Новости

09.07.2013 00:45
Рубрика: Экономика

На одном языке

В Москве прошел второй саммит Форума стран - экспортеров газа (ФСЭГ) - крупнейшего глобального отраслевого объединения, "газовой ОПЕК", как иногда называют организацию. Однако директор департамента международного сотрудничества Министерства энергетики РФ Илья Галкин уверен, что у ФСЭГ собственный, причем очень стремительный, путь развития и прямые аналогии с ОПЕК проводить не стоит. О перспективах развития форума он рассказал в интервью "Российской бизнес-газете".

- Какие задачи стояли перед российской стороной перед саммитом и как можно оценить его итоги?

- Мировой газовый рынок трансформируется. Это связано и с экономическим развитием, и с технологическими прорывами. В этих условиях Россия заинтересована в едином выражении позиции ключевых производителей и поставщиков газа. По итогам саммита нам удалось прийти к пониманию проблем газовых рынков: представители всех стран-участников и международных энергетических организаций, приглашенных на саммит, обозначали одни и те же проблемы.

- Вы говорите в первую очередь о потенциале увеличения спроса на газовых рынках?

- Все участники согласились с тем, что в ближайшей перспективе газ станет играть одну из ключевых ролей в мировой экономике, ведь кроме энергетического использования газа, развивается газохимия, расширяются возможности использования газа в транспортной сфере - причем не только в качестве газомоторного топлива для легковых автомобилей; уже сейчас существуют коммерчески применимые технологии по использованию СПГ для тяжелых грузовиков, железнодорожного транспорта, морских и речных судов. Даже наработки по использованию газа в качестве самолетного топлива. Важно отметить и экологическую привлекательность использования природного газа, то есть сокращение выбросов в атмосферу CO2 и других парниковых газов.

- Эти технологии требуют серьезных вложений в инфраструктуру, привлекательно ли это для производителей газа?

- Более того, это длительные инвестиции, с долгим сроком окупаемости, поэтому в рамках ФСЭГ сложилось четкое понимание того, что реализация таких проектов, наряду с проектами по добыче газа, возможна только на основе долгосрочных контрактов на поставку газа.

- Еще одна тема, периодически обсуждаемая применительно к газовому рынку, - формула ценообразования. Удалось ли сформировать консолидированную позицию в этом вопросе?

- В итоговой декларации саммита указаны положения о нефтяной индексации и о стабильности рынков. При этом, по мнению участников саммита, угроза стабильности газового рынка может исходить в первую очередь от стран-импортеров, когда какой-то сектор газового рынка выводится из-под действия рыночных законов.

- Как, например, в ситуации с Третьим энергопакетом Евросоюза?

- Да, но это происходит не только в Европе. В Японии пытаются создать ценовой маркер на основе цен внутренней биржи, хотя сами японцы газ, как известно, не добывают. Предпринимаются попытки привязать цену на азиатских площадках к цене Henry Hub - локального рынка газа в США. Исторически на мировых сырьевых биржах формируются цены на продукты, которые, грубо говоря, там же и добываются. Ведь не случайно на Лондонской бирже торгуется марка нефти Brent, добываемая в Северном море, а на Нью-Йоркской - техасский сорт WTI. Односторонние внерыночные меры потребителей могут вести к дестабилизации газовых рынков.

- В итоговой декларации Московского саммита как раз указан пункт о координации действий по защите интересов стран - экспортеров газа, включая взаимодействие с регуляторными органами стран -потребителей газа. Каким образом будет осуществляться такая координация?

- Страны - производители газа будут вырабатывать единую позицию к диалогу с регулирующими органами стран-потребителей.

- То есть, допустим, Россия и Алжир - два серьезных поставщика газа на европейский рынок. Можно ли сказать, что механизм взаимодействия будет направлен на избежание односторонних уступок по отношению к потребителям газа?

- По всей видимости, мы к этому придем. Речь идет именно о действиях в рамках единых подходов. То есть нельзя будет оказывать давление на производителей аргументами вроде "русские уже согласились". Должно возникнуть общее понимание проблем в процессе обмена информацией. Это позволит выработать единые позиции к принятию решений по взаимоотношениям с регуляторами.

- ФСЭГ часто ассоциируют с нефтяной организацией ОПЕК, в частности рассматривая возможность создания газового картеля. Существует ли сегодня перспектива того, что решения, принимаемые в рамках ФСЭГ, будут юридически обязывающими для государств-участников?

- С юридической точки зрения механизма принятия решений, обязывающих кого-либо к чему-либо, в рамках ФСЭГ не существует. И картель на базе организации не создается. Изначально форум создавался именно как площадка для обмена мнениями, формирования общего видения ситуации на рынках и, конечно, исследовательской работы.

- Аналитики всего мира непрерывно ведут исследования рынков. В чем необходимость исследовательской работы в рамках ФСЭГ и какие проекты и направления представляются приоритетными?

- Внутри ФСЭГ работают департаменты исследования и моделирования. Создается математическая модель прогнозирования газовых рынков. Это будет первая газовая модель, основанная на внутренней информации по добыче и по долгосрочным контрактным обязательствам стран-производителей. Сейчас прогнозный математический аппарат глобального масштаба в основном сконцентрирован в исследовательских структурах стран-потребителей. Они считают исходя из того, какой объем энергоресурсов им нужен и по какой цене. Мы же будем исходить из возможностей по поставкам и прогноза спроса, на основании чего будут выстроены производственные и торговые планы, определены транспортные издержки. Это позволит спрогнозировать цену на основании самого полного объема исходных данных. Такой анализ будет способствовать улучшению координации между странами-производителями. До конца года мы рассчитываем запустить модель в эксплуатацию.

Экономика Отрасли Нефть и газ Правительство Минэнерго