Новости

08.07.2013 00:36
Рубрика: В мире

Блицкриг не получился

Наш специальный корреспондент передает из Каира
События, потрясшие Египет в последние дни, сильно поколебали уверенность в том, что с активным вмешательством военных в политическую жизнь страна обретет стабильность. Сторонники свергнутого президента Мухаммеда Мурси явно не собираются так просто соглашаться с неконституционной сменой власти. По всему Египту прокатилась мощная волна протестных выступлений, и, увы, снова не обошлось без крови. По разным оценкам, только в пятницу погибли более тридцати человек, а раненые исчисляются многими сотнями.

Корреспондент "РГ" стал невольным свидетелем тех трагедий, которые произошли в столице.

Поначалу казалось, что военные, согласившись убрать со сцены Мурси, предусмотрели все. Части спецназа мгновенно блокировали те места, где собирались сторонники президента. Сам он без лишнего шума был изолирован, а затем спрятан на одной из баз - предположительно принадлежащей президентской гвардии. Моментально закрыли несколько происламских телеканалов, арестовали наиболее одиозных деятелей "Братьев-мусульман", а оставшимся на свободе "перекрыли кислород". Однако блицкриг не получился, и виной тому тот самый электорат, который голосовал за Мурси и теперь считает себя обманутым. Если до свержения президента его почитатели собирались тысячными толпами, то теперь они мобилизуют миллионы. Сам видел в минувшую пятницу такую массу людей на подступах к клубу президентской гвардии, где, по слухам, удерживают свергнутого главу государства.

И хотя с трибун там звучали призывы не прибегать к насилию, а протестовать мирно, атмосфера накалялась с каждой минутой, и в воздухе явственно чувствовался запах серы.

У мечети Рабия аль-Адавиа я встретил своего старого знакомого Ахмеда Субийя, советника руководства Партии свободы и справедливости, одного из спикеров движения "Братья-мусульмане" (интервью с ним было опубликовано в "РГ" в январе. Полгода назад он говорил, что станет членом парламента и вместе с соратниками построит новый Египет, теперь от былой уверенности не осталось и следа, передо мной стоял растерянный человек с тревогой в глазах).

Он опроверг сообщения некоторых СМИ о том, что арестованы триста самых активных сторонников Мурси. "Пока точно известно о том, что в тюрьме находятся четверо, а еще на тридцать пять человек выписаны ордера", - сказал спикер.

- Какие обвинения им могут предъявить?

- Дискриминация судебной системы, провокационные действия в отношении оппонентов, вызвавшие гибель людей, - пока говорят об этом, а что придумают еще, не знаю.

- Вы тут стоите день и ночь уже которые сутки. А что если армия пойдет на штурм?

- Будем стоять до тех пор, пока наши товарищи находятся в тюрьме. Это исключительно мирный протест, и он останется таким, даже если против нас пойдут танки.

Однако "исключительно мирный протест" на моих глазах явно перерастал в нечто иное. Эти люди - бородатые мужчины и покрытые паранджами женщины, молодые, вполне современные юноши и девушки, даже дети малые - посылали проклятья боевым вертолетам, которые, точно хищники, кружили над толпой. В миллион глоток требовали немедленно освободить Мурси и вернуть ему полномочия. Призывая себе в помощь Аллаха, грозились карами небесными военным. Было ясно, что столь агрессивная энергия этой гигантской толпы не может не выплеснутся на город.

Так оно и случилось.

Хотя по иронии судьбы в центре Каира в тот вечер опять готовились праздновать. Над Тахриром, как и день назад, пролетели парадным строем эскадрильи боевых самолетов, затем появились вертолеты с огромными флагами под фюзеляжами. К площади стекались радостно-возбужденные революционеры.

Вернувшись из районов восточного Каира, после встреч с исламистами, я вышел из своего отеля, расположенного рядом с площадью Тахрир, чтобы проводить до метро знакомого египтянина. Но мы не прошли пятидесяти метров, как увидели мчащуюся на нас толпу молодых людей, услышали крики и выстрелы. Моего приятеля как ветром сдуло, а я замешкался и спустя минуту оказался между двух огней: сверху, с дорожной эстакады, летела другая толпа - как потом выяснилось исламистов, - а сзади их пытались сдержать защитники Тахрира. Первые использовали огнестрел, вторые отбивались камнями.

Когда мимо меня потащили раненых и убитых, стало ясно, что пора сматываться. Я еще сделал пару попыток посмотреть на это вблизи и запечатлеть происходящее на фотоаппарат, но, возможно, на мое счастье в "Никоне" кончился заряд батареи да и пули цокали по стенам и асфальту совсем рядом, поэтому все дальнейшее пришлось наблюдать с балкона своего отеля. Побоище происходило прямо под его стенами и продолжалось никак не меньше трех часов.

Нет, это не была рядовая стычка молодых людей. Такого яростного противостояния я не видел давно. Юные сторонники "Братьев-мусульман" числом в пять-шесть сотен пытались прорваться к площади, иногда подходя к ней вплотную, по соседству со знаменитым Каирским национальным музеем. Когда защитники опомнились и к ним на помощь поспешили рядовые зеваки, то они достали фейерверки, припасенные на этот праздничный вечер, и теперь пустили их в дело. Представляете, какой салют загремел теперь в самом центре Каира, рядом с гробницами фараонов! Пиротехникой - по людям! Прямо в упор, огнем на огонь. И продолжалось это безобразие несколько часов - при полном отсутствии армии и полиции. То есть армия была представлена вертолетами, которые кружили в ночном небе, однако они осуществляли скорее наблюдательные функции.

И это - одна из загадок новой египетской революции. У меня создалось такое впечатление, что армия и полиция либо испытывают синдром 2011 года, когда силовиков обвинили в непропорциональном использовании силы против революционеров, требовавших отставки Мубарака, либо тут другое: они пока сознательно остаются в стороне, чтобы потом, воспользовавшись кровопролитием, разом и туго закрутить гайки. Во всяком случае, в некоторых городах на севере Синайского полуострова уже введены меры чрезвычайного положения, в основном это касается северной части, где джихадисты и исламисты предприняли ряд вооруженных атак против армейских баз. Скорее всего, комендантский час скоро будет введен и в Каире.

А ведь достаточно было пустить на эту вооруженную шпану пару водометов или забросать их гранатами со слезоточивым газом и все, разбежались бы... Но нет, только стойкость защитников Тахрира и пришедших им на подмогу горожан смогли остановить неожиданную атаку просочившихся в центр боевиков. На многоуровневой развязке, ставшей главной ареной битвы, горели автомобили, по асфальту текла кровь, а силовики так и не появились. Лишь кареты "скорой помощи", активно развозившие раненых по госпиталям, свидетельствовали о каком-то присутствии государства.

Ясно, что это была не последняя попытка сторонников свергнутого президента вернуться если не к ситуации до 3 июля, то хотя бы выторговать себе таким образом какие-то гарантии на будущее. Как пойдет дальше - посмотрим.

И в заключении - о том, что посоветовать тем, кто собирался отправиться сам или отправить своих родных на курорты Красного моря. Я сам большой любитель этих мест, но в данной ситуации все же поостерегся бы от подобных шагов. Волнения, увы, происходили и в Хургаде и в Шарм-эш-Шейхе, хотя там они не носили пока такого ожесточенного характера.

Разумеется, нечего и думать сейчас о посещении Каира, Александрии, Суэца, других крупных городов. В российском посольстве меня заверили в том, что до сих пор никаких ЧП с нашими отдыхающими не было. Но береженого, как известно, Бог бережет.

- В Каире мы принимали в день до ста автобусов с российскими туристами, - сказал мне глава египетского представительства крупной международной турфирмы "Тез-тур" Эхаб Вахдад. - С 28 июня - ни одного. Да и на курортах Красного моря турпоток сразу упал процентов на пятнадцать, а, если иметь в виду западных туристов, то еще больше. Боюсь, что и осень для туриндустрии потеряна, ведь именно сейчас заключаются контракты на аренду отелей, на чартерные перевозки.

Компетентно

Видный египетский политолог, заместитель директора Центра политических и стратегических исследований доктор Абд эль Алеем Мохаммед ответил на вопросы корреспондента "РГ".

- Революция "3 июля" это продолжение революции "25 января", которая тогда не решила всех поставленных задач, - считает доктор Мохаммед. - И прежде всего не улучшила жизнь подавляющего большинства людей. И это реакция на грубые ошибки, допущенные Мурси. Он окружил себя исключительно своими сторонниками, тем самым потеряв всякую связь с народом. Он испортил отношения с большинством соседних стран и чуть ли не объявил войну Сирии - государству, с которым у нас исторически всегда были братские отношения. А самая главная его ошибка состоит в том, что президент расколол наш народ.

Сначала он поделил египтян на "Братьев-мусульман" и всех остальных. Затем на "братьев", мусульман и христиан, хотя прежде никогда у нас такого деления не было. Но и это не все: мусульман он поделил на шиитов и суннитов, что привело к всплеску насилия и гибели наших граждан, исповедующих шиизм.

Бывшего президента обвиняют в том, что он не решил экономических проблем. Но ведь он, кажется, делал все, чтобы не ущемить интересы бедных слоев: не поднимал цены и не увеличивал налоги, хотя ситуация явно требовала принятия таких непопулярных мер...

Абд эль Алеем Мохаммед: Если бы он показал народу частный и твердый курс, даже связанный с тем, что надо туго затянуть пояса, его бы поняли и пошли за ним. Но вместо этого он занимался политиканством.

Некоторые считают случившееся 3 июля военным переворотом...

Абд эль Алеем Мохаммед: Нет, это не так. Армия услышала зов большей части народа и пришла ему на помощь. Я убежден в том, что и министр обороны Абдель Фаттах ас-Сиси, и его генералы не захотят вмешиваться в политику, уйдут в тень, когда ситуация будет стабилизирована. Военный переворот не объявляют заранее, а министр, как вы помните, дал прежней власти сорок восемь часов - на то, чтобы она проявила благоразумие.

Однако согласитесь, что далеко не все египтяне в восторге от того, что произошло. Страна расколота, и не приведет ли это к полномасштабной гражданской войне?

Абд эль Алеем Мохаммед: Я хорошо знаю наших военных. Они вступили в дело только тогда, когда хорошо отмониторили ситуацию, убедились в том, что оппозиция численно намного превосходит сторонников Мурси. И теперь именно вооруженные силы являются единственным гарантом нашей стабильности, другого нет.

Как вы думаете, изменится ли отношение нового руководства Египта к тому, что происходит в Сирии?

Абд эль Алеем Мохаммед: Безусловно. Наше будущее правительство не станет прибегать к воинственной риторике, а будет искать выход из этой ситуации путем диалога в том числе с президентом Асадом, активнее используя миротворческие возможности Лиги арабских государств. В отношении Сирии вообще многое может поменяться: Турция заняла более взвешенную позицию, в Катаре к власти пришел человек, который не очень жалует "братьев-мусульман".

Мне показался чрезмерным испуг американцев, которые практически свернули в эти дни свою дипмиссию в Каире. А вам?

Абд эль Алеем Мохаммед: Американцы неверно оценили обстановку, преувеличили опасность. Похоже, они очень далеки от наших реалий, от понимания сути происходящего. У них одно на уме - собственные интересы в регионе и интересы Израиля. Им Мурси стал хорош, когда он выступил посредником в переговорах с ХАМАС и когда палестинцы пообещали больше не обстреливать евреев ракетами. Они сознательно сделали ставку на "братьев", решив, что это хорошо организованная сила, которую можно будет использовать в своих интересах.

И нашему президенту тоже захотелось угодить американцам: едва они призвали активнее поддерживать сирийскую вооруженную оппозицию, он тут же созвал свой кабинет и принял решение разорвать с Дамаском дипотношения.

Что теперь может грозить бывшему главе египетского государства? Суд? Тюремное заключение? Высылка из страны? Если считается, что он натворил зла больше, чем Мубарак, то...

Абд эль Алеем Мохаммед: Я бы не очень хотел делать такие прогнозы. Лично я не считаю, что человека надо судить за допущенные им ошибки, но улица требует суда, это правда. Его могут обвинить в разжигании розни между гражданами Египта. В том, что во время революции "25 января" он с помощью палестинцев из ХАМАС освободил из тюрем своих соратников, отбывавших сроки за реальные преступления. Ему также могут вспомнить то, что за минувший год в ходе мирных демонстраций протеста погибли более ста человек. И вы правы, если не судить Мурси, тогда надо немедленно оправдать и Мубарака.

Кто, по вашему мнению, смог бы сейчас встать во главе египетского государства?

Абд эль Алеем Мохаммед: На этот вопрос трудно ответить. Ведь важно не то, что кто-то хочет стать президентом и имеет на это шансы, а то, сможет ли человек решить все накопившиеся проблемы. Денег в казне нет, общество расколото, инвесторы не будут иметь дел с Египтом, пока не наступит стабильность, ну и так далее, вы сами все видите. Станет ли президентом аль-Барадеи? Все возможно... Но выборы вряд ли состоятся раньше чем через год, поэтому загадывать, повторяю, сложно.

В мире Африка Египет Спецкомандировка с Владимиром Снегиревым Ситуация в Египте
Добавьте RG.RU 
в избранные источники