Новости

21.06.2013 11:25
Рубрика: В мире

Новый президент Ирана обманул доверие Запада

Запад приветствовал итоги иранских выборов, на которых победил кандидат, выступавший за нормализацию отношений его страны с внешним миром. Однако вопрос о том, на самом ли деле "либеральный" по иранским меркам Хасан Роухани одержал в первом туре победу, набрав более 50 процентов голосов, или результаты голосования были подтасованы в его пользу, остается. Слишком неожиданной для сторонних наблюдателей оказалась эта победа: стопроцентными фаворитами на выборах считались более влиятельные кандидаты - "консерваторы".

К тому же долгое время находившийся в тени Роухани не только внезапно обошел соперников, но и совершил, как казалось ранее многим экспертам, невозможное - выиграл в первом туре. Но этот "подвиг Геракла" становится объяснимым и логичным, если предположить, что победа Роухани была с самого начала согласована с высшим духовенством Ирана, а потому предопределена. Тогда как сама процедура голосования представляла искусно разыгранный всеми участниками политический спектакль.


Обозреватель "РГ" Евгений Шестаков.

В этом случае избрание Роухани действительно выглядит хорошо продуманным ходом, направленным на смягчение санкций со стороны Запада. Ведь тот, судя по первой реакции, связывает с приходом к власти Роухани возможные изменения в иранской ядерной программе.

Однако куда с большей вероятностью можно говорить о том, что в лице нового иранского лидера мир получил "волка в овечьей шкуре". Уже первая пресс-конференция Роухани продемонстрировала, насколько новый глава государства умеет виртуозно уходить от вопросов и скрывать свои намерения за восточным красноречием. В расцвеченной призывами к примирению и мудрости речи Роухани ничего не прозвучало ни о судьбе политических узников Ирана, ни о свободе СМИ, ни о будущем иранской ядерной программы. Впрочем, пару фраз относительно атомных проектов Тегерана Роухани из себя выдавил. Суть сказанного сводилась к тому, что никаких изменений, на которые так рассчитывает Запад, в ядерной программе не будет.

Зато в конце этой недели стали известны некоторые подробности биографии иранского президента, которые не афишировались в ходе предвыборной кампании. Они проливают свет на истинное лицо человека, которого считают либеральным политиком. Так вот, по данным аргентинской прокуратуры, Роухани входил в состав особого комитета, принимавшего решение о теракте в еврейском центре Буэнос-Айреса в 1994 году. Тогда от взрыва бомбы погибли 85 человек, около 300 получили ранения. В те годы Роухани занимал пост секретаря Высшего совета национальной безопасности, а возглавлял комитет лично аятолла Али Хаменеи. Если посмотреть на список должностей, которые избранный президент Ирана занимал в течение жизни, можно сделать только один вывод: главой государства стал ближайший сподвижник и единомышленник аятоллы Хаменеи, хорошо знающий внутренние пружины иранской политики и обладающий не менее консервативными взглядами, чем его соперники на выборах. Но в отличие от них Роухани умело скрывает свои взгляды за традиционным персидским красноречием.

Зачем же иранскому лидеру понадобилось рядиться в "либеральные одежды"? Объяснение выглядит очевидным - избирательная кампания, где принимали бы участие только официальные "консерваторы" могла вызвать протесты либеральной части общества.

К тому же победа консервативного кандидата означала бы застой среди иранских элит: ведь прежний президент-консерватор Махмуд Ахмадинежад правил 10 лет. В то время как с приходом "либерального" Роухани неизбежно начнется обновление органов власти и, как следствие, снизится напряженность в обществе, ждущего от нового иранского президента перемен. В том числе - в экономике, которая несет значительные потери от наложенных на Иран санкций.

На Западе многие восприняли приход к власти Роухани, как шанс на возобновление конструктивного диалога с Тегераном по ядерной программе. В отличие от бывшего президента Ахмадинежада, шокировавшего общественное мнение Европы и США своими высказываниями по "израильскому" и ядерному вопросам, новый иранский лидер не склонен демонстрировать на публике свои принципы и демонстративно заигрывать с "арабской улицей". Напротив, политика Роухани будет сводиться к тому, чтобы давать собеседникам надежду на перемены. А затем поддерживать эту надежду с помощью совсем малых, порой - крошечных уступок, добиваясь снятия с Ирана экономических санкций. Но при этом - не отступая от генеральной линии, согласованной с высшим духовенством страны.

С приходом Роухани в Иране будет звучать все больше ласкающих уши западных политиков слов о демократии, свободе СМИ и т.п. Но при этом Тегеран продолжит развивать ядерную программу и поддерживать режим Башара Асада в Сирии. Однако станет ли в этом случае Запад вводить новые санкции против президента, столь сладко рассуждающего о правах человека?

Победа на выборах в Иране кандидата, который демонстративно позиционировал себя, как "либерала" - искусная ловушка, подготовленная иранским духовенством для американцев и европейцев. Еще во время предвыборной кампании Роухани демонстрировал международному сообществу, что в случае его победы с ним будет легче договориться, чем с любым кандидатом-консерватором. В итоге Иран вновь выиграл время для реализации своих ядерных амбиций: очевидно, что его предметный диалог с Западом по атомным проектам начнется только после того, как новый глава государства поменяет переговорную команду. А с учетом восточной неспешности на это потребуется немало месяцев.

Какие бы в ближайшее время позитивные сигналы не поступали из Тегерана, цели иранской политики не изменятся. Будучи ближайшим соратником аятоллы Хаменеи, новый иранский лидер никогда не пойдет на серьезные уступки "неверным" по ядерным вопросам. Но в отличие от своего предшественника будет куда искуснее скрывать свои истинные планы за либеральной риторикой.

В мире Ближний Восток Иран Ядерная программа Ирана Мир за неделю