Новости

12.07.2013 00:05
Рубрика: Культура

Перчатка Ленского

В Большом театре сегодня балет "Евгений Онегин"
В знаменитом спектакле Джона Крэнко на музыку Петра Чайковского "Онегин" нет ни одной музыкальной цитаты из всеми любимой оперы.

В балете использованы фортепианные произведения композитора, фрагменты из "Черевичек", "Франчески да Римини", "Ромео и Джульетты"... В течение нескольких десятилетий "Онегин" ставился в Корее и Японии, Париже и Лондоне, Риме и Торонто... Наконец, постановку "Онегина" сделали в Большом. Для самих артистов - это сложная и абсолютно новая работа. Об этом мы побеседовали с премьером Большого театра Артемом Овчаренко, исполняющим в спектакле роль Ленского.

Почему, на ваш взгляд, через столько лет "Онегин" не сходит с мировых сцен?

Артем Овчаренко: Поразительно, что хореограф Джон Крэнко, родившийся в Южной Африке, получивший образование в Англии и ставивший свои балеты в Германии, решил взяться за пушкинский сюжет и использовать музыку Чайковского. Ведь это такая русская история - "Евгений Онегин"! Но Крэнко настолько проникся русской душой, так пронзительно передал все монологи, все образы! Я думаю, именно благодаря глубокому проникновению хореографа в национальный характер "Онегин" по-прежнему актуален. Балет был поставлен в 1965 году, и, к удивлению, мы, русские, будем танцевать его только сейчас, практически через 50 лет...

А почему вы - Ленский, а не Онегин?

Артем Овчаренко: Изначально в этой постановке предполагалось, что я буду танцевать и Онегина, и Ленского. Однако партия Ленского мне ближе. Я не чувствую себя Онегиным. Возможно, необходимо время, определенный жизненный опыт. А пока я, как и мой герой, верю в любовь, в светлое начало. Я - не циничный человек, как Онегин, и мне чуждо состояние, когда все "бесит". А именно таков этот образ у Крэнко.

Крэнко - великий повествователь в танце. Что вас больше всего поражает в его хореографии?

Артем Овчаренко: У Крэнко все замечательно, но особенно мне нравятся дуэты: непростые, логичные, красивые. Я очень люблю монолог Ленского во втором акте перед дуэлью с Онегиным: здесь много вращений, красивых арабесков, наполненных пушкинской печалью и раздумьями о том, что же ты делаешь, что творишь?! У тебя, выражаясь молодежным языком, "крышу сносит", захлестывают эмоции. Я ради одного этого монолога готов танцевать весь спектакль.

Как можно представить "энциклопедию русской жизни" без пушкинского слова, без "музыки" пушкинского стиха? Читаете ли вы про себя великий роман, когда танцуете?

Артем Овчаренко: Не зная романа Пушкина, нельзя понять эти образы. Когда я готовлю подобные партии, я много читаю, интересуюсь историей, перепиской. Много литературы пришлось проработать для подготовки партии Курбского в "Иване Грозном". Но также, как Юрий Григорович делает трактовку, не преследующую целью воссоздать какие-то исторические события, также и Крэнко создает адаптацию художественного первоисточника. Либретто не буквально следует сюжету "Евгения Онегина", хотя сцены спектакля и основаны на определенных эпизодах из романа. Цель Крэнко - передать пушкинские идеи, национальный дух и колорит в форме хореографической квинтэссенции. В партии Ленского есть такой критический момент - это дуэль. И я задаю себе вопрос, как бы я поступил, сложись подобная ситуация в моей жизни? Часами думаю над тем, что могло бы так меня "зацепить", чтобы я достал перчатку и ударил по лицу Онегина?

А как решена сцена дуэли в "Онегине"?

Артем Овчаренко: Онегин идет за пистолетом. И тут надо мастерски передать хореографию: когда Онегин уходит, Ольга совершает неосознанное движение в его сторону и в этот же момент как бы случайно сталкивается поцелуем с Ленским. Этот момент как рефлекс! Он проходит, и я понимаю - это было "нет", отталкиваю Ольгу и вижу Татьяну, которая стоит, смотрит на меня. Я беру ее руку, извиняюсь и иду за пистолетом. Онегин стреляет. Это секунды на сцене, но как переданы чувства!..

В январе 2013 года вам присвоен высший балетный ранг - премьер. Это вершина покорена, а что дальше?

Артем Овчаренко: Не сказал бы, что я стремился стать премьером Большого театра, я просто делал свою работу. Я даже не могу назвать свое дело работой, настолько люблю все это! В балете мне все интересно, хотя порой бывает сложно и даже тяжело. Быть первым нужно для себя, для своей совести - сегодня ты сделал лучше, чем вчера. Мне близко высказывание Михаила Барышникова: "Я не стремлюсь танцевать лучше других, я хочу танцевать лучше самого себя"...

Ваш предыдущий педагог Николай Цискаридзе также был предан балетному искусству...

Артем Овчаренко: Я понимаю, каков этот мир. Иногда он жестокий, иногда очень циничный, я стараюсь не замечать этого и оптимистически относиться ко всему, что меня окружает. Рано или поздно мы все заканчиваем танцевать, но я сейчас не хочу об этом думать. Я знаю, как уходили из этого театра, как покидали эту сцену Лиепа, Васильев, Плисецкая. Это были всегда непростые уходы. Какой будет моя история - не знаю. Сейчас у меня в голове партия Ленского. Мне есть, чему всецело отдаваться.

Культура Театр Музыкальный театр Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники