Новости

15.07.2013 00:51
Рубрика: Власть

Ясно, с переменной облачностью

Владимир Плигин определил погоду в Думе
Думские старожилы называют закончившуюся весеннюю сессию Госдумы одной из самых сложных с тех пор, как здесь появилось устойчивое парламентское большинство. Но наш разговор с председателем Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Владимиром Плигиным - не только о сложностях законотворчества в современных условиях.

Владимир Николаевич, в эту сессию в Думе родилось немало по-настоящему новаторских идей. Например, чтение лекций, посвященных 20-летию Конституции РФ. Или решение готовить ежегодные доклады о развитии российского законодательства. Отчего вдруг возникла такая потребность оглянуться, оценить, что натворили?

Владимир Плигин: Сразу хочу сообщить, что подготовка отчета о развитии российского законодательства - в этой работе задействован и наш комитет - уже началась. И смотреть мы будем не только федеральное, но и региональное законодательство. Зачем? Думаю, в результате этой, несомненно крайне значимой работы мы сможем получить представление о той законодательной базе, на которой живет Российская Федерация. И выявить "узкие места", а, возможно, и поставить вопрос о необходимости изменения отдельных законов или прекращении их действия.

Извините за наивный вопрос: А что такое вообще - российское законодательство?

Владимир Плигин: Формально - это более 4800 федеральных законов, которые в настоящее время присутствуют в нашем правовом поле. Плюс огромный массив законов субъектов Федерации. Однако дело ведь не в количестве. Базовых законов не так много, кстати. Кодексы, и еще, может быть, триста таких фундаментальных вещей. Все остальное шло в развитие этого законодательства. Вот почему так важно понять, каким оно было принято нами в самом начале. Затем посмотреть, каким образом развивалось, какие поправки вносились в базовые законы. И обозначить тенденции - куда пошло развитие. Это очень любопытно - посмотреть институт, который появился на новом этапе российской государственности. Обнаруживается, например, что в ряде законодательных актов заложен абсолютный идеализм, вполне естественный, на мой взгляд, - время было такое, очень хотелось продемонстрировать демократические перемены и в законодательстве. И потому появлялась красивая и, условно говоря, очень демократичная, но не работающая норма, которая не учитывала реальную ситуацию, например, необходимость борьбы с терроризмом. Хотелось, чтобы норма права была крайне позитивной. А ее санкция - мягкой, предназначенной лишь для того, чтобы слегка пожурить гражданина: "Маленький ты мой, так больше не делай!" Мне бы, возможно, тоже хотелось, чтобы норма была такой благостной. Но когда растет число людей, которых, извините за выражение, "мордой об асфальт" прикладывают, и уличных разбойников, уличных хулиганов становится больше, общество требует другого - максимальной санкции наказания за подобные деяния. И мы пытаемся найти баланс, нащупать, понять его и реализовать.

В самом конце сессии мы рассмотрели во втором чтении поправки в КоАП, касающиеся административной ответственности за нарушение законодательства об ограничении табакокурения. Уверяю, что, принимая эти нормы, мы вовсе не хотели выглядеть очень жесткими, но весь мир идет по этому пути, защищая людей, которые не курят. Мы тоже вынуждены считаться с этим общественным запросом. Я вижу, как часть моих курящих коллег, которые вряд ли смогут отказаться от этой вредной привычки, наступают, можно сказать, "на горло собственной песне", - но ведь пишут эту норму. Не потому что кто-то их просит о максимальной жесткости наказания. Они просто чувствуют ответственность за здоровье нации.

Но, кстати, почему этот законопроект о наказании задержался, отстал от базового закона. Запреты установлены, а ответственности за их нарушение нет.

Владимир Плигин: Законопроект не задержался. Обычно такого рода тексты оцениваются и рассматриваются долго. А этот прошел уже второе чтение в Госдуме. И определены сроки, когда он вступит в силу - это 1 октября 2013 года. То есть идет нормальная законодательная работа.

А зачем Госдуме потребовался новый закон, регулирующий ее деятельность, - о Федеральном Собрании,- подготовкой которого занялись депутаты. Инициаторы идеи считают, что Дума повзрослела и выросла из своего нынешнего законодательного платья? Поэтому пора кроить другое?

Владимир Плигин: Напоминаю, что речь идет не только о Думе. Речь идет о Федеральном Собрании, о российском парламенте, который должен занимать свое реальное место в рамках разделения властей. Действительно, современный парламент, двадцатилетие которого мы в этом году отмечаем, взрослеет вместе с обществом. И "взрослеет" понимание его роли в обществе. Если вы заметили, на это постоянно обращает внимание президент. И встречи с депутатами, которые регулярно происходят в органах исполнительной власти, это подтверждают. Идут партийные консультации. И правительство РФ, хотя и с определенными издержками, можно назвать партийным, потому что премьер является лидером партии "Единая Россия". То есть нарабатываются новые механизмы в отношениях органов власти. И эти механизмы требуют соответствующего законодательного оформления. В весеннюю сессию был принят закон о парламентском контроле. Парламент получил весьма значимые новые дополнительные функции. И это тоже несомненно должно быть отражено в законе о Федеральном Собрании. Как и те процессы, которые происходят в обществе - совершенствование политической системы, формирование многопартийности. В рамках федерального конституционного закона о парламенте нужно определить его место и роль и показать участникам избирательных кампаний то, за что они борются.

Вероятно, это будет свод каких-то уже действующих норм?

Владимир Плигин: Я не думаю, что стоит задача свести в специальном тексте нормы, "выдирая" их из действующих законов. Вряд ли стоит это делать. У будущего закона о Федеральном Собрании есть самостоятельная предметность. Накопился целый ряд вопросов, которые предлагалось разрешать отдельными правовыми актами. Например, вопросы, связанные с порядком принятия федеральных конституционных законов и федеральных законов, вопросы, которые касаются статуса членов Совфеда и Госдумы во взаимоотношениях с государственными органами РФ. Требует законодательного регулирования процедура прекращения депутатских полномочий и введение в парламентскую практику электронной демократии.

Я сейчас не могу сказать, каким будет этот закон, потому что рабочая группа только начала над этим возможным текстом трудиться. Но думаю, что мы успеем к началу осенней сессии подготовить некий проект, который затем обсудим с более широким кругом специалистов и предложим Государственной Думе.

Но, возможно, есть и иные мотивы, объясняющие, почему потребовался закон о парламенте: рейтинг Думы в обществе, как показывают соцопросы, падает. И обиженной Думе требуется подпорка в виде нового закона?

Владимир Плигин: Каждый из нас в какой-то момент чувствует себя либо удовлетворенным, либо неудовлетворенным. И в течение жизни и даже одного дня эти настроения меняются. Нам постоянно кажется, что нас чем-то "недокармливают" или проявляют по отношению к нам несправедливость. И было бы странно защищаться от этого законом. Что же касается думских "обид", то здесь все понятно - парламент становится более открытым. И это делает его более доступным и одновременно более уязвимым для критики. Как вы заметили, прошедшая сессия была бурной - с точки зрения общественных оценок, взаимно проявляющихся "обид" (вновь возвращаемся к этому термину). Тем не менее, несмотря на сложности, уровень стабильности в России - экономической стабильности, политической - и предсказуемости значительно выше, чем во многих и многих странах. Недавно разговаривал по этому поводу с одним из ученых. Он крупный социолог, психиатр, доктор наук. И он описал состояние, в котором мы находимся, в виде такой картинки: "присутствие облаков, но с очень большими периодами "ясно".

Вы говорили о романтиках-идеалистах, которые были в первом созыве современной Думы. А сейчас идеалисты еще не вывелись?

Владимир Плигин: Все больше моих коллег переходят на либерально-консервативные позиции, которую отличает взвешенность. Это не дуализм. Это здравый смысл. Признание необходимости защиты частной собственности, многопартийности. Но одновременно сохранение традиционных вещей, неприятие излишней расслабленности. Люди в публичной дискуссии могут с жаром отстаивать левую систему взглядов или, наоборот, правую систему взглядов. А когда с ними начинаешь предметно работать, то, поверьте, практически все становятся либерально-консервативными политиками.

Это удобная позиция?

Владимир Плигин: Это не удобная позиция. Это позиция, отражающая здравый взгляд на тенденции развития российской государственности.

Как вы считаете, в этой сессии оппозиция получила больше возможности проводить свои законопроекты. Или все остается на прежнем уровне?

Владимир Плигин: Мне кажется, что нынешний стиль нашей работы позволяет очень предметно доносить, в том числе и депутатам оппозиции, свою точку зрения до общества. Дума стала более открытой и для участников политического процесса, которые не представлены в парламенте своими фракциями. При спикере палаты действует Совет непарламентских партий. Чтобы там о нас ни писали в Интернете, и ни показывали соцопросы - кстати, во всех странах рейтинг парламентов невысок, - Дума делает качественную работу в очень сложных условиях.

Но, по-моему, в эту сессию в самых сложных условиях был ваш комитет. Представить только, через какие рифы пришлось проводить законопроект о ужесточении наказания за нарушение правил дорожного движения...

Владимир Плигин: Это действительно так. И свидетельствует об интересе субъектов законодательных инициатив к вопросам государственного строительства, конституционного права, вопросам усиления административной ответственности, формирования судебной системы, миграционного законодательства.

Кстати, о миграционном законодательстве. Если в прошлые годы, в прошлые сессии оно становилось все гуманнее, то сейчас происходит закручивание гаек.

Владимир Плигин: Процесс очень непростой. Законодательство в области гражданства, миграционной политики должно отвечать на те вызовы, которые есть. Например, мы же не можем допустить формирование внутри страны анклавов, которые не управляются государством, как это имеет место в целом ряде стран. Поэтому законодательство, оставаясь гуманным, уважающим любого человека, который законно прибывает на территорию РФ, ставит более жесткие вопросы ответственности в том случае, когда мы имеем дело с преступлениями, административными правонарушениями, участием в наркотрафике. Мы также пресекаем и действия российских юрлиц или граждан, нарушающие права мигрантов. Но и самим мигрантам выдвигаем новые требования - знание языка, знание российской истории. Мы обязаны принимать такие решения, беспокоясь об интересах нашей страны. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы люди, которые приехали гостями на территорию РФ, злоупотребляли данными им правами и нашим гостеприимством. И это тоже запрос общества.

В этой сессии у вас осталось одно, так сказать, "незавершенное строительство" - законопроект о выборах депутатов Госдумы. Что с ним?

Владимир Плигин: Все участники политического процесса - парламентские партии, непарламентские партии проявляли крайнюю заинтересованность в работе над этим законопроектом. Но все пришли к выводу, что нужно сначала посмотреть осеннюю выборную кампанию и после этого, в октябре, вернуться к обсуждению текста законопроекта. Спешить некуда, выборы Госдумы состоятся в 2016 году.

Не станем делать прогнозы. Но все же, что останется от законопроекта первого чтения, а что из него может уйти?

Владимир Плигин: Я думаю, что базовый принцип - формирование Госдумы по смешанному принципу - останется. Что касается других каких-то аспектов, мы над ними будем работать.

Власть Работа власти Госуправление Законодательная власть Госдума Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники