Новости

04.07.2013 00:17
Рубрика: Культура

Революции не дождетесь

Новый директор Марина Лошак - о том, что ждет ГМИИ имени Пушкина
10 июля Марина Девовна Лошак приступит к обязанностям директора ГМИИ им. А.С. Пушкина. Куратор, чьи выставки в Московском центре искусств на Неглинной и в галерее "ПРОУН" известны соединением предметов народного искусства, произведений русского авангарда и современного искусства, она за последний год развернула энергичную работу как арт-директор МВО "Манеж". Первого июля ее представили коллективу ГМИИ им. А.С. Пушкина как нового директора. О своем "проекте утверждения нового" в музее, отметившем столетие, Марина Лошак рассказала "Российской газете".

Это правда, что вы получили предложение стать директором ГМИИ на Венецианской биеннале?

Марина Лошак: Нет, совсем не так. Просто когда я приземлилась в Венеции, мне позвонила Ирина Александровна и сказала, что нам нужно встретиться и поговорить на важную тему. Приехав с биеннале, я нашла ее, и у нас состоялся этот разговор. То есть это было где-то месяц назад.

Вы давно друг друга знаете?

Марина Лошак: Да, очень давно. Еще в то время, когда я работала на Неглинке в Московском Центре искусств, я просила на выставки работы из ГМИИ им. А.С.Пушкина. Мы прекрасно общались с Ириной Александровной. Я знакома со многими сотрудниками музея. Я постоянный посетитель "Декабрьских вечеров", которые обожаю. Так что у нас с Ириной Александровной длительные хорошие светские отношения.

Был разговор о распределении обязанностей между президентом музея и его директором?

Марина Лошак: Нет, не было. Во многих наших музеях есть и действующий директор, и президент. Это почетная должность. Предполагается, что президент благодаря своему опыту может давать серьезные рекомендательные советы и способствовать тому, чтобы дела шли в правильном русле.

Условно говоря, это советник? Решения принимает директор?

Марина Лошак: Все решения должен принимать директор, вся ответственность на директоре, и право подписи у директора.

Колебания были, принять предложение или нет?

Марина Лошак: Да, были. Я не сразу приняла его.

А что останавливало?

Марина Лошак: Останавливало многое. В частности, я была довольна и счастлива тем, чем я занимаюсь. Мне работа в музейно-выставочном объединении "Манеж" очень интересна. Много обязательств есть перед людьми, которых я привлекла. Много проектов запланировано... Грустно бросать все на полпути. Надеюсь, проекты будут сделаны уже без меня. Кроме того, тут я чувствовала поддержку и Сергея Капкова, и Екатерины Проничевой, и всех, кто работает в Москве в департаменте культуры.

Окунуться в совершенно незнакомую для меня среду, прийти в другой мир - это довольно тревожно. И хотя в Манеже ответственности было немало, но тут я беру на себя просто огромный груз ответственности, связанный с будущим музея, со строительством нового здания, с необходимыми переменами внутри... Очень много надо сделать... А не просто курировать и придумывать выставки, что я так люблю.

Какие точки роста будущего музея для вас важны?

Марина Лошак: Строительство - это масштабнейшая история. Собственно, самое важное, поскольку с этим связана концепция развития музея.

Насколько я понимаю, есть серьезные проблемы с проектом музейного квартала...

Марина Лошак: И с проектом наверняка. У нас всегда проблемы с проектами, которые предлагают знаменитые западные архитекторы. Адаптация нам не очень удается. Единственный положительный опыт, надеюсь, будет с Политехническим музеем. Что касается ГМИИ им. А.С. Пушкина, то очень важно тут "на берегу" понять многие вещи и заранее сформулировать правильно. Это очень важно. Потратить огромные деньги порядка миллиарда рублей, вложить столько усилий и получить несовременное провинциальное пространство совершенно не хочется.

Опыт строительства у вас есть?

Марина Лошак: У меня нет опыта строительства. Надеюсь, не я буду строить. Надеюсь, буду заниматься техническими заданиями, а потом принимать работу, обсуждая все со всеми.

Но строительство - впереди. А с чего начинать будете?

Марина Лошак: Необходимы шаги в сторону современного развития музея, связанные с современной навигацией в музее, с информационным пространством внутри и вне его стен. Сайты, блоги, информационная работа в Сети, - это современное лицо организации, обращенное к публике. За это можно быстро взяться - это задача более простая по сравнению со стройкой.

Для вас современность музея связана прежде всего с информационным полем?

Марина Лошак: Современность музея связана с подходом к зрителю прежде всего. Взгляд современного человека на мир изменился, у нас появились другие навыки и потребности. Есть какие-то базовые вещи. Идеальный свет, который в наших музеях далеко не идеален, экспозиционный дизайн, фирменный стиль, модный шрифт. Есть способы комментирования произведений, которые связаны с новыми технологиями.

Наконец, внутренний подход к теме также определяется новым взглядом на человека. Не зря мы ездим по миру и видим, как выставки устроены. Когда мы говорим: "Это умная выставка", - имеем в виду, что работа куратора, может быть, незаметная для зрителя, заставляет думать, предлагает интересные сопоставления... Словом, авторский взгляд - это всегда самое интересное. Все это в целом и составляет картину современного музея. Мне кажется, что есть над чем работать в этом направлении.

Когда вас представили коллективу, вы сказали, что революций не будет, а будет традиционное развитие... Так будут изменения или нет?

Марина Лошак: Нет, изменения будут. Просто развитие - это не революция. Это очень важно понимать. Революция - это разрушение. Я вообще против любых революций. Категорически. Я считаю, что любая революция не благо. Благо - динамичное развитие. Добиться его иногда сложнее, чем революцию сделать. Революция очень эффектна. Ты как бы совершаешь резкие популистские жесты, которые превращают тебя в прогрессивного человека, а затем на разрушенном до основанья старом мире должен построить что-то новое. Но это хорошо только в том случае, если ты имеешь дело с бессмысленным, ничтожным, никому не нужным миром. Но в случае с Музеем изобразительных искусств мы имеем дело с великой традицией, которой многим обязаны. Это правда. Движение, обновление - стопроцентно необходимы. Я за то, чтобы, используя позитивный опыт, заниматься обновлением.

"Университетский ген" - любимое определение Ирины Александровны Антоновой традиций ГМИИ им. А.С.Пушкина. Вы оканчивали Одесский университет, отделение классической филологии. Знаете греческий и латынь?

Марина Лошак: В общем, да. Это правда... Но что касается "университетского гена" - это больше чем отсылки к классической древности и учебному музею слепков. "Университетский ген" - это ген либерализма прежде всего. Неторопливости, спокойствия. Достоинства. Если угодно - "ген интеллигентности".

Тогда уж ген просветительства...

Марина Лошак: Либерализм связан с просветительством. В большой степени суть либерализма - просветительство и толерантность. Эта особенность Пушкинского музея четко прослеживается в его истории. Несколько поколений людей выросли, узнавая именно благодаря этому музею, каков диапазон возможностей художника в мире, какие шаги делает искусство... Первая выставка Пикассо, выставки "Москва-Париж" и "Москва-Берлин" были здесь. Они стали возможны благодаря политике музея.

Человек с классическим филологическим образованием, выросший из университетского кабинета классических древностей, приходит в музей - красивый сюжет. А как филологи, ориентированные на древние языки, приходят к авангарду?

Марина Лошак: С тех пор как я получила это образование, честно говоря, столько уже изменилось. Но моя первая настоящая работа была связана с музеем литературным. Я делала в Одессе литературный музей и была одним из авторов его концепции и экспозиции.

Музей только создавался?

Марина Лошак: Он делался абсолютно с нуля. Без единого экспоната. На протяжении пяти лет мы собирали то, что потом стало музеем.

Это было сразу после университета?

Марина Лошак: Еще во время учебы. Это был невероятный опыт, который помог осознать себя. Понять, что мне интересна не только литература, но и пространство экспозиции, выставки. Раньше эту профессию называли словом "экспозиционер". Мне это удавалось и всегда было интересно.

Вообще для меня форма - страшно важная история. Иногда даже слишком важная. Я предпочту сидеть на красивом, пусть неудобном стуле, чем на удобном, но некрасивом. Это заложено внутри меня. Так же, как отношение к слову, как к чему-то чрезвычайно важному. Как скажешь, как сформулируешь для себя самого, как назовешь - от этого зависит, что получится.

Как вы яхту назовете, так и она поплывет...

Марина Лошак: Абсолютно. Пока ты произносишь, уже что-то происходит. Поэтому я стараюсь быть внимательной к словам. Особенно сейчас.

А увлечение наивным и народным искусством тоже в Одессе появилось?

Марина Лошак: Нет, это уже в Москве, в конце 90-х, когда я впервые увидела эти предметы и полюбила их. Стала очень интересоваться, собирать. Делала на Неглинке выставки из коллекции Русского музея, связанные с традиционным искусством... Мне кажется, что тогда нам удалось не просто показать прялку или лукошки, люльки или вышивки (в музеях экспозиции, связанные с народным искусством, обычно довольно скучные), а сделать это образно. Потом в галерее "ПРОУН" была выставка "Вход - выход", посвященная истории дверей. Все это чудесно соединяется с русским авангардом. Они прекрасно соседствуют, дополняют друг друга. Народное искусство многое объясняет в истории русского авангарда. В общем, я по-прежнему нежно привязана к этим вещам и живу в них.

Живете в них?

Марина Лошак: Да. Я ими пользуюсь. Я сижу на этих деревянных стульях, ем из этой деревенской посуды. Это просто часть моей жизни. Не уверена, что это коллекционирование в чистом виде.

Насколько отношения с коллекционерами будут для вас важны в новой должности?

Марина Лошак: Нет музея без коллекционера. Не бывает. Музей на самом деле от больших коллекционеров очень зависит. Коллекционер формирует собрание благодаря своей страсти, вкусу, свободе от всего. Прихоти, наконец. Он свободен. Музей очень регламентирован. Музей - конечная точка прибытия произведения искусства. Он резюмирует, что удалось сделать на определенном этапе. Но лучшие музеи существуют благодаря подвигу коллекционеров и их жизни. Пушкинский музей в том числе.

Один миллиард на строительство новых музейных зданий - серьезная сумма. Но речь же рано или поздно зайдет о развитии коллекции. Видите ли вы пути ее приращения?

Марина Лошак: В музейной коллекции много лакун, которые нужно заполнять. Нужно понять, каковы приоритеты, что возможно сделать. Нужно очень осмысленно к этому относиться. И стараться в этом направлении идти. Я считаю, что это нужно делать за счет привлеченных средств. Пытаться сформировать такой круг попечителей, расширяя его, которые заинтересованы в том, чтобы эти приобретения были.

Как бы вы сформулировали свои главные задачи ?

Марина Лошак: Развитие, движение музея в ногу со временем. Мне бы хотелось, чтобы сотрудники музея чувствовали себя свободными, чтобы они получали приличные зарплаты. Чтобы люди могли на них жить. От этого очень много зависит - насколько человек внутренне свободен, каково у него настроение, как он себя чувствует. Обычные рабочие задачи. И шаг за шагом их нужно решать.

Трудно оставаться женщиной и нести груз тяжелой ответственности?

Марина Лошак: Мне кажется, если ты женщина по сути, невозможно ею не остаться. Куда это денется?

И любовь к красивым вещам, винтажным в том числе?

Марина Лошак: Есть люди, которые к этому равнодушны. А я, например, нуждаюсь во всяких поощрениях в этом смысле. Я люблю историю, связанную со старыми вещами. Охотно в них хожу. Считаю, что это артистично, приятно, красиво. Я отношусь к этому как к... артистическому самовыражению.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке