения в партийной системе.

Другая причина - не вписывающаяся в стереотипные представления о "серьезной политике" стилистика публичных акций ОНФ, включая и работу учредительного съезда. Судя по всему, дефицит традиционных "статусных" фигур среди учредителей и участников и использование "облегченных", небюрократических процедур выглядели слишком уж непривычно.

Другими словами, часть трудностей восприятия ОНФ в качестве политической силы объясняется тем, что перед нами - необычная политическая организация. Таких раньше не было, сравнивать особо не с чем. Но все же начало работы ОНФ как движения дает основание для нескольких выводов.

Первый: перед нами - организация, ориентированная на действие. ОНФ возник как неформальная коалиция организаций. Трансформация на учредительном съезде в движение, основанное на индивидуальном членстве (точнее - участии), означает по меньшей мере двукратное увеличение "силы" организации. Новая организация отличается большей сплоченностью: теперь свои отношения с ОНФ участники строят напрямую, никаких промежуточных организаций в этих отношениях нет. Индивидуальное участие в отличие от формализованного членства повышает общую дееспособность: организация практически полностью совпадает со своим активом, пассивный кадровый балласт (по принципу "числится, но не работает") не предусмотрен.

Судя по всему, "движение" как форма жизни ОНФ - прежде всего способ решения практических задач. Скорее всего, только таким образом можно на постоянной основе обеспечивать включение активистов-общественников в подготовку и реализацию решений на наиболее значимых направлениях государственной политики (помимо общественной работы активист занят еще и на основной.) Политический опыт многих стран показывает, что новейшие технологии возвращают на первый взгляд давно ушедшие формы организации. Политические партии, общественные объединения и даже бизнес-ассоциации перестраиваются по "сетевой" модели. Актив замещает функционеров. Поклонники традиций могут видеть в этом поворот к "вечевой демократии", сторонники современности - "прямую демократию участия" или постмодернистскую "сеть". Дело вкуса, но правы будут и те, и другие.

Вывод второй: создатели ОНФ дорожат "общественным" характером новой организации, стремятся его закрепить и сохранить. Уже отмечалось, что состав "фронта" отличается подчеркнутым дефицитом привычных элит. Среди учредителей есть представители трех политических партий, но даже при большом воображении ОНФ нельзя объявить их "клоном". Инициатор движения, его вдохновитель и лидер - российский президент Владимир Путин. Но просто отождествлять движение с организацией "персоналистского" толка невозможно. Главная задача движения - содействие в реализации ключевых приоритетов и конкретных содержательных иницатив президентской программы.

Состав и характер деятельности организации вполне соответствует избранному названию: "народный". ОНФ представляет реальное российское общество во всем его многообразии. Это активные представители "живых" профессий и видов деятельности, а не идеологические фикции. Модель "движения" позволяет им участвовать в политической жизни, не отделяясь от своих занятий, профессий и сообществ.

Воплощенная в ОНФ "народная" идеология свидетельствует, что национальное развитие и традиции - не антиподы. Она показывает взаимную совместимость "сетевой" организации, привычных жизненных ценностей (их иногда называют консервативными) и современных социальных практик (коммуникативных технологий и предпринимательства, связанного с инновациями, реальным сектором и внутренним рынком). Будем привыкать.

Вывод третий. Выбрав модель "движения" учредители ОНФ сделали именно то, что должны были сделать. Серия опросов, проведенных ВЦИОМ с мая 2011 года по июнь 2013 года, показывает три важных и, похоже, взаимосвязанных, тренда.

Во-первых, в общественном мнении сократилась доля тех, кто считает, что ОНФ создавался для того, чтобы усиливать "Единую Россию".

Во-вторых, увеличился удельный вес тех, кто считает, что главная задача ОНФ близка к публично заявленной, что эта организация создана для "улучшения ситуации в стране, для помощи простым людям". Наконец, в-третьих, заметно сократилась доля тех, кто относится к ОНФ отрицательно. Другими словами, отношение к ОНФ в целом улучшалось в той мере, в которой он переставал восприниматься в качестве проекта, связанного с выборами.

Таким образом, роль "непартийной силы", которая доводит до президента необходимую информацию, обеспечивает общественный контроль и обсуждение ключевых проблем, а также выполняет законотворческие функции, - естественная ниша ОНФ в общественном мнении. В этом качестве ОНФ пользуется статусом наибольшего благоприятствования в общественном мнении. Положение "надпартийной силы" (т.е. движения) наилучшим образом соответствует общественному мандату ОНФ.

Главный вывод, который на сегодня можно сделать: Народный фронт выглядит как многопрофильная организация с огромным потенциалом: там много не просто неиспользованных, но и неразгаданных мощностей. ОНФ - это порождающий механизм. В этом качестве он способен производить новые инициативы, практики и организации в любой сфере деятельности, придавать новое качество существующим институтам, сложившимся отношениям, действующим игрокам. Многое говорит о том, что появление необычной организации открывает новую главу российской политики. Она обещает быть интересной.

Власть Позиция Общероссийский народный фронт
Добавьте RG.RU 
в избранные источники