Новости

01.07.2013 01:49
Рубрика: Спорт

Сила Рогге

Президент МОК получил награду от журналистов. Возможно, последнюю
Президент Жак Рогге уходит. Почти 12 лет управлять такой многообразной махиной, как МОК - тяжело. Бельгийский хирург, профессор - ортопед за последнее время даже здорово потерял в весе, однако все бесчисленные обязанности исполняет неукоснительно.

В воскресенье вечером предстояла еще одна. Пусть и протокольная, но очень приятная. Международная Ассоциация спортивной прессы (АИПС) вручала покидающему пост в сентябре Рогге свой почетнейший трофей "Сила спорта".

В чем смысл премии и за что? Если коротко, то за продвижение по всему миру всего того ценного, что дает и еще только может дать большой спорт. Это при Рогге допинг принялись выжигать каленым железом. Это он, поборов консерватизм МОК в конце концов зажег зеленый огонь для молодых спортсменов, запустив в 2010 году Первые юношеские Олимпийские игры. Как было раньше? Люди в 17-18 лет уходили из спорта высших достижений: пусть и талантливым звездочкам было невозможно на равных  бороться с находившимися в самом соку спортивными гладиаторами. А теперь, выиграв пусть юношеское, зато олимпийское золото, они получили шанс переждать, немного повзрослеть с уже завоеванной медалью - признанием на груди и после этого бросаться вдогонку за мировыми гигантами.
Рогге здорово отличается от любимого мною Самаранча, правившего МОКом с июля 1980-го. Тот был проще в общении, более доступен, всегда помнил, что избран в Москве, где трудился послом Испании. Маркиз Хуан-Антонио любил Россию и россиян.

Вчера за час до торжества мы "проигрывали" в лозаннском "Отеле Палас" процедуру вручения Жаку Рогге довольно тяжелой награды, специально изготовляемой знаменитым испанским скульптором Розой Серо для этого случая.

И такие тут нахлынули воспоминания. Ведь я в этом пятизвезднике бывал не раз, приезжая в гости за интервью к Самаранчу. Он жил в апартаментах на пятом этаже, всегда принимал меня за чашкой кофе или чая в присутствии помощников из Эфиопии Феруке Кидане и румынки Анны Иншуст. Сначала спрашивал я, потом маркиз интересовался, как идут спортивные дела в нашей стране - было это до, во время и после перестройки. Хуан-Антонио рекомендовал никогда не забывать, что Россия - спортивная держава и во многом интерес к Олимпиаде держится на ее противостоянии с США. А затем неизменно следовали приветы многочисленным российским друзьям, которые я передавал. Нет, такой степени откровенности с его преемником представить невозможно.

И отель превратился в олимпийца

Однако кое в чем последовательность, преемственность все же прослеживается. Разговорился с многолетним главой общества высококлассных гостиниц мира, директором "Отеля Палас" Жан-Жаком Груэром:

- Самаранч немало для нас сделал, - признался он.

А что конкретно?

Месье Груэр: Он впервые приехал сюда после вашей Московской Олимпиады в 1980 году. И для начала остановился в обычном номере. Затем начал наезжать все чаще, ибо дел в Лозанне становилось все больше, двухместного номера уже не могло хватить. Поселили его на пятом этаже.

Приходилось бывать в этом жилище и мне.

Месье Груэр: И постепенно президент Самаранч там обосновался. Слух о том, что он облюбовал наш отель, разнесся по МОКу. И многие члены его организации последовали примеру маркиза. С годами нас стали именовать олимпийской гостиницей. На многие мероприятия МОК в Лозанне приезжают люди, близкие к олимпийскому движению. И почему бы не остановиться в олимпийском отеле.

Чуть-чуть откровенности от президента

Церемония началась воскресным вечером. Все ждали Рогге. И вот вошел он, трогательно поддерживаемый под локоток президентом АИПС итальянцем Джанни Мерло. Седой, с ниспадающими волосами, настолько худой, что даже элегантный костюм сидел на Рогге как-то не так, как обычно. Зал, переполненный членами МОК разразился аплодисментами. Невольно захотелось запомнить этот выход. Может, и один из последних в ранге президента.

Рогге, нелегко поднявшись на подиум, получил Трофей. Спустился, внимательно глядя под ноги. И зал в искреннем, совсем не подхалимском порыве, встал. Да, тяжело уходить.

Но все же с помощью Джанни Мерло получилось пусть и короткое, но интервью.

Скажите, месье Рогге, как становятся президентами МОК?

Жак Рогге: Ко мне ли этот вопрос? Сначала я изучил спорт изнутри. В детстве увидел матч сборной Бельгии по регби. Вот, между прочим, в чем сила средств информации. ТВ, газеты, рассказывая о состязаниях, невольно зовут молодых на стадионы. И я пошел. Потом увлекся парусом и плавал под бельгийским флагом. Но регби - первая любовь, понимаете?

Конечно. Говорят, вы были жестким игроком.

Жак Рогге: Но без жесткости тут нельзя. Знаете, в чем отличие регби от футбола? Футбол - игра хулиганов, в которую играют джентльмены. А регби - игра джентльменов, в которую играют хулиганы.

А как произошло ваше знакомство с Международным олимпийским комитетом?

Жак Рогге: Вы попали в точку - в Москве, да, в вашей Москве, куда я приехал на непростую Олимпиаду в 1980-м руководителем бельгийской команды. В олимпийской деревне увидел немолодого, довольно грузного человека, окруженного целой толпой, послушно за ним следовавшего. И спросил своего спутника: "А кто это"? И получил ответ: "Ты что, Жак. Это же лорд Килланин, президент МОК". Вот знакомство и состоялось.

Наводящий вопрос, без которого не обойтись. Как вы относитесь к прессе?

Жак Рогге: С глубочайшим уважением. Пусть молодые журналисты воспримут мой ответ с пониманием и не сочтут меня консерватором. Я наладил приличные отношения с компьютером. Но первым делом уже сколько десятилетий беру в руки спортивную газету. Она - моя библия, спортивная. Эта связь с газетой, которую держу в руках, как связь со спортом, вот он со мной навсегда. И эту награду международной прессы "Сила спорта" я получил с гордостью. Я и работу свою президента МОК выполняю с большой гордостью.

Уходя из зала сразу после торжества, Жак Рогге тихонько прикоснулся к моему плечу. Мне стало приятно. Помнит.

Кто еще в лауреатах

Трофей "Сила спорта" получит и моя добрая знакомая американка Донна де Варона. В 13 лет она завоевала первое олимпийское золото в составе эстафетной плавательной сборной на Ирах-60 в Риме, а через четыре года в Токио-64, установив до этого 18 мировых рекордов, 17-летняя Донна взяла еще два золота.

В 18 молодая красавица установила новый рекорд. Подписала контракт со знаменитой телекомпаний США, став первой в истории женщиной - спортивным комментатором высочайшего класса. Вела репортажи с 19 Олимпийских игр. Когда накануне Московской Олимпиады-80 президент Картер объявил нам бойкот, де Варона, рискуя карьерой, боролась против этого решения. А еще она сражалась за равные рабочие права для женщин. Вот уже несколько лет я имею честь работать с ней в Международном Комитете Фэйр - Плей. Словом, тяжеленная и уникальная статуэтка гимнастки попала в надежные и крепкие руки.

И, наконец, третий лауреат "Силы спорта" - знаменитый стайер из Эфиопии Хайле Гебреесилассе, который для краткости и удобства позволяет именовать себя просто Геб. Он двукратный чемпион Олимпийских игр и четырехкратный - мира, автор стольких мировых рекордов на длинных дистанциях, что даже статистики сбились со счета.

В свои 40 Геб занят благороднейшим делом. Бог дал ему талант, возможность заработать. Но почти все честным бегом вырученное эфиопец тратит на помощь беднякам. Их в его стране - множество, как и неизлечимо больных. Их участь и облегчает фонд Гебреесилассе. Мечта Геба - искоренить лет через десять бедность в стране отдает наивностью Томаса Мора и Компанеллы вместе взятых. Но попытки, предпринимаемые всемирно прославленным бегуном, приносят определенные плоды. Вчера я поднимался по суперкрутому подъему к "Отелю Палас", останавливался, чтобы перевести дыхание. А Геб преодолевает в своей бедной Эфиопии подъемы еще покруче. Может, ему будет теперь полегче, ведь теперь с эфиопцем "Сила спорта".

А вы вот так сыграть смогли бы?

Еще три приза АИПС вручает за типичные поступки "Фэйр Плей". Их свершившие в принципе не являются такими уж великими спортсменами. И, если позволите, начну с футбольного тренера итальянского клуба "Генуи" Давиде Баллардини. Во время матча с "Ромой" ее нападающий Освальдо остался лежать у чужих ворот. Игра же переместилась к штрафной "Ромы", где назревала острая атака. Игроки "Ромы" умоляли судью остановить игру, но тот, убежавший вперед, не видел корчившегося от боли Освадьдо. И тогда на поле выбежал Баллардини, потребовав помочь чужому форварду. Поступок Фэйр Плей? Конечно. Но в Италии он вызвал такую реакцию не у всех. Игру-то судья остановил, но тренера наказал удалением, да еще и дисквалификацией на один матч. Мы же вручили 48-летнему Давиде награду Фэйр Плей от имени журналистов.

Другой приз Фэйр Плей я вручил испанскому бегуну Ивану Фернандесу Анайя. Возглавлявший цепочку бегунов кениец  Абел Мутай, бронзовый призер Игр-2012, вдруг остановился за 10 метров до финиша. Ему показалось, что уже пересек финишную черту. Бежавший за ним испанец, у которого были все шансы выиграть кросс, подхватил ничего не понимавшего соперника и буквально вытолкал его первым за финишную линию. Иван Фернандес не говорит ни на одном языке кроме родного, испанского. Но тут все было понятно: есть же еще и язык спорта.

И напоследок о 17-летней американке Меган Вогель. На дистанции 3200 метров ее конкурентка упала в метрах от финиша. И Вогель, подхватив соперницу, на руках втащила ее за финишную черту.

Мы сетуем, что молодежь нынче не та. Что благородству в спорте, где бьются за деньги, нет места. Но есть же! Находится! И, быть может, нам, россиянам, стоит оглянуться вокруг, найти своих спортсменов, совершивших благородные поступки, сообщить о них в российский комитет Фэйр Плей. И вполне вероятно, что в следующий раз за призами в олимпийскую столицу Лозанну отправятся именно они.

Спорт Спортивная жизнь Спортивные организации МОК
Добавьте RG.RU 
в избранные источники