Новости

09.07.2013 00:45
Рубрика: Экономика

Преодолеть дисбаланс

На одном из недавних мероприятий Игорь Агамирзян, генеральный директор РВК, отметил, что российский венчурный рынок, будучи вполне развитым, обладает рядом диспропорций. Первая из них состоит в том, что 70% инвестиций идет в ИТ-проекты, причем не в новые разработки ("серьезные ИТ"), а проекты, связанные с электронной коммерцией. Вторая обусловлена повышенным интересом инвесторов к "копипастам" - бизнесам, построенным по образцу успешных западных моделей.

Алексей Соловьев, управляющий директор Prostor Capital

Такие проекты перспективны с точки зрения возврата вложенных средств и прибыли, но не могут стать прорывными. Третья связана с неравномерным интересом инвесторов к разным этапам развития бизнеса: половина всех инвестиций идет в проекты поздних стадий.

Насколько сложившийся дисбаланс критичен для рынка? Можно и нужно ли исправлять сложившуюся ситуацию? Если критерием серьезности считать деньги, то такие сегменты, как электронная коммерция, интернет-реклама и т. д., являются более чем серьезными, а в некоторых случаях даже гиперсерьезным (с инвестициями в "туристический онлайн", например, у нас явный перебор). Причем "серьезность" этих сегментов поддерживается не только их текущим размером, но и объективными трендами: увеличением скорости передачи и обработки данных, растущими показателями проникновения Интернета, повышением популярности мобильных устройств, в конце концов, перетоком всего (товаров, услуг, денег) из офлайна в онлайн. Все эти показатели - как красная кнопка для инвесторов, которая сигналит: беги сюда.

Почему же она не горит в другом сегменте - в сегменте "серьезных" технологических инноваций? Как ни парадоксально, но в основном потому, что таких проектов пока очень и очень мало. И чаще всего они выглядят как "поделки", которыми тяжело вселить веру в инвесторов. В нашей стране отличный бэкграунд в виде технического образования, немало блестящих умов, но между разработчиками и предпринимателями, умеющими делать не только продукт, но и бизнес, лежит гигантская пропасть. Существующие учебные программы эту проблему не решают даже в самых продвинутых вузах. Я сам закончил один из них и своего научного руководителя до сих пор считаю человеком, который оказал огромное влияние на мою жизнь. Но ни он, ни другие не учили меня, как "сделать прорыв". Нет прорыва - нет инвестиций. Мало инвестиций - мало инноваций. Замкнутый круг. К тому же жизненный цикл отечественных фондов значительно короче, чем на Западе. Если там - 7-10, то в России обычно 5-7 лет. За это время в "серьезных" технологиях просто невозможно "обернуться", а вот в электронной коммерции можно.

С отсутствием качественных проектов связана и другая диспропорция - повышенный интерес инвесторов к поздним стадиям: денег в развитые бизнесы вкладывается гораздо больше. И это тоже закономерно. У инвесторов очень мощный прожектор, они отслеживают все, что есть на стартовых уровнях, но достойных для инвестирования объектов не видят. Или же видят, но понимают, что риски слишком высоки. А много ли вы встречали в России готовых к высоким рискам инвесторов?

Стремление к снижению рисков объясняет и интерес к "копипастам". Чем хороша проверенная бизнес-модель? Именно своей "проверенностью". То, что доказало свой успех на одних рынках, с большой вероятностью может быть успешным и на другом. Очень многие известные бренды (Facebook, Skype, Google и т. д.) тоже родились не на пустом месте, они взяли за основу опыт первопроходцев и внесли в него определенные улучшения. Именно качественный "тюнинг", а не оригинальное изобретение и стали тем самым "пятым элементом", который предопределил успех подобных компаний. Секрет кроется в том, что ни один прорыв не может быть совершен в чистом поле. Прорыв совершает тот, кто, будучи достаточно талантливым, сможет осознать ошибки предшественников и добавить нечто свое, что в конце концов и взрывает рынок. А такой проект инвестор точно не пропустит!

До сих пор во всем мире суперпрорывы были уделом больших корпораций, таких как Apple, IBM, Intel, GeneralElectric и многих других. Эти корпорации либо развивают R&D внутри, либо покупают внешние команды, тем самым придавая существенный стимул развитию инновационной активности и технологическому предпринимательству в своих странах. Много ли у нас в стране венчурных фондов, созданных большими российскими компаниями? Отечественные гиганты - потенциальные стратеги и инвесторы в развивающиеся технологии - не проявляют заметной активности в этом направлении. Почему - вопрос отдельной дискуссии.

Как восстановить баланс на венчурном рынке? Боюсь, что количество вкладываемых в те или иные проекты денег не спасет ситуацию. Это отчасти подтверждает отечественная статистика по выходам: сколько бы средств ни вкладывалось, до выхода пока доживают единицы. Деньги нужны, но не для того, чтобы вкладывать их в туманно перспективные проекты: нужно строить инфраструктуру. Но одними финансами здесь тоже не обойтись. Создание венчурной экосистемы, как и формирование предпринимательской культуры, не может быть быстрым процессом. Должно пройти время, вложено немало усилий со сторон всех участников рынка - инвесторов, государства, а также самих предпринимателей: они должны быть готовы учиться и работать в другой парадигме, вырастать из программистов и изобретателей в предпринимателей и бизнесменов. А для этого им нужно помогать, со стороны государства - развивать обучающие программы, строить инкубаторы, площадки, другие инфраструктурные объекты, со стороны инвесторов - усиливать поддержку предпринимательства не только за счет финансовых вложений, но и собственного опыта, экспертизы, связей, развивать практику синдицированных альянсов (больше инвесторов - больше полезного опыта), искать другие оптимальные для России венчурные модели. И набраться терпения: рано или поздно рынок сам найдет для себя идеальные пропорции. Другим путем его дисбаланс не преодолеть.

Экономика Бизнес
Добавьте RG.RU 
в избранные источники