Новости

11.07.2013 00:30
Рубрика: В мире

Не сезон

Почему Египет оказался на пороге гражданской войны?
В 5-й раз за последние 2 года оказавшись в столице Египта, я сразу из аэропорта поехал в отель "Рамзес Хилтон". Он расположен на набережной Нила рядом с площадью Тахрир, которая стала символом революций "арабской весны". 30-этажная башня стоит рядом с многоуровневой развязкой, за ней Каирский национальный музей с саркофагами фараонов и другими сокровищами, а за музеем - та самая площадь, где вот уже много месяцев подряд бушуют страсти. То есть за революцией можно наблюдать не вставая с кровати.

Правда, на ресепшен меня ждал сюрприз: предприимчивые менеджеры раскусили, какую выгоду можно извлекать сейчас из ситуации, и расценки на номера, окнами выходящие к Тахриру, подняли на треть. Но за такое зрелище можно и заплатить.

Корреспонденты ведущих мировых телекомпаний, снявшие номера в "Хилтоне", вечером 5 июля, наверное, были особенно довольны. Потому что прямо под их окнами на протяжении 3 часов шло настоящее сражение между юными сторонниками свергнутого президента Мурси и такими же молодцами из лагеря оппозиции. Прямая трансляция с балконов отеля привела мир в шок. 3 часа яростной бойни, с применением огнестрельного оружия, пиротехники, бутылок с "коктейлем Молотова", камней и палок. Убитые, раненые. Горящие автомашины. Ручьи крови. И никакого присутствия военных или полицейских.

Я в тот вечер, выйдя из отеля, чтобы проводить до метро знакомого египтянина, случайно оказался между двух огней. Сверху по эстакаде с выстрелами и воинственными криками бежали исламисты, а сзади держали оборону защитники Тахрира. Сначала обрадовался: сейчас такие кадры сделаю! Но быстро стало ясно, что эти озверевшие ребята не примут во внимание ни мой журналистский статус, ни иностранное происхождение - разорвут на куски. Тут еще и батарея в фотоаппарате подсела - теперь я думаю, возможно, это меня и спасло. Все дальнейшее я наблюдал с балкона на 23-м этаже, причем без всякой уверенности в том, что наш отель со всеми его постояльцами сумеет дожить до утра.

Страшная была битва. С афганских времен такого не видел.

* * *

Что же происходит сейчас в Египте? Отчего эти доброжелательные люди - а я бывал в "стране фараонов" много раз и давно убежден в мирном характере египтян - теперь идут стенка на стенку?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо вернуться на полтора года назад, когда в ходе революции "25 января" восставшие горожане разгромили множество полицейских участков, сожгли офис правящей партии и в итоге вынудили Мубарака добровольно сложить президентские полномочия. Чуть позже президента, его сыновей и ряд приближенных лиц поместили за решетку, а власть на переходный период перешла к Высшему совету вооруженных сил во главе с маршалом Тантауи.

Под шумок из тюрем были освобождены все заключенные, считавшиеся "жертвами режима", в т.ч. руководители радикальных исламских организаций, до этого находившихся под запретом. И почти сразу этот выпущенный из бутылки "джинн" продемонстрировал свою волшебную силу. Так, в ходе парламентских выборов исламисты ("Братья-мусульмане" и салафиты) сообща набрали больше 70%, повергнув в состояние паники и уныния светское население страны.

Причем если сначала, легализовавшись, исламисты уверяли, что им достаточно будет получить свое в парламенте, а в президентских выборах они участвовать не будут, то потом они вошли во вкус и выставили сразу нескольких претендентов. И опять сорвали банк, выдвиженец от "братьев" Мурси с незначительным преимуществом одержал победу над светским кандидатом Шафиком. Это теперь либералы посыпают головы пеплом: ну как мы могли против Мурси выставить бывшего соратника свергнутого Мубарака, это был явно проигрышный ход.

Приняв в конце июня 2012 года присягу, первый в истории Египта гражданский президент с энтузиазмом принялся за дело. Для начала он уволил начальника генштаба, опустил на землю небожителей из Высшего военного совета, а престарелого маршала Тантауи и вовсе вынудил эмигрировать. Затем приступил к формированию своей команды, отдав предпочтение соратникам-исламистам. Потом взялся за конституцию, проект которой, вынесенный в декабре на референдум, вызвал ярые протесты со стороны демократов, увидевших в нем дальнейшее наступление на светские ценности. Но и здесь исламистов ждала удача: референдум закончился их полной победой.

Таким образом, государство, которое 5 тысяч лет жило по светским законам, в ходе демократической революции получило исламский режим и отныне было обречено существовать по законам шариата.

Однако Египет - это вам не какая-нибудь отсталая страна, здесь есть гражданское общество, есть его институты, а система судопроизводства гораздо совершеннее российской. И когда Верховный суд, придравшись к процедурным просчетам в ходе выборов, признал исламский парламент нелегитимным, Мурси ничего не смог поделать. И это был первый звонок.

Следующая волна недовольства его действиями была связана с кадровыми назначениями, когда губернаторами становились выходцы из движения "Братья-мусульмане", не имевшие никакого управленческого опыта, а некоторые, более того, замешанные когда-то в террористической деятельности. Мурси здесь не был оригинальным, стараясь окружить себя исключительно "своими" людьми. А еще он последовательно вел дело к тому, чтобы наделить себя полномочиями если не диктатора, то очень крутого президента.

Хотя, надо сказать, внешне этот человек вовсе не похож на людоеда: интеллигентная бородка, очки в роговой оправе, европейский костюм. Выходец из технократов, он не сажал в тюрьмы оппонентов, не закрывал демократические газеты, много ездил по миру, приглашая инвесторов вкладываться в египетскую экономику и обещая следовать принципам демократии.

И все равно очень скоро президента стали называть "новым фараоном".

Все это происходило на фоне продолжающихся проблем в экономике, сверхдефицитного бюджета, отсутствия инвестиций, роста безработицы и резкого снижения доходов рядовых граждан. Ясно, что не Мурси был виноват в этом, а та долгая смута, которая охватила Египет, но теперь гнев народа все чаще обращался в сторону президента. Да и его оппоненты все время подбрасывали дрова в костер.

* * *

Кончилось это очередной волной массовых протестов, которые совпали с годовщиной президентства Мурси. На сцене появилась новая революционная организация "Тамарруд", предъявившая главе государства ультиматум: уходи, иначе не сносить тебе головы. И снова жгли офисы правящей партии - теперь это была основанная "братьями" Партия свободы и справедливости. И военные, наконец, тоже вышли из тени и тоже предъявили Мурси свой ультиматум, срок которого истекал вечером 3 июля. В этот вечер министр обороны, кстати, год назад назначенный президентом как верный ему человек, объявил, что Мурси больше не глава государства, действие конституции приостановлено, а руководить страной временно будет глава Конституционного суда Мансур.

Случилось то, что должно было случиться. Военные, оставаясь за кулисами и зорко приглядывая за происходящим, поняли, что только их вмешательство может спасти страну от дальнейшего сползания к хаосу. Армия в Египте - самая закрытая часть общества, гораздо более закрытая, чем те же "братья", и, конечно, более могущественная. Военные контролируют треть экономики, исправно получают миллиарды долларов американской помощи, они всегда вели свою игру, о чем бы ни шла речь - о политике в отношении Израиля, помощи палестинцам, исламизации общества или развитии туризма.

И опять возликовала площадь Тахрир: "фараон" свергнут, наступила новая жизнь! 2 дня не утихали в центре Каира праздничные гулянья, в небе парадным строем проходили эскадрильи боевых самолетов, а ночную тьму разрывали огни фейерверков.

Но скоро выяснилось: рано радовались. Потому что другая часть населения - а это почти половина всех египтян - вовсе не испытывала восторга от случившегося, а, наоборот, с гневом вышла на улицы, чтобы отстоять законно избранного президента. И как всегда бывает в таких случаях, наряду с мирными демонстрантами нашлись экстремисты, которые 5 июля пошли штурмовать Тахрир, а утром 8 июля обстреляли одну из резиденций гвардии, где, по слухам, содержится Мурси. Охранявшие объект солдаты открыли ответный огонь, после чего список жертв "арабской весны" пополнился тремя десятками новых имен.

Что же дальше? Скорее всего, противостояние продолжится и может привести к полномасштабной гражданской войне.

Если же кратко суммировать все случившееся, можно сказать так: образованное и продвинутое меньшинство не захотело жить под властью маргинального большинства. Разумеется, это вопреки нормам и правилам демократии, но зато согласуется с логикой исторического развития. Не может же мир катиться в обратную сторону - к средневековому мракобесию.

В мире Африка Египет Спецкомандировка с Владимиром Снегиревым Ситуация в Египте
Добавьте RG.RU 
в избранные источники